Accessibility links

Конкуренция за учеников


В поселке Ленингор в двух самых крупных школах – грузинской и русской – в общей сложности, по официальным данным, обучается около восьмидесяти учеников, но, по уверениям местных жителей, эта статистика завышена почти вдвое

В поселке Ленингор в двух самых крупных школах – грузинской и русской – в общей сложности, по официальным данным, обучается около восьмидесяти учеников, но, по уверениям местных жителей, эта статистика завышена почти вдвое

Жители Ленингорского района республики Южная Осетия говорят о готовящемся сокращении трех из шести грузинских школ.

Ленингорский район еще до перехода под юрисдикцию Цхинвала делили на две условных зоны – грузинскую и осетинскую по территориям компактного проживания осетин и грузин. Сегодня в осетинской зоне действуют четыре русские школы, в грузинской – одна русская и шесть грузинских. По уверениям ленингорских учителей, три грузинские школы будут сокращены в ближайшее время из-за нехватки учеников, решение об этом якобы уже принято.

«Известно, что закроют школы в селениях Балаани и Коринта, и еще одну должны закрыть или в Икоти, или в Верхней Боле. Учеников там почти нет. Удивительно, как до сих пор республика содержала школы, где нет учащихся. Сейчас начали капитальный ремонт детского дома, расположенного в поселке Ленингор. Там тоже воспитанников в четыре раза меньше, чем сотрудников. Говорят, там организуют школу-интернат, куда переведут детей из закрытых школ», – рассказывает гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили.

Тамара говорит, что по установленным в районе правилам, чтобы школа функционировала, нужно как минимум одиннадцать учеников, но на деле есть школы, где учатся по три-четыре ребенка, в то время как штат учителей в них рассчитан на полный курс обучения и нормальную преподавательскую нагрузку.

В поселке Ленингор в двух самых крупных школах – грузинской и русской – в общей сложности, по официальным данным, обучается около восьмидесяти учеников, но, по уверениям местных жителей, эта статистика завышена почти вдвое. Всего на так называемую грузинскую зону приходится 183 учителя (или работника образования) на 153 официальных ученика. Тамара говорит, что между школами развернулась настоящая конкуренция за учеников:

«Из-за дефицита детей родители ставят условие школе или детсаду, что определят к ним своих детей лишь в том случае, если эти заведения дадут им работу. Быть может, поэтому и качество образования в районах, мягко говоря, оставляет желать лучшего: часть преподавательского состава – это вчерашние домохозяйки. Честно говоря, я не вижу смысла в открытии школы-интерната в поселке Ленигор – родители переведут детей из закрытых школ туда, где им дадут работу».

Впервые вопрос о сокращении школ в грузинской зоне возник года полтора назад. Тогда же кто-то из районного отдела образования даже организовал сбор средств с учителей, чтобы подкупить чиновников из Министерства образования. Об этой «инициативе снизу» узнал в ту пору глава района Джемал Джигкаев. Получился грандиозный скандал, по его требованию деньги вернули учителям. Тогда каким-то чудом сокращения удалось избежать, но, как оказалось, ненадолго.

Кстати, в ленингорские школы частенько переводятся старшеклассники из поселка беженцев в Церовани. В отличие от Грузии, где нужно учиться двенадцать лет, в Южной Осетии – всего одиннадцать. В Грузии нужно сдавать изнурительные выпускные экзамены по каждому предмету, а в Южной Осетии всего три госэкзамена. Кроме того, выпускники из Абхазии и Южной Осетии имеют целый ряд льгот при поступлении в грузинские вузы как жители оккупированных территорией.

Тамара говорит, что решение властей закрыть пустые школы понятно, логично, правильно. И все же жалко их, продолжает она, была надежда, что люди вернутся в свои дома, а опустевшие школы наполнятся детьми. Теперь сокращение – как некое признание того, что уже никто не вернется:

«Нехорошо, когда что-то закрывается, потому что открыть потом всегда сложно. Но если посмотреть, какая складывается жизнь в районе, становится очевидно, что просто нет смысла содержать эти школы – все меньше людей хотят здесь остаться».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG