Accessibility links

Вынужденный альянс


Три из четырех парламентских партий не поддержали парламентское большинство при вынесении вотума недоверия главе МИД. Такая вынужденная солидарность продиктована не заботой о министре, а страхом усиления позиций спикера парламента

Три из четырех парламентских партий не поддержали парламентское большинство при вынесении вотума недоверия главе МИД. Такая вынужденная солидарность продиктована не заботой о министре, а страхом усиления позиций спикера парламента

После выражения парламентом недоверия министру иностранных дел Давиду Санакоеву в Южной Осетии вновь заговорили о противостоянии законодательной и исполнительной ветвей власти. Лидер большинства Анатолий Бибилов это отрицает, а югоосетинские эксперты указывают, что налицо политическая борьба оппонентов, по-разному представляющих будущее республики.

Три из четырех парламентских партий – «Единство народа», «Народная партия» и «Ныхас» – не поддержали парламентское большинство при вынесении вотума недоверия министру иностранных дел республики на прошлой неделе. По мнению моих источников, такая вынужденная солидарность продиктована не заботой о Давиде Санакоеве, а страхом усиления позиций Анатолия Бибилова. Все больше экспертов полагают, что спикер парламента будет баллотироваться в президенты. Потому противостояние лидеру «Единой Осетии» объединило как сторонников экс-лидера оппозиции Аллы Джиоевой, так и их давних оппонентов, которых условно можно назвать «людьми экс-президента Эдуарда Кокойты». В Цхинвале такой вынужденный альянс никого не удивляет. Не секрет, что на президентских выборах 2011 года сторонники Кокойты – «народники» – также предпочли проголосовать за Аллу Джиоеву, а не Анатолия Бибилова.

Некоторые из югоосетинских экспертов уже успели призвать правозащитников вмешаться в ситуацию и защитить права опального министра иностранных дел, которые якобы грубо нарушаются. Впрочем, Давиду Санакоеву тут же припомнили равнодушие к судьбе арестованной в годы правления Кокойты Фатимы Маргиевой, его бездеятельность на посту уполномоченного по правам человека, когда он не решился вступиться за арестованных оппозиционеров. «Вы еще Санакоева диссидентом назовите, чтобы он на очередных Женевских дискуссиях политубежище попросил», – рассмеялся в телефонном разговоре со мной один из югоосетинских политиков.

Между тем спикер парламента Анатолий Бибилов не видит конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти:

«Глубинных противоречий с президентом, которые некоторые связывают с нашим решением по министру Санакоеву… я бы не говорил этого. Но мы всегда говорили, что никаких действий, направленных на конфликт с исполнительной властью, мы не будем предпринимать. Вместе с тем мы будем отстаивать позиции нашей партии и права парламента, и в этом плане могут быть и разговоры, и мнения могут не совпадать между нашими ветвями власти. Решение, принятое «Единой Осетией», окончательно и изменению не подлежит. То, что на сессии парламента представитель президента озвучил мнение президента, не говорит о каком-то противостоянии. Ну, озвучил и озвучил».

По словам Бибилова, по закону президент может не подписать указ об отставке министра, и «если мы получим ответ, что не подписывает, в течение двух месяцев снова вынесем вотум недоверия».

Спикер парламента напоминает, что президент Леонид Тибилов выступает за максимальную интеграцию с Российской Федерацией и воссоединение осетин в составе России: «Президент много раз говорил об этом, и мне ясна позиция президента по этому вопросу». Эксперты при этом отмечают, что Леонид Тибилов считает, что пока не время для такого шага, и готов ждать.

«Единая Осетия» между тем победила на парламентских выборах с лозунгом о вхождении Южной Осетии в состав России без всяких оговорок и условностей.

«Те шаги, которые мы предпринимаем, они абсолютно четкие, недвусмысленные, никаких отклонений нет от нашего курса, о котором мы заявили и который поддержал народ Южной Осетии. И чем дальше будут шаги в сторону дальнейшей интеграции с РФ, тем чаще мы будем наблюдать движение против этого курса. Пока противников вхождения с состав РФ меньше слышно, потому что они знают, что народ за вхождение в состав России. Чем сильнее этот процесс будет развиваться, от безысходности эти силы начнут говорить о том, что народ против. Поэтому мы, определив приоритеты партии, фактически определили приоритеты развития народа. Мы исполнители этого курса. Что касается министра иностранных дел, его действий или противодействий, то он заявил, что он против вхождения в состав РФ, что он против максимальной интеграции. Он это заявил, и получается, что внешнеполитический курс, который определяет президент и который должен проводить министр иностранных дел, то есть Санакоев, во-первых, этого не будет делать, потому что у него другие принципы. Во-вторых, он будет это делать, но не так, как нужно. Потому что как министр он против своих человеческих принципов не может пойти. На своем месте он работает исключительно через силу, он не хочет, но его заставляют… Как-то так», – говорит Анатолий Бибилов.

Югоосетинский политолог Коста Дзугаев утверждает, что речь идет не о политическом преследовании министра иностранных дел Давида Санакоева, а о политической борьбе оппонентов:

«Ни о каком политическом преследовании и сведении счетов речи нет. Это обычная политическая борьба в легальных, законных, общественно допустимых формах политической борьбы, которая, к счастью, у нас сложились все-таки в республике. Это политическая борьба сторонников двух разных концепций, ни о каком политическом преследовании речи нет».

По словам Дзугаева, политические позиции Бибилова и Санакоева диаметрально противоположны и это было ясно с начала подготовки к парламентским выборам:

«Если анализировать ситуацию еще раньше, то это проявилось уже во время образования партии «Единая Осетия», когда вслед за этим была создана партия «Новая Осетия». Вопрос стоял в формах и сроках политического противостояния двух фигур нашего югоосетинского политического процесса. Работа над договором резко активизировала и стимулировала эти отношения. И мы помним, какими жесткими заявлениями обменивались стороны в дискуссиях по договору. Особенно это касается обнародования проекта договора Давидом Санакоевым. Это произошло во время рабочего обсуждения на площадке пресс-центра Госкомитета информации и печати. После этого стало ясно, что борьба вступила в открытую политическую фазу и что без последствий такое действие вряд ли останется. Сегодняшняя политическая активность парламента является закономерным продолжением той линии, которая была обозначена вокруг обсуждения договора. Парламент не остановится на полпути, и процедура импичмента министру будет доведена до конца».

По словам одного из моих югоосетинских источников, в Цхинвале царит нездоровая политическая атмосфера, нетерпимость к противоположному мнению, а местечковые интересы превалируют над национальными.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG