Accessibility links

Грузинскому избирателю вновь предстоят поиски?


Провал внеочередного парламентского заседания вызвал в грузинском обществе новые острые дискуссии о политических перспективах «Грузинской мечты», шансах оппозиции на возвращение к власти, о появлении новой, третьей политической силы

Провал внеочередного парламентского заседания вызвал в грузинском обществе новые острые дискуссии о политических перспективах «Грузинской мечты», шансах оппозиции на возвращение к власти, о появлении новой, третьей политической силы

Сегодня внеочередное парламентское заседание, созванное президентом Грузии для обсуждения экономического кризиса в стране, не состоялось. Результат был ожидаемым, поскольку парламентское большинство «Грузинской мечты» днями ранее отказалось в нем участвовать. Тем не менее провал внеочередного парламентского заседания вызвал в грузинском обществе новые острые дискуссии о политических перспективах «Грузинской мечты», шансах оппозиции на возвращение к власти, о появлении новой, третьей политической силы.

Единственным депутатом «Грузинской мечты», который сегодня появился в парламентском здании в Кутаиси, был Звиад Дзидзигури. Не потому, что поддержал решение президента Грузии и желание оппозиционных коллег на внеочередном заседании обсудить ситуацию вокруг девальвации лари. Дзидзигури пришел «по принуждению». Как вице-спикеру, ему поручили провести необходимые процедуры. Сам же он, как и все другие представители парламентского большинства, заявил, что не хотел «участвовать в этом политическом шоу».

Провал внеочередного заседания парламента из-за отсутствия кворума «Свободные демократы» назвали очередным доказательством проявления неуважения власти к обществу, но дали понять, что из-за этого не стоит ожидать того, что они встанут рядом с «националами». Бывшая партия власти в свою очередь в таком поведении «Грузинской мечты» увидела позитив – это побудит большее количество людей прийти на анонсированную ими акцию протеста 21 марта. На ней они намерены потребовать «отставку недееспособного правительства».

Оптимизм «Нацдвижения» считает необоснованным политолог Ираклий Цкитишвили:

«Да, число недовольных действиями правительства растет, но это не означает, что они пополнят ряды сторонников «Нацдвижения». У «Грузинской мечты», несмотря на серьезные проблемы, остаются силы сохранить свои позиции. Так что задача «Нацдвижения» – вынудить правительство подать в отставку, невыполнима».

Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что ни у одной оппозиционной политической силы нет того ресурса, который заставит избирателя поверить в нее. А отношение власти к государственным институтам способствует не только усилению нигилизма в обществе, но и создает проблемы в целом для государственности, говорит конституционалист Вахтанг Дзабирадзе:

«Происходит девальвация власти в целом. Не только института президента, парламента, а всех институтов, и это плохо».

Парламентский секретарь грузинского филиала Transparency International Лика Саджая считает, что грузинский парламентаризм и демократия в очередной раз получили сильный удар:

«Это, наверное, одна из самых острых проблем в истории независимости Грузии. Мы никак не смогли избрать такой парламент, который бы контролировал правительство. Получается всегда наоборот. Вообще-то, парламент – это место для политических дебатов, и если хотите, назовите это шоу. Так что аргументы большинства абсолютно неприемлемы. В парламенте сидят избранники народа, там мнение каждого депутата должно быть выслушано. Нам должны были дать возможность посмотреть это шоу, и мы бы решили на следующих выборах, хотим ли мы это шоу или хотим другое».

Из-за разочарования в действующих властях и все еще большой неприязни к бывшей партии власти создается огромная ниша для появления третьей, абсолютно новой политической силы, отмечает политолог Хатуна Лагазидзе. Однако, как и прежде, такой силы пока нет на горизонте.

Лагазидзе считает, что это обстоятельство позволит основателю «Грузинской мечты» Бидзине Иванишвили не «возвращаться в политику в случае кризисной ситуации», как он сам это обещал.

«Бидзину Иванишвили очень устраивает его нынешний статус-кво. Нелады между различными ветвями власти, политический хаос – все это лишь усугубляет и подчеркивает сверхзначимость его фигуры. В его интересы не входит появление третьей политической силы, так что зачем ему возвращаться в политику или способствовать появлению новой конфигурации?» – задается вопросом Хатуна Лагазидзе. И сама отвечает: в этой ситуации то, что усиливает власть Бидзины Иванишвили, ослабляет государственность.

XS
SM
MD
LG