Accessibility links

Отказ британского правительства одобрить покупку нефтегазовых месторождений в Северном море фондом LetterOne – дочерней компанией холдинга Alfa Group, возглавляемого российским олигархом Михаилом Фридманом, вызвал в Великобритании дискуссию о влиянии российского капитала на британскую политику и о необходимости ограничения российского присутствия в стране.

Спор между главой холдинга Аlfa Group Михаилом Фридманом и британским министерством энергетики, заблокировавшим сделку по покупке российским миллиардером 12 нефтегазовых месторождений в Северном море, принадлежащих немецкой компании RWE Dea, вызвал озабоченность как в лондонском Сити, так и среди работающих в Британии российских бизнесменов. Официальный отказ Лондона санкционировать сделку объемом в пять миллиардов евро был вызван опасением, что при дальнейшем ужесточении западных санкций против России под них может попасть Фридман, что нанесет ущерб добыче нефти и газа в Северном море и в конечном итоге скажется на британской экономике.

За Фридмана вступился орган британских деловых кругов газета Financial Times, заявившая, что российский олигарх не принадлежит к друзьям Владимира Путина и всегда стремился держаться подальше от политики. Фридман пригрозил судебным иском. Предполагаемая нефтегазовая сделка обсуждалась на самом высоком уровне – в Совете национальной безопасности под председательством премьер-министра Дэвида Кэмерона. В результате британское правительство предоставило Фридману неделю на обоснование своего права на покупку нефтегазового месторождения, что воспринимается в деловых кругах как смягчение позиции правительства. Однако, по последним сообщениям, бизнесмен решил не рисковать и подыскивает покупателей для месторождений, оказавшихся для него недоступными.

Одна из нефтяных платформ в Северном море

Одна из нефтяных платформ в Северном море

Многие комментаторы отмечают, что случай с Фридманом – показатель ужесточения британской политики в отношении проникновения российского капитала в британскую экономику и на финансовый рынок. По мнению аналитиков, это подрывает налаженные российско-британские экономические связи и скажется не только на работающих в Британии российских бизнесменах, но и на британских инвесторах в российскую экономику.

Развернувшаяся в прессе дискуссия о влиянии российского капитала на экономику и политику Соединенного Королевства выявила удручающую картину огромного притока в Британию "серых", нередко не зафиксированных статистикой, капиталов из России, значительная часть которых попросту отмывалась в стране. Масла в огонь подлило исследование аналитиков Deutsche Bank, подсчитавших, что менее чем за десять лет в Великобританию было переправлено около ста миллиардов фунтов стерлингов, причем основная доля этих денег пришла из российских источников. Исследователи выявили "корреляцию между незафиксированным притоком денег в Великобританию и оттоком капитала из России. Логично предположить, что значительная доля этого феномена приходится на незаконную деятельность". Отмечается, что с момента введения западных санкций против России темп притока капиталов из этой страны ускорился и составляет почти 1 млрд фунтов в месяц.

Живущий и работающий в Великобритании бывший вице-президент российской нефтяной компании ЮКОС Александр Темерко отмечает в интервью Радио Свобода, что лишь немногие проживающие в Соединенном Королевстве российские предприниматели пытаются заниматься бизнесом. Сейчас Александр Темерко возглавляет британскую компанию OGN Group, производящую нефтегазовое оборудование, в частности буровые платформы для Северного моря:

– Проживающие в Великобритании ведущие российские предприниматели ведут свой бизнес в этой стране. Однако это не сопоставимо с размахом их бизнеса в России. Здесь совершено иная бизнес-среда и другая бизнес-культура. Если в России я работал в компании ЮКОС, насчитывавшей более ста тысяч человек, и она считалась крупной компанией, то компания, которой я здесь руковожу, насчитывает пять тысяч человек, и она также считается крупной и одним из основных работодателей на севере Англии. В России и Великобритании разная шкала оценок. Немногие из живущих здесь российских бизнесменов ведут какую-то форму деловой активности.

Британская политика транспарентна, здесь почти тысячелетняя демократическая традиция, и российский стиль влияния на политику здесь невозможен в принципе

– Оказывают ли влияние на британскую экономику обосновавшиеся в Британии состоятельные россияне?

– Совершенно незначительное. Они оказывают гораздо большее влияние как потребители, чем как создатели крупных корпораций или холдингов.

– А на британскую политику они оказывают влияние?

– Никакого. Это невозможно. Британская политика транспарентна, здесь почти тысячелетняя демократическая традиция, и российский стиль влияния на политику здесь невозможен в принципе. Российский и британский политические стили абсолютно различны: здесь демократия, там авторитаризм, здесь транспарентность, а там коррупция. Поэтому тот, кто привык работать и был эффективен в российской политической системе, здесь не может быть ни эффективным, ни полезным.

– Существует ли в Британии российское бизнес-лобби?

– Не существует. Каждый российский предприниматель старается лоббировать здесь собственные интересы и устраиваться самостоятельно.

– Вы – член правящей Консервативной партии и один из ее спонсоров. Насколько широко живущие в Британии российские бизнесмены используют практику финансовой поддержки британских партий и каких именно?

– Для того чтобы стать донором партии, нужно, во-первых, быть гражданином страны и, во-вторых, являться зарегистрированным избирателем. Это значит, что весь деловой интерес бизнесмена находится в Великобритании. Многие, даже став гражданами страны, не спешат по налоговым причинам (а это очень серьезные причины) регистрироваться в качестве избирателей. Поэтому, не будучи избирателем, ты не можешь поддерживать ту или иную партию. Крупные бизнесмены на такой шаг, как правило, не идут. Так что говорить о влиянии российского бизнеса на британский политический истеблишмент невозможно.

– Сопоставим ли российсский капитал в Британии с китайским или арабским?

– Нет, конечно. Китайцы участвуют в реальном британском бизнесе, они становятся дольщиками английских компаний, открывают собственный крупный бизнес. Китайское влияние в английском бизнесе огромно, а российское ничтожно.

Роман Абрамович, самый известный россиянин, обосновавшийся в Лондоне, с футболистами принадлежащего ему клуба "Челси"

Роман Абрамович, самый известный россиянин, обосновавшийся в Лондоне, с футболистами принадлежащего ему клуба "Челси"

– А арабский бизнес?

– Он более или менее сопоставим с российским, но главным образом потому, что арабы, как и русские, тратят здесь деньги. Кроме того, они пытаются открывать здесь небольшие компании, – говорит бывший вице-президент ЮКОСа, ныне британский предприниматель Александр Темерко.

Согласно статистике иммиграционного ведомства британского МВД, после введения санкций против России значительно вырос наплыв в Великобританию членов семей состоятельных российских бизнесменов. При этом практически все они при получении визы пользуются льготным вариантом, открывающим быструю возможность получения вида на жительство и гражданства. Эти так называемые "инвестиционные визы" требуют покупки государственных облигаций или инвестирования в зарегистрированную в Британии компанию как минимум двух миллионов фунтов. В 2014 году число таких выданных россиянам виз выросло на 69 процентов по сравнению с 2013 годом. Новоиспеченные российские мигранты могут значительно ускорить процесс получения вида на жительство и гражданства, если инвестируют в британскую экономику пять и более миллионов фунтов. В этом случае постоянный вид на жительство выдается не через пять лет, а через три, а еще через год разрешается получение гражданства. Российский миллионер может скостить еще два года ожидания, если инвестирует десять миллионов. Согласно статистике, 50 процентов перебирающиеся в Британию российских бизнесменов и их семьи выбирают вариант в пять миллионов.

Характерно, что бизнесмены и финансисты российского происхождения занимают второе место после англичан в качестве спонсоров правящей Консервативной партии. К примеру, на прошлогоднем ежегодном благотворительном обеде спонсоров партии тори с участием премьер-министра и министров кабинета, только билет на который стоил 12 тысяч фунтов, присутствовали, кроме Александра Темерко, экс-глава Банка Москвы Андрей Бородин с супругой (они сидели за одним столом с мэром Лондона Борисом Джонсоном), спарринг-партнер Владимира Путина по дзюдо и депутат Госдумы Василий Шестаков, его коллега Александр Кузнецов, миллиардер Андрей Клямко, глава финансовой службы компании New Century Алекс Некрасов.

Британское правительство озабочено проблемами, возникшими у него в связи с проникновением в страну российских денег

О роли российского капитала в экономике Британии в интервью Радио Свобода рассуждает политический аналитик, редактор журнала Economist Эдвард Лукас.

– Британское правительство озабочено проблемами, возникшими у него в связи с проникновением в страну российских денег – особенно это касается таких компаний, как "Роснефть". Оно ощущает уязвимость в этом отношении. Что касается дела Михаила Фридмана, то первоначальная реакция правительства была ошибкой, и сейчас оно начинает понимать, что господин Фридман не является типичным российским олигархом; он не похож на Алекперова, на Дерипаску, на Потанина и других близких режиму российских магнатов. Он независим и нейтрален. Буду удивлен, если уже в ближайшее время отказ его компании инвестировать в нефнегазовые разработки в Северном море не будет пересмотрен.

– Можно ли сказать, что сейчас российскому бизнесу намного труднее вести дела в Британии, чем до принятия санкций против России?

– Все зависит от репутации. Если речь идет о непрозрачной, принадлежащей подозрительным собственникам компании, то у нее неизбежно возникнут трудности в Британии. Но если это будет во всех отношениях прозрачная, конкурентоспособная в своей отрасли фирма, то проблем не возникнет. У британского и американского правительств существует консенсус в отношении того, что острие экономических и финансовых санкций должно быть направлено против российского режима и не задевать интересы простых россиян. Экономические санкции – очень действенный инструмент. Чем прозрачнее ваш бизнес, тем меньше будет у вас проблем на британской земле.

Эдвард Лукас

Эдвард Лукас

– Есть ли в Британии российское лобби?

– Несомненно, российское лобби существует. Однако это не столько российское лобби, сколько лобби британских компаний, которые стремятся делать бизнес в России. В этом лобби немало влиятельных фигур – бывших политиков, банкиров, журналистов, людей, делающих бизнес в России и пытающихся свести свои убытки в связи с санкциями к минимуму. Но в этом лобби есть и живущие в Британии российские бизнесмены, считающие, что санкции якобы разрушают российскую экономику. Думаю, что это не так. Они прибегают к изощренной аргументации, которая меня не убеждает. Чем больше они опасаются ответной реакции Путина, тем больше обнажается их убеждение, что бизнес должен обладать приоритетом перед политикой.

– Существует ли реальное представление об объеме оттока российского капитала в Великобританию за последние 10–15 лет?

– Трудно сказать, поскольку в Британии практически нет российских капиталов, поступивших непосредственно из самой России. Это главным образом деньги, переведенные с Британских Виргинских островов, Кипра, Каймановых островов, княжества Лихтенштейн и других офшоров. Одна из серьезных проблем для нашей финансовой системы состоит в определении подлинного происхождения этих денег и стоящих за ними компаний или персональных бенефициаров. По моим самым приблизительным подсчетам, речь может идти о сотнях миллиардов фунтов, поступающих в Британию на регулярной основе. Это особенно сказывается на нашем рынке недвижимости, где русские, а также украинцы числятся среди покупателей сверхдорогой недвижимости. Я ничего не имею против оттока российских денег в Британию, меня беспокоят только трансакции чекистских, кремлевских денег, поступления активов криминального российского режима, поскольку эти деньги украдены у российского народа. Мы не должны этому способствовать.

– Скажется ли убийство Бориса Немцова на британской политике в отношении российских финансовых активов в Британии?

Западные финансовые учреждения сотрудничают с чекистским режимом и способствуют отмыванию украденных у российского народа денег

​– Смерть моего друга Бориса Немцова стала тревожным сигналом. Последний раз, когда я с ним встречался, он откровенно говорил о том, что западные финансовые учреждения сотрудничают с чекистским режимом и способствуют отмыванию украденных у российского народа денег. Немцов резко критиковал этот преступный альянс. Он хотел обратиться к швейцарским властям с предупреждением о преступном характере тайных вкладов российских чиновников. Многие финансовые учреждения разных стран, в частности, Латвии, Кипра, Австрии, а также Британии, получают прибыль, занимаясь отмыванием грязных российских денег. Это национальный позор. Я делаю все возможное, чтобы противодействовать этому.

– Насколько, на ваш взгляд, эффективны британские санкции против России?

– В действительности они плохо продуманы. Часть из них малоэффективна, другая – рассчитана на долгосрочную перспективу. Мне хотелось бы дальнейшего ужесточения визовых санкцй в отношении прокремлевских пропагандистов, политиков, бизнесменов, финансистов, официальных лиц. И не только против них, но и против их жен, детей и других родственников. Думаю, это возымело бы гораздо больший эффект. Возникает странный парадокс, когда семья прокремлевского политика, против которого введены персональные санкции, может свободно посещать Британию, заниматься здесь шопингом, устраивать детей в школы и университеты, покупать недвижимость. В этом видится явное противоречие, с которым мне хотелось бы покончить, – считает британский политический аналитик, редактор журнала Economist Эдвард Лукас.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG