Accessibility links

Парламентская неделя началась бурно – с обсуждения на понедельничной летучке вопроса о соответствии гендиректора Абхазского гостелевидения Эммы Хаджаа занимаемой должности. Гнев депутатов парламента был связан с ответом Эммы Хаджаа на претензии в адрес канала, высказанные депутатами на последней сессии парламента. Тогда среди многих других вопросов обсуждались поправки к закону о праве граждан на доступ к информации. Но сейчас не о поправках, а о том, что их обсуждение в парламенте стало поводом для выражения недовольства работой государственного ТВ.

Завел разговор депутат Дмитрий Гумба, который, вдруг отойдя от повестки дня, решил напомнить своим коллегам о прошлом заседании. Тут для полной объективности я позволю себе дать выдержку из выступления этого депутата:

«Заседание, которое длилось семь часов, на котором присутствовало Абхазское телевидение, на котором присутствовала министр финансов, задавались некоторые вопросы. Не некоторые, а все вопросы, которые заинтересовано знать общество. Я по одному вопросу просил СМИ, чтобы они засняли. А в итоге мы получили трехминутный ролик, где все было хорошо, где бюджет был шикарный, где все приняли единогласно и абзиараз (абх. до свидания). Но что это за подход – это доступ к информации называется? Никто не запрещал, все снимали, все работали, а получается, что продукта по окончании не было. К сожалению. Спасибо».

Возмущение коллеги поддержал депутат Леонид Чамагуа, который обиделся на то, что телевизионщики проигнорировали поднятый им вопрос о повышении пособий для многодетных семей и одиноких матерей. «И была просьба к министру финансов: учесть и постараться. Там около 30 миллионов нужно. Постараться исправить эту ошибку. Считаю, что вопрос очень серьезный, и в репортаж абхазского телевидения он тоже не попал», – сказал он. Чамагуа высказался и в защиту своих коллег, которых, на его взгляд, незаслуженно игнорирует телевидение. «У нас есть коллеги, которые довольно редко выступают на сессиях, но при этом активно работают в комитетах, и вот эти коллеги иногда, когда выступают на сессиях, их все равно не показывают».

Присоединился к обвинениям и депутат Джапуа, который обвинил телевидение в необъективности и предложил создать пресс-службу парламента, чтобы «внутри парламента вещать, возможно, после монтажа. А раз в неделю у всех депутатов будет возможность, обращаясь в пресс-службу, редактировать материал по нашему усмотрению, так, как мы, парламентарии, его видим, и давать его. В том числе формировать и картинку». После реплики депутата Чамагуа «пусть вообще картинку показывают и наш материал зачитывают» не выдержал даже спикер, попытавшийся урезонить коллег словами: «Уважаемые коллеги, вы уже до цензуры договорились». Но депутат Джапуа настаивал: «Наша пресс-служба будет освещать информацию в том виде, в котором мы сами видим».

Этот диалог парламентариев вызвал шок у всех журналистов, присутствовавших на заседании сессии. Вечером того же дня, после показа в эфире АГТРК репортажа о нем, директор АГТРК воспользовалась своим правом на ответ, прописанным в законе о СМИ. Она попыталась объяснить депутатам и зрителям, что критика продукции канала, которую она готова принять, должна быть основана не на эмоциях и голословных обвинениях, а на аргументах. Эмма Ходжаа предложила парламенту провести специальное заседание, посвященное деятельности АГТРК, с участием ведущих журналистов и экспертов, «которые проанализируют нашу работу, сделают сравнительный анализ эфиров АГТРК хотя бы за последние два года».

Директор канала также выступила с инициативой: «для более полного освещения работы парламента вести прямые репортажи с заседаний сессий парламента, парламентских комитетов».

После бесед с депутатами у меня сложилось впечатление, что именно предложение о прямых эфирах пришлось им не по душе больше всего. К прямым эфирам депутаты явно не готовы, в их планах – создание пресс-службы, которая будет «монтировать и редактировать» их выступления. Парламентарии также указывают и на следующее, на их взгляд, оскорбительное замечание Ходжаа: о том, что канал будет «оглашать в эфире имена тех депутатов, которые откажутся комментировать важные события, происходящие в нашей стране – будь то убийство российского бизнесмена, продажа объектов собственности, коррупция или собственные бизнес-проекты».

Смелость директора АГТРК вызвала бурную реакцию. Депутаты парламента решили написать письмо премьер-министру с требованием отставки Эммы Ходжаа. Премьер Артур Миквабия сообщил, что требование об отставке уже было передано ему депутатами в устном виде.

В ситуации, когда в суды поступают коррупционные дела, свидетельствующие о десятилетнем разграблении страны, для меня совершенно очевидно, что государственное телевидение «расплачивается» за свою информационную политику – освещение тем, связанных с коррупцией и преступностью.

Действия парламента, впервые за всю историю требующего отставки гендиректора АГТРК, устраивающего на закрытых заседаниях «разборки» министру внутренних дел Раулю Лолуа, означают несогласие народных избранников с политикой президента, объявившего борьбу с коррупцией и сделавшего ставку на открытость и гласность.

Хотя, может быть, мы просто наивны, и все это были лишь предвыборные обещания?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG