Accessibility links

Рауль Хаджимба: «Я же слышу, как рассуждают многие люди»


Рауль Хаджимба говорит, что он много лет посвятил политической борьбе не для того, чтобы сесть в кресло, а для того, чтобы изменить ситуацию в Абхазии

Рауль Хаджимба говорит, что он много лет посвятил политической борьбе не для того, чтобы сесть в кресло, а для того, чтобы изменить ситуацию в Абхазии

Прошло больше полугода с момента инаугурации президента Абхазии Рауля Хаджимба. В интервью Радио "Эхо Кавказа" он рассказал о том, что за это время уже сделано в республике и что еще предстоит сделать.

Елена Заводская: Рауль Джумкович, что у вас сегодня в повестке дня? Какие проблемы самые острые из тех, над которыми вы в данный момент работаете?

Рауль Хаджимба: Неострых проблем нет. Все проблемы достаточно сложны. Сегодня самым важным является формирование бюджета на 2016 год, работа над ним уже началась, вопросы собираемости налогов, вопросы борьбы с коррупцией, дела, над которыми работают прокуратура и суды. Вопросы, связанные со здоровьем населения. Тут ситуация критическая, значительное количество людей, которые обращаются к нам за помощью, это онкологические больные, больные сахарным диабетом. Очень активно возрастает группа молодых людей и детей, больных диабетом. Вопросы, связанные с расселением наших граждан, жилищные проблемы, которые мы до сих пор разрешить не можем. Проблема расселения репатриантов решается, но мы не должны забывать, что люди создают семьи, в них растет число детей, и это – слава Богу, этому надо радоваться, но мы пока мало делаем для того, чтобы эти люди чувствовали заботу государства.

Елена Заводская: Будучи в оппозиции, вы критиковали власть за коррупцию. Как вы видите эту ситуацию сейчас? Узнали ли вы что-то новое о коррупционных схемах?

Рауль Хаджимба: Вот, например, в проектно-сметные документы закладывались объемы работ, которые далеко отличаются от реальных. Это обман и государства, и людей, которые готовы работать честно и порядочно. Проектно-сметные документы попадают подрядчикам, у которых нет никаких возможностей для осуществления работ по этим объектам, и они перепродают их субподрядчикам. Вот вам и коррупционная схема. И получается, что вместо 100 миллионов рублей на эти работы направляется 150-200 миллионов рублей. Спрашивается, каким образом в последние годы при том количестве предприятий социальной сферы, которые восстанавливались (около 150 объектов), возникло вдруг еще 20-30 объектов? Откуда взялись на них деньги? У нас же вроде бы нет лишних? Почему сегодня государство задолжало строителям 820 миллионов рублей? Я пытаюсь понять, почему у предприятия или у строительной организации, которая дышит на ладан, вдруг появляется возможность строить объекты стоимостью в 200-300 миллионов рублей? Результат, который нам сегодня виден, свидетельствует о весьма плачевном состоянии всех этих подразделений. Платить налоги они не могут, у них нет средств, так как им задолжало государство. А вы откуда эти деньги взяли, господа, спрашивается?

Елена Заводская: Вы обрисовали ситуацию (с субподрядчиками, подрядчиками) коррупционного характера. А что делается, чтобы сломать эту схему и изменить ситуацию?

Рауль Хаджимба: Чтобы такое не происходило в дальнейшем, проводится соответствующая работа в кабинете министров. Мы встречаемся со всеми, кто «подвязан» под эти работы и формирует пакеты документов. Я не исключаю, что до идеального состояния мы ситуацию сразу не доведем, но я говорю открыто: денег еще нет, а готовность распилить эти средства уже есть. Я же слышу и вижу, как рассуждают многие люди. Не будет этого. Я, во всяком случае, постараюсь, как глава государства, не допустить такого подхода.

Елена Заводская: Все-таки не очень понятно, что должно сделать правительство, чтобы задействовать наши внутренние возможности?

Рауль Хаджимба: Жестко говорить со всеми, кто не платит налоги. Я уже говорил, что у нас значительное количество предприятий, которые не входят в налогооблагаемую базу. Они есть на бумаге, но их не видно как налогоплательщиков. А если кто-то и платит налоги, то они несут бремя всех остальных недоимок, которые недополучает государство. То есть мы пытаемся больше забрать у тех, кто платит. Они тоже начинают увиливать, создавать определенные возможности для себя, уходят в так называемые индивидуальные предприниматели и переводят эти налоги в спецналог. В конечном итоге вместо условных 100 рублей мы получаем 50 от нескольких десятков юридических и физических лиц, когда могли бы совершенно по-другому подойти сегодня и задействовать всю налогооблагаемую базу с меньшим объемом ставок по налогам, но чтобы каждый платил.

Елена Заводская: Как нам этого достичь?

Рауль Хаджимба: Необходимо новое налоговое законодательство, мы требуем, чтобы в ближайшее время оно было представлено налоговыми структурами. Работа над ним сегодня идет и в администрации президента. Есть рабочая группа, которая занимается вопросами формирования отдельных видов налогов, они могут стать основой для взимания и минимизации количества сегодняшних налогов, тогда возможности бюджета будут совершенно другие. Одновременно надо решать вопросы, связанные с большим количеством всякого рода контрольных проверок. У нас практически все друг друга проверяют: прокуратура проверяет налоговиков, налоговики проверяют предпринимателей, а в конечном итоге это никак не сказывается на бюджете. Но определенные группы тех людей, которые работают в этих (проверяющих) структурах, богатеют.

Елена Заводская: Рауль Джумкович, какие задачи вы ставите перед правоохранительными органами?

Рауль Хаджимба: В первую очередь, довести до конца борьбу с коррупционными механизмами, которые были заложены в течение последних лет. Очень сложная ситуация. Значительное количество средств ушло в карманы отдельных чиновников, и сегодня надо сделать все, чтобы это не повторилось. А те люди, которые незаконным образом получили для себя определенные возможности, должны получить в соответствии с законом причитающееся им наказание.

Елена Заводская: А какие задачи вы ставите перед Министерством внутренних дел и чего ждете от них?

Рауль Хаджимба: Борьба с преступностью идет на достаточно серьезном уровне, имеет место жесткое противодействие МВД. Не всегда у них все получается, но я не разделяю мнение тех людей, которые говорят, что МВД плохо работает. Есть слабые стороны в их деятельности, но в целом ребята готовы работать и делают все, что можно. И никакой преступный элемент не может взять верх над этой деятельностью. Преступники должны знать, что они будут нести наказание в соответствии с законом. Других подходов быть не может.

Я говорил открыто руководителю МВД, руководителю Генеральной прокуратуры и судебной власти: если перемен не будет, то будут соответствующие перемены в ваших рядах.

Елена Заводская: Можно ли ставить перед ними такие задачи при том уровне финансирования, который у них сегодня есть? При их зарплатах (в среднем 10-15 тысяч рублей в месяц) и при том, что они сегодня даже бензин для патрулирования берут взаимообразно?

Рауль Хаджимба: Мы поддерживаем их всеми имеющимися у нас средствами. Того, чего нет, я дать не могу. Но и министр должен знать, что нужно очень рачительно использовать те средства, которые есть. Мы говорим о возможности предоставления им дополнительных средств, которые они могут накапливать в виде штрафов. Мы изыщем возможности, чтобы дополнительно выделить им топливо, хотя у них дела обстоят не так уж плохо. Мы в прошлом году решили задачу, которую поставил сам министр внутренних дел перед нами, – это вопрос повышения заработной платы. В бюджет этого года мы уже заложили средства с учетом того повышения зарплат, которое было. Не все гладко и внутри самой системы МВД. Есть люди, которые так и не поняли, зачем они туда пришли. И есть категория людей, которые действительно болеют душой за свою работу и готовы даже за небольшую зарплату работать днем и ночью. Но эти ребята все время находятся в поле зрения наших людей. И поэтому все, что связано с их работой, – и хорошее, и плохое, – всегда видно. Но я еще раз хочу заметить, что органы МВД не будут в роли мальчиков для битья!

Елена Заводская: У нас в стране большой управленческий аппарат, на содержание которого идет львиная доля бюджетных средств. Считаете ли вы необходимым сокращать аппарат управленцев? Как вы собираетесь решать проблему с дублированием функций кабинета министров и администрации президента?

Рауль Хаджимба: Я не скрываю свое отношение и говорил об этом еще в бытность кандидатом в президенты. Сегодня мы уже делаем первые шаги, чтобы в этой части были изменения. Мы пойдем по пути не уменьшения, а полной ликвидации соответствующих отделов в кабинете министров, которые дублируют отдельные структуры в администрации президента.

Елена Заводская: Означает ли это, что центр тяжести будет смещен на администрацию президента?

Рауль Хаджимба: Во всяком случае, вся активная работа с документами всегда проводилась в администрации президента. Документы, направляемые в законодательный орган, проходят через администрацию президента. Все материалы, которые формируются в министерствах и ведомствах, все равно попадают к нам. И только после того, как мы их проработаем, они идут или в обратном направлении в кабмин, или дальше, в законодательный орган.

Елена Заводская: Тогда как вы видите функции кабмина?

Рауль Хаджимба: Кабинет министров должен быть в какой-то степени свободен от воздействия тех или иных структур. Парламент должен утверждать премьер-министра, в дальнейшем четко контролировать работу премьера и кабинета министров и принимать соответствующие меры для регулирования работы этой структуры.

Елена Заводская: А кто конкретно сегодня занимается этой проблемой?

Рауль Хаджимба: Конституционная комиссия, в ней создана группа, в которую входят юристы, они проводят определенную работу. Мы договорились, что работа будет начата именно с вопросов, связанных с органами местного самоуправления. Необходимы соответствующие изменения, на носу выборы в органы местного самоуправления, поэтому мы должны начать и завершить к концу года эту работу. Работа идет и по другим направлениям. Это – перераспределение полномочий, вопросы, связанные с формированием законодательного органа и с законом о партиях.

Елена Заводская: Будучи в оппозиции, вы неоднократно ставили вопросы о возвращении кредитов и публикации списков должников. Люди задолжали государству по кредитам более одного миллиарда рублей. Вы сказали, что за последний месяц вернули около 60 миллионов рублей. Все-таки это не очень большая сумма. Считаете ли вы нужным публиковать списки должников?

Рауль Хаджимба: Я думаю, ваших страниц не хватит для того, чтобы их опубликовать. Все материалы переданы в прокуратуру. Эти люди известны, все всё знают, просто не очень хотят, чтобы эта работа велась. Несомненно, значительная часть средств будет возвращена. Определен соответствующий порядок работы по этим категориям людей. Руководитель Нацбанка и его заместители активно работают с должниками по возвращению этих средств. Это не просто слова, мы каждую неделю об этом говорим, требуем, и результат уже есть. Буквально за неполный месяц около 60 миллионов рублей возвращено. Я думаю, что этот процесс – дело одного-двух лет. И я не против, чтобы прокуратура эти списки обнародовала. Пожалуйста.

Елена Заводская: Рауль Джумкович, мы с доисторических времен только накапливаем мусор. Есть ли какие-нибудь попытки проблему переработки мусора решить? Есть ли у вас какие-нибудь конкретные предложения? И, если вы ознакомились с тем проектом, который я вам передала по беспламенному термолизу отходов, ваше отношение к нему?

Рауль Хаджимба: Честно говоря, многие из тех, кто занимался этими вопросами, коллеги, которые сталкивались с этой проблемой, говорят, что это не так просто решается, как некоторым кажется. Но мы заложили в Инвестиционную программу несколько сот миллионов рублей. Говорить о строительстве перерабатывающего завода на основе этих средств невозможно. Речь идет о возможности брикетирования мусора соответствующей техникой, которая будет приобретаться и позволит это делать. Есть предложения сродни тому, что вы передали. К сожалению, когда начинаешь говорить конкретно, что мы готовы выделить землю, куда-то все исчезают. Я готов и буду рад начать эту работу с теми, кто действительно хочет реализовать эту идею на нашей территории. Но пока кроме тех материалов, которые нам привозят, каких-то активных действий еще не было.

Елена Заводская: Какие средства будут направлены в Гал? Каким вы хотите видеть Гальский район?

Рауль Хаджимба: Средства направляются значительные. Там серьезные проблемы, связанные с водоснабжением, с дорогой, сотни миллионов рублей будут направлены, как и в другие районы. Эти проблемы стоят не только перед Гальским районом, а в целом перед нашей страной. Решая проблемы Гала, мы решаем проблемы всей Абхазии. Я думаю, что Гальский район должен в ближайшее время стать житницей Абхазии. Это территория позволяет совершенно на другом уровне развивать сельское хозяйство, создавать совсем другого уровня возможности для поступления средств в бюджет. И это может изменить в целом картину по стране. Связано это с вопросами безопасности, с качественной инфраструктурой, с работой ИнгурГЭС и перепадных станций. Гальский район по бюджету может вносить значительный вклад, если работа там будет выстроена так, как мы предполагаем.

Елена Заводская: А в каком ключе должна решаться проблема безопасности в Гальском районе?

Рауль Хаджимба: В соответствии с нашими законами и нормами. Люди должны чувствовать, что есть правоохранительные органы. К сожалению, наши органы правопорядка иногда сами становятся на путь нарушения закона. И тогда уменьшается вера людей в то, что есть возможность по-другому решать эти задачи. Я, откровенно говоря, рад тому, что в Гальском районе глава администрации за короткое время сделал все для того, чтобы люди почувствовали заботу руководителей района.

Елена Заводская: И последний вопрос: если можно, выразите коротко ваши ощущения от этих месяцев президентства?

Рауль Хаджимба: Я по натуре человек позитивный. Утром занимаюсь спортом. Встаю бодрым, я – нормальный здоровый человек. К вечеру, правда, устаю, как и все люди. Я столько лет посвятил политической борьбе не для того, чтобы сесть в это кресло, а для того, чтобы изменить ситуацию в нашей стране. И я уверен, что у нас это получится. Это не просто слова, чтобы кого-то убедить. Я внутренне к этому готов.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG