Accessibility links

Азербайджан продолжает закрываться


Азербайджанские власти в последнее время проводят все более репрессивную политику. Это касается немотивированного уголовного преследования, задержания уже более 40 оппозиционных политиков, активистов, журналистов, блогеров

Азербайджанские власти в последнее время проводят все более репрессивную политику. Это касается немотивированного уголовного преследования, задержания уже более 40 оппозиционных политиков, активистов, журналистов, блогеров

ПРАГА---Впервые сотрудника международной организации Human Rights Watch, которая следит за соблюдением прав человека в разных странах мира, не пустили в Азербайджан. Накануне аналитик по Южному Кавказу Георгий Гогия был депортирован из аэропорта Баку без объяснения причин. Он давно и остро критикует власти страны за репрессивную политику, направленную против критиков режима. Георгий Гогия и азербайджанская журналистка Арзу Гейбуллаева – гости нашего «Некруглого стола».

Нана Плиева: Георгий, накануне вам было отказано во въезде в Азербайджан. Сколько времени вы пробыли в аэропорту? Насколько я понимаю, вы находились в транзитной зоне, как с вами обращались, что вам сказали, почему вас не пускают в страну?

Георгий Гогия: Я догадываюсь, почему меня не впустили в страну, но, к сожалению, официально мне до сих пор не предоставили никакого документа. Я прибыл вчера в Баку в половине второго дня, и после того, как я проходил паспортный контроль, мой паспорт взяли и сказали подождать. Я 2-3 часа ждал около паспортной зоны, после этого меня перевели в транзитную зону. Меня несколько раз возвращали туда и обратно и, в конце концов, оставили в транзитной зоне. Паспорт, конечно, забрали, не объяснив, почему не пускают. Я не знал, собирались они меня отпустить обратно или впустить в страну, – мне просто никто ничего не объяснял. Я несколько раз спросил, могу ли я чем-то помочь, но они все время просили подождать и говорили, что изучают.

Нана Плиева: То есть вас просто держали в этой зоне, ничего не объясняя, и вы просто ждали...

Георгий Гогия: Никаких объяснений не было. После 2-3 часов разные люди подходили и спрашивали, кто я, на какую организацию работаю, бывал ли я раньше в Баку, хотя у них был мой паспорт и они очень хорошо знали, кем я являюсь и сколько раз был в Баку. Я ничего не скрывал и публично говорил, что работаю на международную организацию Human Rights Watch. Они спрашивали, какая это организация, над чем мы работаем, почему я приехал в Баку, на какую встречу, с кем я собираюсь встретиться. Я им объяснял, что приехал наблюдать за судебным процессом двух правозащитников – Интигама Алиева и Расула Джафарова.

Нана Плиева: Это была первая попытка со стороны азербайджанских властей воспрепятствовать вашей профессиональной деятельности? Были ли у других сотрудников Human Rights Watch когда-либо проблемы с доступом в страну? Мы понимаем, что, конечно же, вас там хорошо знают, вы много и довольно остро пишете про Азербайджан, и на этот раз вы ехали на судебный процесс азербайджанских правозащитников. Впервые такое происходит?

Георгий Гогия: Как вы сказали, эти люди очень хорошо меня знают. Я работаю на Human Rights Watch более 10 лет, на Азербайджан около 12 лет, и сама организация Human Rights Watch по Азербайджану работает более 25 лет. Никогда раньше не было проблем с доступом в страну, нам никогда не отказывали ни в получении визы, ни в доступе в страну. Это случилось в первый раз, и отказ был безо всяких объяснений и причин. Каких-либо правовых причин не было, потому что мне не нужна была виза, я не нарушал никакого закона, не въезжал в Нагорный Карабах через Армению, я не совершал никаких неправовых действий, которые могли бы им позволить не допустить меня в страну. К сожалению, такое случилось, и я надеюсь, что это не означает окончательного решения правительства Азербайджана. Я считаю, что это было политическое решение, потому что, как я уже сказал, никаких правовых препятствий для того, чтобы впустить меня в страну, не было. Я надеюсь, что это было сделано однократно, они передумают и примут другое политическое решение.

Нана Плиева: Будем надеяться. Арзу, мы с вами уже говорили о том, что азербайджанские власти в последнее время проводят все более репрессивную политику. Это касается немотивированного уголовного преследования, задержания уже более 40 оппозиционных политиков, активистов, журналистов, блогеров. Наша коллега Хадиджа Исмайлова до сих пор находится в заключении... Вы часто выступаете на международных семинарах, ездите на конференции. Осознают ли на Западе, в Европе масштаб происходящего в стране, насколько информирована западная публика о том, что там происходит, и хотят ли они вообще знать об этой проблеме?

Арзу Гейбуллаева: Знать хотят. Во всяком случае, на конференциях и семинарах, в которых я принимаю участие, выступаю, проявляют очень большой интерес. Но что интересно, масштаб не все еще понятен. Да, видят, что в 2014 году было довольно-таки много арестованных – около 30 человек, на данный момент у нас более 90 политзаключенных. Я недавно была в Вильнюсе, и когда во время конференции я рассказывала о последних репрессиях, люди просто подходили ко мне и говорили, что они в шоке, т.е. они понимают, что ситуация плохая, но не представляли, что ситуация на самом деле в таком состоянии. Вообще, интерес существует, особенно в кругах правозащитников, необщественных организаций.

Нана Плиева: Это как-то помогает тем людям, которые сегодня находятся в заключении в Азербайджане, которых преследуют, выдавливают из страны, задерживают?

Арзу Гейбуллаева: На этот вопрос есть два ответа. Одна группа людей думает, что это никак не помогает, а, наоборот, плохо действует, так как число заключенных увеличивается. Но есть и другая группа, в которую вхожу и я сама, потому что мне кажется, что чем больше внимания уделяется этой ситуации, тем лучше. Например, в этом процессе за последние полтора года хоть и арестовывали, но и отпускали.

Нана Плиева: То, что выпускали, было результатом публичного международного давления?

Арзу Гейбуллаева: Да, мне кажется, что это было результатом именно давления, потому что если бы не было давления, было бы еще хуже. Поэтому очень важно постоянно поддерживать этот процесс, так как на самом деле в Азербайджане ситуация очень серьезная, несмотря на то, что президент страны и представители властей говорят о том, что у нас в Азербайджане демократия, нет политзаключенных. Наоборот, очень важно показывать, что у нас есть политзаключенные и эти люди, хоть и не осуждены по политическим мотивам, но они сидят в тюрьме именно из-за своей деятельности…

Нана Плиева: ...И за свои политические взгляды в том числе. Георгий, вчера директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон после вашего задержания сказал журналистам, что «они столько всего натворили, а теперь боятся, что кто-то станет свидетелем всего этого». Кроме того, в отчете организации Human Rights Watch было отмечено, что правительство Азербайджана усилило репрессии против своих критиков в 2014 году, резко ухудшив свой и без того плохой показатель по правам человека. Как вы считаете, с чем это связано?

Георгий Гогия: Я абсолютно согласен с тем, что ситуация очень изменилась. И до этого была очень плохая ситуация в стране, но за последний год мы увидели очень резкое увеличение репрессий. Раньше они как-то старались не трогать известных правозащитников или известных людей. К сожалению, они действительно арестовывали за последний год самых известных правозащитников, журналистов, закрылись многие очень известные организации, правозащитники и журналисты уезжают из страны или прячутся, и это очень плохо влияет на качество прав человека в стране. Я думаю, что как раз не просто количественно увеличилось число задержанных или заключенных, а качественно ситуация с правами человека изменилась, и одной из причин являются события Евромайдана.

Нана Плиева: То есть вы связываете это с событиями в Украине...

Георгий Гогия: Я не могу сказать, что это конкретная причина. Одной из причин могут быть как раз события в Украине.

Нана Плиева: То есть азербайджанские власти опасаются подобного сценария у себя в стране и пытаются его предотвратить таким образом?

Георгий Гогия: Я в первый раз увидел такие опасения после «арабской весны» в 2011 году, когда они уже начали арестовывать молодых активистов. Это было явно. Спустя некоторое время ситуация немного успокоилась, и после Евромайдана эти опасения еще более усилились. К сожалению, это факт. Другая причина заключается, наверное, в том, что очень скоро в Баку пройдут Европейские игры.

Нана Плиева: Но, с другой стороны, это ведь в данном случае огромные репутационные риски, когда они ведут себя подобным образом перед этими играми?

Георгий Гогия: Азербайджан во время Евровидения осуществлял мегапроект, и неправительственные организации, в том числе Расул Джафаров, Интигам Алиев, журналистка Хадиджа Исмайлова и другие очень хорошо использовали этот момент интереса к стране, когда приезжали многие журналисты, освещавшие ситуацию. Они этим воспользовались для того, чтобы объяснить, какие проблемы с правами человека в стране. Это и тогда не нравилось правительству, и сейчас не нравится, и, наверное, ухудшение ситуации было связано с тем, чтобы как-то предотвратить повторение того, когда журналисты приезжали в страну, им было с кем поговорить, предпринимались попытки организовывать какие-то акции. К сожалению, на свободе просто не осталось таких людей, которые могли бы организовать то же самое сейчас. Причиной может быть и то, что мир был очень занят войной в Украине, внимание к Азербайджану было минимальное, и это, наверное, тоже посодействовало тому, что Азербайджан был уверен в том, что эти репрессии просто не были серьезно восприняты или были неадекватные реакции на них.

Нана Плиева: Арзу, Георгий говорил о том, что заметные фигуры, известные люди, оппозиционеры, правозащитники все чаще становятся целью, то есть репутация, публичность больше не спасает. Почему это так происходит? Понятно, что когда задерживают оппозиционного журналиста, известного политика, правозащитника, действительно, об этом много пишут и говорят, а что мы знаем о людях менее известных, насколько возможно отследить их судьбу? Кто над этим теперь работает в стране, кто этим занимается, когда, действительно, очень много организаций закрываются и много людей находится в заключении, некоторые уехали из страны? Как вы это все отслеживаете?

Арзу Гейбуллаева: На вопрос – почему, очень легко ответить, потому что Георгий тоже об этом рассказал. Когда у нас проходило Евровидение, именно все эти персоны были вместе и они участвовали в кампаниях, которые показывали реальную ситуацию в Азербайджане. Была огромная кампания Sing for Democracy как раз в период Евровидения, и чтобы не повторить такую кампанию, правительство очень аккуратно пошло именно за теми людьми, которые участвовали в этом проекте. Еще и потому, что у многих, включая Расула Джафарова, Лейлу Юнус и Хадиджу Исмайлову, была обширная международная аудитория, то есть все о них знали, следили за их работой, они прекрасно понимали, что эти люди имеют выход к международной публике. Кто остался? Осталось очень мало людей. Как заметил Георгий, многие из тех, кто остались, пытаются сейчас как-то менее громко говорить. Есть одна рабочая группа, но в нее входят, к сожалению, те организации, которые мы называем ГОНГО – проправительственные организации, и, естественно, не все доверяют этой группе. Мы поддерживаем связь с теми, кто все еще находится в стране и что-то там еще делает.

Нана Плиева: Как выживают сегодня критики господина Алиева?

Арзу Гейбуллаева: «Выживают» – это вы очень хорошо сказали, потому что на самом деле они выживают. Это очень трудно, опасно, их каждый день могут арестовать, и, опять-таки не за то, что они делятся информацией, а за то, что они вдруг оказываются наркоманами, у них обнаружили оружие или они предали свою страну.

Нана Плиева: Георгий, как вы считает, сможете ли вы дальше, учитывая ситуацию, свободно работать в стране?

Георгий Гогия: Я обязательно буду работать. Азербайджан – не единственная страна, которая практически закрылась, но пока еще есть возможность работать, я предприму все усилия, чтобы озвучивать те проблемы, которые существуют с правами человека в стране. Это очень важно. Я готов делать то, что должны делать все международные организации, которые работают по Азербайджану.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG