Accessibility links

В последние несколько месяцев в Абхазии развернулась нешуточная полемика вокруг грузинского населения Гальского района – что с ними делать, куда девать, изгонять или не изгонять, достаточно ли они следуют принципу «тише воды, ниже травы» т.д. В общем, ничего такого особенного, если бы не появилась новая идея о том, что гальские грузины на самом деле бывшие абхазы и их надо возвращать в лоно родной нации.

Недавно господствующей была тенденция объявления гальцев не грузинами, а мегрелами – сопровождалось это все пылкими речами о необходимости возродить мегрельскую идентичность, попираемую звероподобными тбилисскими князьями, о статусе мегрельского языка и т.д. Нет чтобы проблему абхазского языка решить, – но некогда... О мегрельском душа болит.

Что ж, теперь появилась новая тенденция – «вернуть их к абхазским корням». По идее, деликатность ситуации должна быть очевидна невооруженным глазом: о возвращении к корням рассуждают абхазы с фамилиями типа Гургулия или Гамисония...

Впрочем, Абхазия – это своя, отдельная цивилизация. Свой, отдельный мир, где Солнце вращается вокруг Земли, а кольца Нептуна больше, чем кольца Сатурна. Этот мир живет по своим законам. Главный принцип – знаем не то, что есть на самом деле, а то, что нас устраивает.

Общеизвестно, что значительная часть сегодняшних абхазов – это вчерашние грузины, о чем ярко говорят их фамилии. К примеру, большинство очамчирцев – это Бжания, Джинджолия, Гварамия и т.д. Несмотря на это, абхазы категорически отрицают какую-либо связь с ненавистным им грузинством – они даже придумали версию, что на самом деле эти фамилии не грузинские, а грузинизированные. У меня был сосед, активист «Айдгылары» по фамилии Мархолия. Грузин он ненавидел сверх всякой меры настолько, что не общался с грузинскими соседями. Неловкость с фамилией он исправил – теперь он называется Марыхуба...

Но, тем не менее, массового изменения фамилий нет. Спрашивается почему? К примеру, когда евреи уезжали из Европы, в Израиле они возвращали себе традиционные фамилии: к примеру, Давид Иесеф Грин стал Давидом Бен-Гурионом, а Моше Китайгородский – Моше Даяном. Эти фамилии не взяты с потолка – они их просто вернули, восстановив историческую справедливость.

Почему бы абхазам не скинуть с себя груз ненавистных фамилий, заканчивающихся на «ия»? Кто их заставляет до сих пор откликаться на фамилии, принадлежащие оккупантам? Правда же в том, что никаких других фамилий у них нет и никогда не было. Не существует никакого Марыхуба. Есть Мархолия, и ничего с этим не поделаешь. Это стремление стереть собственную историю приводит к таким перлам, как Герзмаа (ГерзмаВа), Карчаа (КарчаВа), Бигваа (БигваВа) и т.д. Вот так все просто: удалить предательскую букву «в», оказавшуюся в ненужное время в ненужном месте, и все в порядке – о корнях можно благополучно забыть.

Помимо всего прочего, любой уроженец Абхазии может привести десятки примеров из своей жизни. Мой двоюродный дядя – первый абхазский режиссер Вячеслав Аблотия – сын двоюродного брата моего родного деда. Единственный абхаз из нашего рода. Так сложилось, что из троих братьев двое были грузинами, а один – абхазом. Причем дядя мой был из идейных: со своей грузинской родней почти не общался, а видел я его только раз в жизни – минут пять.

Правда же в том, что он всегда был Аблотия. Именно так. А не Аблотба или Аблот-ипа, или еще какая-нибудь дребедень, которую они там себе навыдумывали. И примеров таких – великое множество, особенно в Очамчирском районе. У меня там были родственники Бжания, половина – грузины, половина – абхазы...

Не буду отрицать: есть и оборотная сторона медали. Значительная часть гальских грузин действительно в прошлом были абхазами – Кецбая, Бутбая, Тарбая, Лакербая, Зухбая и т.д. Я даже знаю человека по фамилии Ардзинбая – и такое встречается.

Не сочтите меня националистом, никогда им не был, и терпеть не могу это явление. Но все вышесказанное я написал с единственной целью – показать, насколько бессмысленно копаться в национальных корнях в Абхазии, искать, кто был первый, а кто был второй. Нынешнее этническое состояние этого региона – результат соседства грузинского мира с черкесским, и на сегодняшний день крайне сложно точно определить, где заканчивался первый и начинался второй.

И потом, что значит: «Кто был первый?» С какого периода считаем? Абхазы считают века так с XIV-XV, грузины – со времен античности. И еще – кого кем считаем? Кто был первым на этой земле – грузин Ардзинбая или абхаз Церетели?

Сама постановка вопроса выглядит совершенно бессмысленной, и ответ – также. Получается какое-то кривое зеркало, в котором абхаз Лагвилава требует от грузина Тарбая снова стать абхазом. А мой знакомый Ардзинбая кроет последними словами Владислава Ардзинба...

Есть лишь одна небольшая разница: экс-абхазы, которых я знаю великое множество, вполне в курсе относительно своих корней и на сегодняшний день, будучи абсолютными грузинами, не пытаются играть в игры типа «Бутбая – на самом деле не Бутба, а Бутиашвили».

Словом, мой совет абхазским «братьям»: не стоит ступать на эту зыбкую почву – еще неизвестно, кто провалится в болото первым.

Впрочем, там, где кольца Нептуна больше колец Сатурна, об этом можно не думать...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG