Accessibility links

Переформатирование политического поля Армении


Президент Армении собирается провести реформы, в результате которых республика из президентской превратится в парламентскую

Президент Армении собирается провести реформы, в результате которых республика из президентской превратится в парламентскую

ПРАГА---На этой неделе Серж Саргсян собрал семь оппозиционных партий, чтобы провести с ними переговоры по поводу предстоящих изменений в Конституции. Президент Армении собирается провести реформы, в результате которых республика из президентской превратится в парламентскую. О причинах такого шага мы поговорили с политологом, экспертом армянского Центра политических и международных исследований Рубеном Меграбяном.

Катерина Прокофьева: Почему, по вашему мнению, именно сейчас дан старт процессу по изменениям Конституции? Насколько я помню, разговоры о том, что Армения может перейти на новый политический лад, начались еще три года назад.

Рубен Меграбян: Когда псевдооппозиция после одноходовки со стороны властей просто была сметена, фактически политическое поле в Армении оказалось зачищено. Власть, как и правящая партия, осталась наедине с собой. Это затишье очень опасное, и есть необходимость переформатирования политического поля. С этой целью сегодня Серж Саргсян пытается выстроить новую систему. Почему сейчас? Мы видим, что вся эта постсоветская система сейчас уже перестала работать. Армения не является страной с запасами углеводородов, и здесь нужны совершенно другие подходы, отличные от того, что может еще определенное время работать в России, Азербайджане, Казахстане, но не в Армении, потому что режим в Армении в этом плане не является самодостаточным. Я вижу, что фактически во власти понимание всего этого есть, и власть идет таким путем.

Есть еще один немаловажный вопрос: учитывая степень ассиметричной зависимости от России, известно, что экономическая и политическая ситуация в Армении во многом зависит от того, что происходит в России. Мы видим, что положение там аховое. Армении нужно внутреннее переформатирование, чтобы создать себе возможность еще и для выправления ситуации, для диверсификации своей внешней политики. Инициатива таких конституционных изменений является очень удобным полем для открытия политических торгов в этом отношении. Это вторая причина.

Третья причина состоит в том, что, переформатируя все и вся, партия власти надеется, что к очередному избирательному циклу (2017 и 2018 годы) власть в определенной мере может создать себе условия для воспроизводства. Есть еще и четвертая причина: в условиях фактического отсутствия институционализированной оппозиции в Армении сейчас просто критически высокий уровень оппозиционных настроений. Это взрывоопасная ситуация, которая может спровоцировать вмешательство внешних сил во внутреннюю обстановку, поэтому инициатива по переформатированию политического поля, изменению формы правления еще направлена на то, чтобы снизить возможности внутренних конфликтов.

Катерина Прокофьева: Вот вы говорите «взрывоопасная ситуация», но на самом деле можно ли считать, что оставшиеся оппозиционные партии, которые Саргсян собрал для консультаций, обладают какой-то реальной политической поддержкой, могут ли они соперничать с правящей партией?

Рубен Меграбян: Говорить о высоком рейтинге всех партий как в отдельности, так и вместе взятых, конечно, не приходится. Вообще, сегодня все политическое поле Армении оторвано от реальных потребностей граждан и реальных государственных интересов. Сегодняшнее политическое поле в Армении представляет собой некую вещь в себе.

Катерина Прокофьева: Оппозиция сейчас много говорит о том, что на самом деле республика не будет переведена на парламентские рельсы в демократическом плане и что все это делается из конъюнктурных соображений власти; о том, что Саргсян, не имея возможности продлить свой президентский срок, после переизбрания в 2013-м решил таким образом продлить свое пребывание у руля, и неважно, станет ли он премьером или будет управлять страной из партийного офиса. Как вы относитесь к этой мысли, какие у вас прогнозы?

Рубен Меграбян: Есть много оснований считать именно так, и это будет так до тех пор, пока не будет доказано обратное, потому что слова словами, мы эти слова слышали очень давно и на протяжении всех последних лет, и мы видели, что эти слова обычно заканчиваются либо бездействием, либо действиями имитационного характера. На мой взгляд, такое мнение на данный момент является превалирующим в армянском обществе. Проблему я вижу не в том, что написано в армянской Конституции и нужно это написанное менять, а в том, что то, что написано, не выполняется, причем игнорируется на протяжении всех последних лет.

Катерина Прокофьева: То есть вопрос конституционной реформы не является первоочередным в сегодняшней Армении...

Рубен Меграбян: Да, не является. Хотя я считаю, что, затевая этот процесс, есть возможность внести определенные изменения в данный порочный порядок вещей, но изменит власть или нет, – это зависит также и от общества.

XS
SM
MD
LG