Accessibility links

– Вы следите за громкими судебными процессами о нападениях на милиционера Аслана Цамбова и премьер-министра Беслана Бутба? Считаете ли вы, что суд сможет наказать виновных?

Леонид Ардзинба: Если есть нормальный суд, то они должны быть наказаны. А как же еще? Если есть законы. Иначе все начнут так, узнают же многие невоспитанные люди, что можно такие методы применять. Так что они должны получить за то, что они сделали, наказание.

Женщина: Не знаю, думаю, что будут наказаны, надеюсь.

– Вы следите за этими процессами?

Женщина: Не пристально, но так, краем глаза.

– Что вы думаете?

Женщина: Конечно, это очень некрасиво. Беслан Бутба – известная личность. Очень некрасиво это и для меня, и для Абхазии, для республики. Обязательно, я считаю, что будут наказы.

Владимир Шамба: Нет, к сожалению, не следил я.

– Как вы думаете, суд сможет наказать виновных?

Владимир Шамба: Я думаю, что сможет в соответствии с тем, как у нас это принято. Я не думаю, что будут какие-то драконовские меры приняты. Что-то смогут сделать, конечно.

Женщина: Вы знаете, я слежу, конечно, от того, что я буду говорить, мало что изменится. Мне кажется, что не будет никто наказан.

– Почему?

Женщина: Мне так кажется. Не хочу глубже вникать в это.

Мужчина: Не хочу об этом ничего говорить.

– Вы следите за этими процессами?

Мужчина: Я не слежу. Закон вообще должны соблюдать, я так думаю. Если незаслуженно кого-то избили, они должны отвечать за свои поступки. Я так думаю.

Темыр Курбанов: У нас вообще дела в последнее время мало доводились до какого-то логического завершения. Очень бы хотелось, чтобы начатые дела завершались каким-то итогом. Чтобы это было последней инстанцией. Чтобы не ходить за правдой куда-то, куда не знаю, на какие-то небеса, по всем инстанциям. Хочется надеяться и верить в то, что мы сможем выстроить нормальную систему, в том числе и судебную. И не только судебную, но и исполнительную и законодательную. И в унисон, наверное, двигаться вперед всем вместе.

Мужчина: Я думаю, что нет.

– Почему?

Мужчина: Не могу точно сказать, но, вообще-то, нет, наверное. Но это просто так нельзя оставить. Правильно? Все-таки какой-то порядок должен быть.

Темур, гражданин Республики Абхазия: Нет, абсолютно неинтересно, это для Абхазии не такое уж, знаете, значение имеет в плане политики или в продвижении экономики, нет, абсолютно. Я слежу: вот недавно сняли Бутба, значит, президент Рауль Хаджимба что-то меняет, хочет, чтобы люди работали. Чтобы премьер-министр был еще более эффективным, наверное, меняет на другого. Вот это интереснее, кого назначат и как он будет работать.

– То, что людей избивали, – это неинтересно?

Темур: Это плохо, очень плохо. Этим должны заниматься правоохранительные органы, прокуратура, суд. Это, конечно, плохо, я осуждаю, нельзя избивать человека, ни за что – тем более.

– Как вы думаете, виновные понесут наказание?

Темур: Должны, конечно, обязательно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG