Accessibility links

«Литература и искусство – Абхазия». В сборник под таким названием вошли произведения представителей различных поколений и сфер искусства, объединенных одним местом рождения – Абхазией. Сборник был выпущен в рамках проекта «20 лет спустя», осуществляемого правительством Абхазии в изгнании.

Набросок на голубой обложке легко узнаваем – это сухумский пейзаж. Сам сборник достаточно внушителен, в нем несколько сот страниц рассказов, рецензий, стихов, репродукций картин. Ираклий Мизрахи – один из тех, кто родился в Абхазии и чьи работы попали на страницы книги. В ответ на вопрос, когда он начал рисовать, Ираклий смеется – теперь уже и не вспомнить, вероятно, так и родился с кистью в руках. Впрочем, в разные периоды жизни автор прибегал к различным техникам самовыражения: были графика, живопись, сейчас, говорит Ираклий, у него период увлечения скульптурой. Правда, из-за дороговизны материалов он выполняет работы в своеобразной манере, которую лучше было бы назвать инсталляцией. Он вывязывает их нитками, а затем покрывает гипсом. Как говорится, голь на выдумки хитра. Сейчас его новые абстрактные фигуры находятся в процессе разработки: протягивая, как пауки, свои нити, они крепятся ими на стенах и потолке небольшой комнатушки, в которой Ираклий с семьей живет с тех пор, как пришлось прокинуть Абхазию из-за войны. Неровен час, его масштабные работы просто выселят скульптора и членов его семьи из квартиры, которая и так уже больше напоминает домашнюю галерею искусств.

«Из-за отсутствия материалов мне приходится постоянно экспериментировать. Представьте только: я вяжу скульптуру – это ведь просто смешно! Как человеку необходим воздух, так художнику нужно пространство. Мы после переезда в Тбилиси живем в общежитии – площадь очень маленькая, а я умудрился ее использовать еще и в качестве мастерской. Некоторые друзья не могут понять, как мне самому остается место в квартире! А я говорю, что хожу между скульптур бочком – другого выхода у меня нет», – говорит Ираклий и снова смеется.

Писательница Тея Топурия, как и Ираклий, признается, что заработать, занимаясь любимым делом в Грузии, крайне сложно. Искусство не кормит, поэтому оба они вынуждены параллельно заниматься и другими видами деятельности. Тея говорит, что в сборник вошли несколько последних стихов, написанных ею. По ее словам, Абхазия, как и люди, которые окружали ее там в юности, повлияли на ее творчество. И хотя она говорит, что не пишет конкретно об Абхазии, тем не менее эта земля и связанное с ней детство писательницы являются для нее своего рода источником вдохновения.

«Иногда меня спрашивают, откуда появляются мои персонажи и определенные ситуации? Так вот, многое взято мной из воспоминаний об Абхазии. Там присутствовала некоторая мистика, сказочность. Взять хотя бы природу, светлые, яркие цвета, которыми она наполнена. Люди спокойные, и в то же время эмоциональные, наделенные определенными странностями, часто суеверные. Например, мои соседи были уверены, что если отчетливо слышен звук проезжающего поезда, значит, быть хорошей погоде. Так и мои персонажи часто говорят нечто странное», – рассказывает писательница.

По ее словам, благодаря этому сборнику она открыла для себя много интересных личностей. Некоторые из них, говорит составитель-редактор сборника Нато Корсантия, занимаются искусством и литературой на любительском уровне. Однако не так важен уровень их подготовки, как сам факт того, что они, несмотря на пережитые невзгоды, продолжают искать способы самовыражения.

XS
SM
MD
LG