Accessibility links

Почему дороже, чем на севере


На фоне снижения покупательной способности населения меняется отношение людей к земле. Обработка приусадебного участка или клочка земли в деревне все чаще становится для южных осетин самым простым и эффективным способом поддержать семью во время кризиса

На фоне снижения покупательной способности населения меняется отношение людей к земле. Обработка приусадебного участка или клочка земли в деревне все чаще становится для южных осетин самым простым и эффективным способом поддержать семью во время кризиса

Югоосетинские предприниматели не согласны с упреками властей в неоправданном повышении цен на продукты питания и лекарственные препараты.

На прошлой неделе министр экономического развития Южной Осетии Вильям Дзагоев встретился с местными предпринимателями в сфере торговли. Министр выразил обеспокоенность неоправданным, по его мнению, ростом цен на лекарственные препараты и основные продукты питания. По словам Дзагоева, в республике были отмечены случаи, когда цены на продукты превышали североосетинские на 35-40%, что нельзя объяснить никакими накладными расходами. Чиновник призвал предпринимателей по возможности «не сильно накручивать цены на продукты, чтобы они не отличались разительно от цен в Северной Осетии».

По наблюдениям предпринимателя из Цхинвала Сармата Габарати, о каком-то резком скачке цен в сравнении с Северной Осетией говорить не приходится. Возможно, кто-то и перемудрил, выставив товар на 30-40% дороже, чем на севере, но это единичные случаи:

«Ну, повысишь резко цену, и сколько ты ее продержишь? Для многих в республике превышение цены на 30-40% над владикавказскими – это повод поехать на север и запастись там продуктами на неделю вперед. Подобные маркетинговые решения чреваты еще и тем, что ты просто потеряешь свою нишу на рынке и ее займут умеренные конкуренты, то есть рынок сам выравнивает ситуацию».

По мнению председателя Союза предпринимателей Южной Осетии Марии Дзигоевой, повышение цен в республике произошло за счет российских оптовиков. Что касается местных предпринимателей, то их маржа практически осталась без изменений. Пожалуй, единственная позиция, ценообразование которой отличается от прочих импортируемых товаров, – это лекарственные препараты, говорит Мария Дзигоева:

«Напрямую дистрибьюторам запрещено заключать договора за пределами Российской Федерации. Поэтому нашим аптекам приходится использовать владикавказских посредников. Но и они накручивают не больше пяти-семи процентов».

По наблюдениям Сармата Габарати, на фоне снижения покупательной способности населения меняется отношение людей к земле. Обработка приусадебного участка или клочка земли в деревне все чаще становится для южных осетин самым простым и эффективным способом поддержать семью во время кризиса. Пока трудно судить о том, носит ли это массовый характер, но то, что отношение к земле меняется, нельзя не заметить, говорит Сармат Габарати:

«Сегодня в банке стал свидетелем разговора охранника и его знакомого. Он рассказывал, что уже обработал свой участок земли, перечислил культуры, которые посадил. То есть парень имеет работу, но при этом не чурается обрабатывать участок земли в городе или в деревне и рассчитывает получить урожай».

Мария Дзигоева называет еще одну причину, по которой люди все чаще предпочитают выращивать свое, чем покупать продукты на рынке:

«Люди уже не доверяют качеству ввозимых продуктов, поэтому детям стараются поменьше покупать привозных продуктов, а подавать им овощи и фрукты, выращенные своими руками, чтобы точно знать, чем они кормят своих детей».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG