Accessibility links

Задержание, признание и, возможно, скорое объявление об окончательном раскрытии убийства Бориса Немцова прямого отношения к самому убийству иметь и не должны. Таков жанр. По другим законам жанра все-таки на свои места встает.

Жанр – постмодернизм. Причем на заданную тему.

Заказному убийству – заказное расследование, и здесь как раз ничего нового. Ассортимент версий – как информационно-политическая картина дня. С самим расследованием – как с рекламой: никто не верит, но на подкорке все, что надо, остается. И это открывает перед расследователями особые возможности. Прежде всего, на зависть любому сыщику, отсутствие всякой ответственности за результат. Никто не ждет конкретных мотивов, потому что никто все равно не поверит. Полная импровизация.

Российский постмодернизм – такая же диковинка, как того же розлива капитализм. Наш постмодернизм – не источник вдохновения и дальнейших исканий. Наоборот, это обреченный финал любых размышлений, это тупик, и потому безвыходен и не искрометен. Выстрел – ничто, эхо – все. Конспирология первого уровня: убийца так и планировал. Ничего конкретного, только широкий отзвук и глобальность версий. Сакральная жертва. Или кровавый режим. Или «Лайф ньюс» с его абортами и ревностью.

Конспирология второго уровня: вся эта глобальная конструкция для того и придумана, чтобы спрятать в ней ту самую изначальную конкретность. До которой никто не докопается просто потому, что не станет копать, а если докопается, никто не поверит.

И вот – апофеоз, уровень номер три. Чеченцы. Кадыров. Обсуждать смехотворность версии – все равно, что смеяться хоть над Марковым, хоть над Маркиным. Немцов плохо говорил об исламе. Тут же находятся романтики-идеалисты, всерьез обсуждающие разнообразие врагов ислама, с которым имел дело убийца, почему-то выбравший именно Немцова. Кто-то так же всерьез цитирует Немцова, к исламу вполне уважительного. С точки зрения жанра это даже хорошо. Пусть некоторые даже крутят пальцем у виска – важен не результат, а обсуждение. Да, насчет «Шарли Эбдо» Следственный комитет почти угадал. Оказалось круче: «Шарли Эбдо» – но наш, собственный. С собственными мстителями. А что?

И все ясно и где-то даже довольно стройно. Да, убили чеченцы, ничего удивительного. Вышло драматично: убили по уважительной причине, так что персонаж из убийцы выходит неоднозначный. Как в Париже. В тамошнем сюжете наш человек стрельбу если не одобрил, то понял и в итоге поддержал, а этого достаточно. А поскольку до конца он в это все равно не поверит, то конспирология третьего уровня обретает в этом месте понятную конкретность: удар нанесен по Кадырову. Любой взлет, особенно вертикальный, достигает своего потолка, и осталось дождаться, когда будет озвучена пронзительная догадка: может быть, это и есть тот самый конкретный мотив и ради этого все на Москворецком мосту и затевалось?

Реальность-то все равно уже мертва.

При этом все манипуляции с чеченцами, может быть, вполне содержательны. Может быть, эти люди и в самом деле работали исполнителями убийства. Кто-то же ими работал, почему не они, тем более, с таким профессиональным опытом? В нашей истории это, впрочем, уже совершенно неважно, но – могли. Им даже могли пообещать, что камеры отвернутся, и киевская девушка все забудет, и никаких случайных правоохранителей на мосту не окажется.

А они взяли и оказались. И вдруг об этом вспомнили. И обнаружились те, кто их об этом спросил. Слили, в общем, батальон «Север» и других полезных людей. Которые, возможно, и в самом деле трудились в фирме, оказывающей деликатные услуги. Причем, слили на таком уровне, что теперь вся страна должна понять, у кого появляются вопросы к гендиректору этой фирмы.

Этого достаточно, чтобы интрига удалась. Правдоподобие – ничто, сигналы и утечки – все. Но если кто не верит в исламский след, то имеет право, ибо сказано: убийца хотел дестабилизировать обстановку. А к освоению этого ресурса следствие, кажется, еще не приступало.

Все правильно и в логике жанра – логично. Следствие, от которого никто вообще ничего не ждал, явило чудо, в которое никто не поверит, но на подкорке останется. С ответом на вопрос, на который ответа не ждали, все ясно, и теперь гораздо важнее другое: орден Почета – это византийство или опять спецсигнал, и если он, то кому? История убийства все равно давно закончилась, история расследования – сюжет отдельный и совершенно о другом. Что-то подсказывает, что Кадырову его главным героем быть осталось недолго. И если даже кто-то скажет, что следствие закончено, – забудьте. Такое следствие, как показывает богатая практика, всегда можно с успехом и размахом возобновить.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG