Accessibility links

Дело о взятке


Согласно обвинительному заключению Генпрокуратуры, подсудимые, работавшие оперативными уполномоченными отдела милиции города Пицунда, обвиняются в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки, сопряженном с вымогательством, у директора мебельного цеха

Согласно обвинительному заключению Генпрокуратуры, подсудимые, работавшие оперативными уполномоченными отдела милиции города Пицунда, обвиняются в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки, сопряженном с вымогательством, у директора мебельного цеха

Сегодня в Верховном суде Абхазии на процессе по делу о получении взятки, в котором обвиняется группа сотрудников Пицундского отдела милиции, произошел скандал. Сразу трое адвокатов, которые защищают обвиняемых, – Омар Берулава, Тариэл Парулуа и Марина Тания – заявили отвод председательствующей на суде Мадине Логуа. Судебная коллегия удалилась на совещание и отсутствовала около полутора часов…

Но сперва вообще об этом деле. Судебное следствие длится уже более двух месяцев, с 23 января. Обвинение по статье о взятке – явление в Абхазии весьма редкое, и незначительный интерес пока к данному делу со стороны СМИ могу объяснить, пожалуй, только тем, что в республике сейчас настоящий бум резонансных уголовных дел, рассматриваемых в судах, и внимание журналистов привлечено к другим.

Согласно обвинительному заключению Генпрокуратуры РА, подсудимые, работавшие оперативными уполномоченными отдела милиции города Пицунда Леван Хеция, Валерий Гудин и старшим участковым уполномоченным того же отдела Мурад Аристава, обвиняются в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки, сопряженном с вымогательством, у Андрея Ермолаева, директора мебельного цеха, расположенного в городе Пицунда. Утверждается, что 28 сентября прошлого года в нарушение требований законов РА «О милиции» и «Оперативно-розыскной деятельности в Республике Абхазия» группа сотрудников Пицундского ОМ в отсутствие понятых произвела осмотр помещения мебельного цеха, по результатам которого А. Ермолаеву был предъявлен сверток с наркотическим веществом «марихуана». Затем якобы в целях укрытия данного факта сотрудники милиции стали вымогать у последнего денежные средства в сумме 500 тысяч рублей. Факт получения денег со стороны Л. Хеция и других был документирован и зафиксирован Службой государственной безопасности Республики Абхазия.

Одновременно с 12 марта в том же Верховном суде под председательством судьи Ады Касландзия началось рассмотрение дела по обвинению в причастности к этому преступлению задержанного позднее оперуполномоченного того же отделения Вадима Нозадзе, но сейчас оно отложено до 13 апреля.

Допрошенный ранее в ходе судебного следствия в качестве потерпевшего Андрей Ермолаев утверждал, что обвиняемые Нозадзе, Аристава и Гудин доставили его в отдел милиции, а затем в производственный цех, где он работает. Там они якобы подбросили какое-то вещество, которое, с их слов, является марихуаной, но сам он в наркотических средствах не разбирается и не знает, что это было. Ермолаев показал также, что Хеция после доставления его в милицию предложил «уладить» дело за 500 тысяч рублей; при этом разговоре никто из задержавших его сотрудников милиции не присутствовал

Адвокат Аристава и Нозадзе Омар Берулава задал Ермолаеву вопрос, может ли он предоставить суду свидетелей, которые готовы подтвердить его слова. Тот ответил, что когда сотрудники милиции посещали его цех, это видели его бывшие рабочие Виталий Зантария и Руслан Челоксаев. Но вызванный в суд в качестве свидетеля Виталий Зантария на заседании 17 марта показал, что Ермолаев пытался уговорить его дать ложные показания следствию, но на самом деле он не видел посещения, когда якобы были обнаружены наркотики.

На том же судебном заседании свидетель Владимир Федоров показал, что, со слов Виталия Сеченя, своего бывшего соседа по квартире в Пицунде, который не скрывал от него, что курит марихуану, он знает, что тот курил ее и вместе с Ермолаевым. В настоящее время Сечень проживает в России, в Ростовской области.

Кстати, на заседание 17 марта приехала съемочная группа Абхазского телевидения, но по ходатайству представителя гособвинения Кристины Ашуба председательствующая на суде Мадина Логуа, посоветовавшись с членами судебной коллегии на месте, объявила решение: не давать разрешения на видеосъемку. По ходу обсуждения этого вопроса адвокат обвиняемых Омар Берулава выразил недоумение по поводу ходатайства обвинения и попросил К. Ашуба мотивировать его, но ответа так и не прозвучало.

В перерыве я попросил председательствующего на суде объяснить мне мотивы решения. Ведь обычно, наоборот, сторона обвинения не заинтересована в съемке, достаточно вспомнить имевший место накануне инцидент в Сухумском горсуде, когда родственник обвиняемых в нападении на пост ППС пытался воспрепятствовать работе съемочной группы того же Абхазского телевидения. Мадина Рудиковна ответила, что суд обеспокоен возможностью давления на свидетелей в случае появления их лиц на телеэкране; Пицунда ведь город маленький...

Сегодня допрос свидетелей начался с показаний жителя Пицунды Алхаса Кетия, который рассказал, что видел, проезжая на машине мимо мебельного цеха, в котором работал, знакомых сотрудников милиции, а потом, приехав в тот день в цех, услышал от собравшихся там людей, что сотрудники милиции обнаружили и предъявили Ермолаеву сверток с наркотиками. С самим Андреем он на эту тему не разговаривал, но видел его в последующие дни нервничающим. Ермолаев должен был ему за работу деньги – около 35-40 тысяч рублей, но не мог выплатить. Когда пришла очередь задавать вопросы Омару Берулава, он акцентировал внимание на последней теме – многим ли рабочим цеха Ермолаев был должен деньги и т.д. (Позже на судебном заседании он пояснил, что, по его мнению, именно эти долги заставляли того нервничать.) Но Мадина Логуа сняла его очередной вопрос на эту тему как не имеющий отношения к сути дела. Тогда адвокат заявил, что ему препятствуют в выполнении его работы и сказал, что складывает с себя функции защитника на этом процессе.

После перерыва, объявленного председательствующим на суде, Омар Берулава сделал заявление, которое начал со ссылки на Уголовно-процессуальный кодекс республики:

«Здесь прямо указано, в статье 189 – «Общие правила допроса» - «Задавать наводящие вопросы запрещается». И дальше – «В остальном (тот, кто допрашивает) свободен в тактике выбора допроса»… Мы доверять такому председательствующему не можем, потому что вы лишаете нас возможности установить истину по делу. И поэтому я даю отвод уважаемому председательствующему. В случае отклонения этого отвода я поговорю со своим подзащитным и откажусь от этого дела. Превращать свое участие в процессе в фарс я не могу».

Заявление об отводе председательствующего было поддержано еще двумя защитниками обвиняемых. Но представитель гособвинения Даур Амичба возразил, сказав, что не увидел в выступлении адвоката реальных оснований для отвода председательствующего. Судебная коллегия удалилась в совещательную комнату.

Отвод был отклонен, тем не менее адвокаты продолжили свое участие в процессе. Были допрошены еще два свидетеля. Причем когда очередь задавать вопросы доходила до адвоката Берулава, он заявлял, что вопросы у него есть, но задавать он их не будет, так как председательствующий на суде ограничивает его в выполнении его функций.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG