Accessibility links

Негарантийный случай


Альдиев продолжает настаивать на том, что не имел отношения к обстрелу, а его адвокаты утверждают, что в материалах следствия нет четких доказательств, подтверждающих его вину по статье «Покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов»

Альдиев продолжает настаивать на том, что не имел отношения к обстрелу, а его адвокаты утверждают, что в материалах следствия нет четких доказательств, подтверждающих его вину по статье «Покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов»

Верховный суд России оставил без изменения приговор в отношении жителя Ингушетии Хамзата Альдиева. Ранее он был освобожден от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от участия в НВФ, но затем задержан повторно и осужден на 13 лет лишения свободы. Его случай стал поводом для сомнений в эффективности работы комиссии по адаптации боевиков.

Уроженец селения Аршты Хамзат Альдиев один из тех, кто решил доверить свою судьбу комиссии по адаптации боевиков. В 2013 году сначала его мать, а затем и он сам обратились за помощью в ингушский Совет безопасности с просьбой помочь вернуться к мирной жизни. Делом Альдиева занимался лично руководитель этого ведомства Ахмет Котиев. После тщательной проверки дело экс-боевика вынесли на рассмотрение комиссии. Единственным преступлением, в котором его тогда обвиняли, было участие в НВФ. С учетом добровольного раскаяния и явки с повинной комиссия приняла решение ходатайствовать перед следствием о снисхождении к Альдиеву. Ходатайство удовлетворили, Альдиева освободили от уголовной ответственности. Но мирная жизнь длилась недолго. Не прошло и месяца, как Хамзата задерживают силовики и доставляют в Чеченскую республику.

На этот раз к обвинению в участии в НВФ добавляют покушение на жизнь сотрудников силовых структур. В качестве доказательства предъявляют видеопленки, на которых группа боевиков обстреливает БТР с военнослужащими. Альдиев в тот период входил в отряд, которому приписывают данное нападение, но, по словам адвокатов, из видеозаписей не следует, что Хамзат участвовал в этом обстреле. Более того, защита представила суду видеосвидетельство одного из бывших боевиков, который утверждает, что он и Альдиев в момент обстрела находились в другом месте. Тем не менее суд вину Альдиева признал, а добровольный отказ от участия в НВФ, как, собственно, и решение адаптационной комиссии, проигнорировал. На суде представитель прокуратуры вообще отказался от обвинения по участию в НВФ, эффектно заменив его на обвинение в бандитизме. Правовой казус – де-факто участие Альдиева в НВФ – опровергается, и вооруженная группа, ранее признававшаяся таковой, теперь фигурирует как банда.

В программе «Диалог с народом» глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, отвечая на вопрос по Альдиеву, сказал, что если бы он с самого начала рассказал все без утайки, то наказание можно было бы максимально минимизировать. Но дело в том, что Альдиев продолжает настаивать на том, что не имел отношения к обстрелу, а его адвокаты утверждают, что в материалах следствия нет четких доказательств, подтверждающих его вину по статье «Покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов».

На решение Верховного суда России уже подготовлена кассационная жалоба, но шансов изменить приговор практически нет. Не на такую мирную жизнь рассчитывал Альдиев, когда принимал решение выйти из леса. Однако республиканские власти убеждены, что дело Альдиева никак не отразится на доверии к работе комиссии по адаптации. По словам и.о. секретаря Совета безопасности РИ Альберта Барахаева, в комиссию продолжают обращаться родственники людей, находящихся в федеральном розыске. Так, например, 21 марта во время прямого эфира передачи «Диалог с народом», в которой глава Ингушетии отвечал на вопросы жителей республики, позвонил уроженец Ингушетии Заурбек Озиев. В настоящее время он проживает в Европе и хочет вернуться домой. До начала второй чеченской кампании Заурбек проходил подготовку в одном из лагерей боевиков на территории Чечни, но в боевых действиях не участвовал. Проживал в Ингушетии. В 2006 году им заинтересовались сотрудники силовых структур, и из соображения собственной безопасности он уехал из России.

23 марта его отца, Муссу Озиева, пригласили на заседание республиканской антитеррористической комиссии, которую провел Юнус-Бек Евкуров, где пообещали рассмотреть дело сына с учетом всех смягчающих обстоятельств. В случае если проверка не выявит иных преступлений, кроме нахождения в лагере боевиков, Заурбека могут освободить от уголовной ответственности. В противном случае постараются смягчить наказание.

Очевидно, что комиссия продолжает оставаться последним шансом для людей, случайно оказавшихся среди боевиков или их пособников, для тех, кто решил добровольно сложить оружие. В то же время сегодня необходимы гарантии исполнения решения комиссии на федеральном уровне. В 2012 году Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России выдвинул инициативу создания федеральной комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни. Среди прочих задач в проекте предложений значился и пункт, указывающий на то, что федеральная комиссия не может отменить решения по конкретному делу, но может мотивированно рекомендовать рассмотреть конкретное дело повторно. Другими словами, федеральная комиссия могла стать третейским органом, который рассматривал бы дела, подобные делу Альдиева, с привлечением к рассмотрению всех заинтересованных лиц. Не стоит забывать, что идею адаптации поддержали не во всех регионах Северного Кавказа, таким образом, центральная адаптационная комиссия могла популяризировать эту идею и принимать заявления из тех республик, где подобных комиссий пока еще нет.

Однако инициатива президентского Совета не получила одобрения, поэтому адвокаты Альдиева намерены обратиться в Европейский суд по правам человека. Впрочем, и это не панацея от подобных проблем. По данным Комитета министров Совета Европы, опубликованным в годовом отчете о надзоре за исполнением постановлений Европейского суда, по итогам 2014 года Россия занимает третье место после Италии и Турции по количеству неисполненных решений. Системные ошибки необходимо исправлять внутри государства, чтобы не создавать новых прецедентов противоречия в решениях российских судов с международным правом.

XS
SM
MD
LG