Accessibility links

Хасо Хангошвили: «Вербовкой молодежи занимается организация с отлаженной системой»


По словам старейшины, пока в Панкиси все спокойно, но если молодых людей будут по-прежнему отправлять на чужую войну, то тогда возможно всякое

По словам старейшины, пока в Панкиси все спокойно, но если молодых людей будут по-прежнему отправлять на чужую войну, то тогда возможно всякое

В Панкиси надеются, что двоих местных школьников, которые несколько дней назад отправились в Сирию, удастся вернуть домой. 16-летний Муслим Куштанашвили и 18-летний Рамзан Багакашвили покинули территорию Грузии, чтобы принять участие в боевых действиях на стороне террористической группировки «Исламское государство». Как проходят поиски молодых людей, каким образом несовершеннолетний Куштанашвили прошел пограничный контроль и почему в Панкиси заговорили о возможном кровопролитии, в рубрике «Гость недели» рассказывает представитель совета старейшин Панкисского ущелья Хасо Хангошвили.

Звиад Мчедлишвили: Как идут поиски молодых людей, которые недавно покинули Панкиси? Известно ли вам, где они находятся в настоящее время? Удалось ли им попасть на территорию Сирии?

Хасо Хангошвили: Факт в том, что они сначала выехали в Турцию. Позже они позвонили сюда и сказали, что якобы уже находятся в Сирии. Но я не думаю, что их переброска получилась столь быстрой. Мы обратились в органы власти, в правоохранительные структуры, и нам пообещали, что их (молодых людей) вернут обратно в течение трех дней. Во всяком случае, нам было дано такое обещание, но я, если честно, сомневаюсь.

Звиад Мчедлишвили: Три дня уже прошли?

Хасо Хангошвили: Да, да, сегодня истекает третий день… до того мы и с губернатором (региона Кахети) встречались, он очень близко к сердцу воспринял нашу проблему. Вообще, все, с кем мы встречались, выражали беспокойство, готовность помочь, но надежды, что их найдут, у меня пока нет.

Звиад Мчедлишвили: В целом как вы оцениваете реакцию руководства страны на последние события (в Панкиси)?

Хасо Хангошвили: Реакция в действительности была такой, какой должна была быть. Когда мы публично огласили информацию (о том, что школьники без ведома родителей покинули дома), реакция и не могла быть другой. Мы встретились с представителями (правоохранительных органов), и я могу сказать, что они заинтересованы в том, чтобы нам помочь. Они знают о ситуации в ущелье. Лучше нас знают, что там происходит. Наверно, ищут пути урегулирования ситуации.

Звиад Мчедлишвили: Министр внутренних дел сказал, что «подросток смог ускользнуть от пограничника, так как не был похож на несовершеннолетнего». А как вы считаете, почему ему все же удалось перейти границу? Ведь кистинцы постоянно говорят, что очень часто сталкиваются с проблемами при пересечении границы. Порой проверки, цели которых не раскрываются, длятся по несколько часов. Как при таком контроле двоим молодым людям удалось…

Хасо Хангошвили: Да, все так. Но, например, лично я считаю, что на границе такие проверки… лично для меня это приемлемо. Поскольку, если человек направляется в Турцию или Азербайджан, а Азербайджан также является страной транзита, оттуда в конечном итоге они тоже попадают (в Сирию), то такого человека обязательно нужно проверить. И меня проверяли на границе, а я – инвалид первой группы. Тоже ждал в очереди, но почему-то у меня претензий не было. Перезвонили, перепроверили, убедились, что я ехал на лечение, и пропустили. Правда, это давно было, при прежней власти. Что сейчас происходит на границах, не знаю. Но разговоры о том, что он, мол, «ускользнул», я считаю несерьезными. Ну как может шестнадцатилетний ребенок в аэропорту, где проводятся такие тщательные проверки, в период, когда с терроризмом борются по всему миру, просто взять и ускользнуть?!

Лично мое мнение такое, что среди сотрудников аэропорта, как и в любом другом публичном ведомстве, найдутся люди, которые за деньги пропустят любого человека. Вот вы представьте: речь идет о шестнадцатилетнем школьнике, который, я уверен, и в Тбилиси-то никогда не бывал. Тем более у него не было опыта прохождения госграницы, он ведь мог начать там метаться в аэропорту, элементарно задавать вопросы, куда идти, к кому подходить и так далее, чем обратил бы на себя внимание. По логике вещей так, но что было на самом деле – не знаю. Или же, повторю, деньги взяли с него. Вообще, те, кто этим занимаются – вербовкой молодежи, – это ведь не простая какая-то организация, это организация с отлаженной системой. Это как с мамлюками, просто с одним отличием: раньше детей воровали, а уже затем их растили на чужбине и отправляли воевать. Если раньше людей физически похищали, то сейчас их обрабатывают психологически. Вербуют и переправляют. Вот у этих людей, я думаю, имеются свои каналы (переправки), свои курьеры и так далее.

Звиад Мчедлишвили: Вы кого-нибудь конкретно подозреваете в этом?

Хасо Хангошвили: Подозревать кого-то люди всегда могут, подобные слухи легко муссируются. Подозревать легко, но и доказать нужно. Во всяком случае, родители кого-то подозревают, это понятно. Думаю, в силовых структурах, в Госбезопасности, в антитеррористическом центре обо всем этом знают и, уверен, будут работать, решать проблему. Лично я ни на кого пальцем указать не могу, так как у меня нет конкретной информации. Мне 72 года, и я не могу себе позволить утверждать только на основании слухов.

Звиад Мчедлишвили: Может быть, вы владеете информацией о том, сколько сегодня кистинцев воюют в Сирии? Кто, почему и как туда едет? Как осуществляется сам процесс?

Хасо Хангошвили: Этот процесс в основном осуществляется через Турцию. По-другому туда (в Сирию), в принципе, невозможно попасть. Сколько их там, я точно не могу сказать, кто-то называет цифру в пятьдесят человек, кто-то говорит о ста. В любом случае их там немало. Среди полевых командиров также есть выходцы из Панкиси, видимо, они и налаживают определенные каналы с родиной… Знаю, что из наших там убиты уже десять человек. Десять молодых парней… Думаю, что как минимум там человек пятьдесят воюет (из Панкиси).

Звиад Мчедлишвили: Чем же так привлекает кистинскую молодежь т.н. «Исламское государство» в частности и война в Сирии в целом?

Хасо Хангошвили: Еще до того, как образовалось «Исламское государство» и началась война за Халифат, молодые люди ехали в Сирию, чтобы принять участие в гражданской войне на стороне оппозиции. Уже потом произошло разделение и образовалось т.н. «Исламское государство». Думаю, что в этом изначально были замешаны Соединенные Штаты Америки, ведь они финансировали, снабжали оружием, поддерживали противников сирийского президента. Молодые люди этим пользовались. В рядах воюющей оппозиции бойцы поднабрались опыта, затем разделились и начали противостоять уже друг другу. То есть все обернулось бумерангом. Это же понятно!

Звиад Мчедлишвили: Как грузинская власть должна противостоять процессу «утечки» молодых кистинцев в Сирию?

Хасо Хангошвили: Грузинское руководство должно тщательно контролировать границы. И параллельно уделить внимание Панкисскому ущелью. Я глубоко убежден, что все эти процессы, когда молодые люди покидают дома и уезжают воевать на чужбину, вызваны тяжелым социальным и экономическим положением в ущелье. Да, разумеется, что-то для улучшения ситуации здесь делается, на это закрывать глаза было бы неправильным. Внимание нам вроде стараются уделять, но… кроме этого необходима и идеологическая работа в ущелье. Влияние радикального течения ислама здесь усиливается, тогда как так называемый традиционный ислам, – хотя неправильно называть его традиционным, так как это истинный ислам, а мы правоверные мусульмане, – теряет позиции. Необходима правильная политика, чтобы усилить традиционный ислам, нужно уделить ему внимание. По правде говоря, мы работали и работаем над этим вопросом, государство идет нам навстречу, назначило нашим имамам зарплату. Но при этом нам не хватает мечетей, у нас две полноценные мечети (т.н. традиционного ислама), и людям приходится собираться в молитвенных комнатах. Надеюсь, в будущем нам помогут, и в ущелье появится медресе, которое сможет противостоять пропаганде неофициальных медресе (салафитских), тем самым нам удастся приостановить отток молодежи в Сирию, и мы вернем их к истинной религии. Мы над этим работаем, нас поддерживают (государство), посмотрим, что получится.

Звиад Мчедлишвили: Скажите, какая сейчас обстановка в Панкиси? В грузинских СМИ говорилось, что в последние дни ситуация в ущелье была очень напряженной. А на заседании совета старейшин было сказано, что если процессы в Панкиси будут продолжаться в таком духе, то не исключено, что прольется кровь. Как это понимать?

Хасо Хангошвили: Действительно, ситуация очень накалилась, но нам удалось ее урегулировать. Никого не устраивает, чтобы в Панкиси ситуация была такой, как в начале нулевых, когда процессы были неуправляемыми. Повторения этого мы не хотим. Родители и родственники тех молодых людей настроены очень агрессивно, но мы постарались их успокоить, отговорили от каких-то поспешных действий. В первую очередь этими событиями должно заинтересоваться государство, оно должно помочь установить местонахождение ребят и вернуть их родителям. Да, пока здесь спокойно. Но это не то спокойствие, которое несет мир. Это, я скажу, временное спокойствие. Если процессы продолжатся и молодых людей, которых мы растим и которые должны нас сменить, будут по-прежнему отправлять на чужую войну, словно мамлюков, то тогда возможно всякое. И нас это беспокоит. Мы живем здесь бок о бок с грузинским народом несколько столетий, мы часть грузинской государственности, часть Грузии, потому мы не хотим, чтобы сюда внедрялись какие-то чуждые нам арабские традиции и порядки. Это может вызвать негативные процессы, беспорядки. Это будет плохо не только для жителей Панкиси, но и для всей моей страны. Не нужно забывать про нашего северного соседа, ожидающего в засаде, или других наших недоброжелателей, которые любой такой инцидент, провокацию могут использовать в своих интересах. Но пока здесь спокойно. И, думаю, мы сможем сохранить это спокойствие.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG