Accessibility links

Его называли «осетинским Есениным»


Хаджи-Мурат Дзуццати и Наталья Тарасенкова во время учебы в Москве.
Фото: osetia.kvaisa.ru

Хаджи-Мурат Дзуццати и Наталья Тарасенкова во время учебы в Москве. Фото: osetia.kvaisa.ru

Классику осетинкой поэзии Хаджи-Мурату Дзуццаты 20 марта исполнилось бы 80 лет. В Югоосетинском научно-исследовательском институте имени З. Ванеева прошел вечер памяти известного осетинского поэта и общественного деятеля.

Хаджи-Мурат Дзуццаты родился 20 марта 1935 года в селе Корнис Знаурского района Южной Осетии. Закончив школу с золотой медалью, он в тот же год поступил в Литературный институт им. М. Горького. Его однокурсниками были Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Наталья Тарасенкова… В Москве талант горца проявился во всей полноте, и Хаджи-Мурат Дзуццаты стал знаковой фигурой среди поэтов-шестидесятников. В 1960 году у двадцатипятилетнего поэта вышел перевод первого сборника стихотворений «Ветер времени» на русском языке. Через четыре года была опубликована вторая книга – «Пляска дождя».

После окончания Литературного института в 1957 году Хаджи-Мурат вернулся в родную Южную Осетию. В 26 лет он стал членом Союза писателей СССР, позже возглавил главную газету республики – «Хурзӕрин». Дзуццаты активно включился в национально-освободительную борьбу южных осетин в конце 80-х начале 90-х годов прошлого века. Он последовательно выступал за выход Югоосетинской автономной области из состава ГССР.

Старший научный сотрудник отдела осетинской литературы НИИ им. Ванеева Ирина Бигулаева на вечере памяти вспоминала, что Дзуццаты глубоко переживал за все лишения осетинского народа. Редактор газеты «Хурзӕрин» часто обрушивался с критикой на руководство республики, чем вызывал гнев государственных мужей. В середине 90-х годов прошлого столетия он был вынужден покинуть Цхинвал и перебраться во Владикавказ.

«Во Владикавказе Хаджи жил в очень трудных условиях, практически за чертой бедности. Безденежье, постоянная нужда, часто болел в последнее время. Он мне даже как-то жаловался, что в его комнатушке стоял такой холод, что он спал в одежде. Вот так мы ценим своих гениев! И в таких условиях он великолепно творил. Руку помощи протянул поэту главный редактор литературного журнала «Мах дуг» Ахсар Кодзати. Последние пять лет жизни Дзуццаты работал в этом журнале», – рассказывает Ирина Бигулаева.

Особое место в творчестве поэта занимает поэзия военных лет. По словам сопредседателя Союза осетинских писателей Мелитона Казиты, «геноцид осетинского народа в 1920-х годах, Великая Отечественная война, а также война между Южной Осетией и Грузией 1990-х годов оставили глубокий след в творчестве Хаджи-Мурата Дзуццаты».

Преподаватель югоосетинского госуниверситета Фатима Маргиева – друг семьи Дзуццаты – отмечает, что Хаджи-Мурат еще и видный литературовед. Свои научно-исследовательские труды он писал на родном осетинском языке. По мнению Маргиевой, Дзуццаты особенно любим в Осетии из-за его принципиальной гражданской позиции.

«Творчество Дзуццаты отличает высокая гражданственность. Когда начались выступления грузин против осетинского языка и осетинского народа, когда было создано общественно-политическое движение «Адамон Ныхас», из осетинских поэтов и писателей только два человека – Хаджи-Мурат Дзуццаты и Владимир Икаев – единственные представители интеллигенции, которые встали рядом с народом с первых же дней. Надо сказать и о сыновьях Хаджи-Мурата, которые встали на защиту Осетии с самого начала вооруженного конфликта. Один из сыновей поэта – известный полевой командир в Южной Осетии. Любовь к родине и осетинскому народу в крови Хаджи-Мурата, и эти чувства широко отражены в его поэзии. Поэзия насквозь пронизана любовью к Осетии, стремлением к свободе, борьбой за независимость. Особенно это проявляется в творчестве поэта в годы борьбы Южной Осетии за свою независимость от Грузии в 80-90-е годы прошлого века. Такой высокой гражданственности я не встречала у других наших поэтов», – говорит Фатима Маргиева.

Осетинский писатель Сергей Хугаев и Хаджи-Мурат Дзуццаты познакомились в студенческие годы в Москве. Потерю лучшего друга Хугаев называет большой утратой для всей осетинской культуры:

«Хаджи-Мурат был исключительно талантливым человеком. Он родился в высокогорном селении Корнис Южной Осетии. Там окончил среднюю школу и оттуда поехал учиться в Литературный институт им. М. Горькова в Москву. Естественно, русский язык он знал плохо, но он блестяще овладел русской речью. И когда умер руководитель их творческого семинара знаменитый поэт Владимир Луговской, именно Хаджи-Мурату поручили выступить на траурном митинге от имени всего литературного института. И надо было видеть, с каким вниманием его слушали все те, кто пришел прощаться с Луговским. Хаджи-Мурат был талантлив во всем. Он внес новую струю в поэзию, новую форму. В народе говорят, что это «форма стиха Маяковского». Хаджи- Мурат внес эту форму в осетинскую поэзию и закрепил ее там. Он был талантлив и в исследовательской работе, внес огромный вклад в изучение творчества многих осетинских писателей. Он отлично знал теорию литературы».

Директор регионального отделения «Литературного фонда России» Тенгиз Догузов вспоминает, что во Владикавказе Хаджи-Мурат Дзуццаты жил на съемных квартирах. Несмотря на неустроенный быт, он много работал, печатался в литературном журнале «Мах дуг». Дзуццаты часто сравнивали с Есениным и даже называли «осетинским Есениным». Хаджи-Мурат Дзуццаты был настоящим осетином, продолжает Догузов: «Ацаг ирон лаг, хорз адаймаг». Он с грустью отмечает, что классик осетинской литературы, популярный в народе, не был обласкан властью. Дзуццаты, по сути, умер в изгнании во Владикавказе в возрасте 65 лет. Классика осетинской литературы похоронили на родине. «Осетинский Есенин» обрел покой на родовом кладбище в селении Корнис.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG