Accessibility links

Предпраздничные ограничения


Грузинские власти никак не комментируют этот вопрос, а ахалгорцы все еще надеются, что в Цхинвали изменят свое решение.

Грузинские власти никак не комментируют этот вопрос, а ахалгорцы все еще надеются, что в Цхинвали изменят свое решение.

Решение властей самопровозглашенной республики Южная Осетия закрыть в пасхальные дни 11-12 апреля пропускной пункт в Ахалгори стало неприятным сюрпризом для граждан Грузии из этого региона. Грузинские власти никак не комментируют этот вопрос, а ахалгорцы все еще надеются, что в Цхинвали изменят свое решение.

Услышав новость о том, что в пасхальные выходные 11-12 апреля пропускной пункт в Ахалгори будет закрыт, Автандил Кочишвили бросился звонить своим знакомым, которые ежедневно пересекают административную границу:

«Никаких разговоров о закрытии поста не было, и сегодня с утра люди перемещались, как раньше. Обычно российские пограничники заранее предупреждают об ограничениях. Напротив, в эти дни они способствовали тому, чтобы больше людей переходило административную границу. Такого запрета после войны никогда не было».

После войны 2008 года он, в отличие от других беженцев, не может ездить в Ахалгори. Автандил – член местного сакребуло, теперь уже в изгнании.

Вдвойне расстроило решение де-факто властей Южной Осетии жительницу Ахалгори Тамару Меаракишвили. Вчера она прочитала на югоосетинских сайтах о том, что в день Пасхи, 12 апреля, жителям и гостям де-факто республики предоставят возможность «свободного посещения церквей, родственников и мест захоронений в приграничной зоне Цхинвальского, Знаурского и Ленингорского районов». Тамара подумала, что этим смогут воспользоваться и ее родственники, живущие в Тбилиси:

«Моя сестра уже год не была в Ахалгори. У нее нет пропуска. У нас появилась надежда, что хоть на праздник она смогла бы приехать. Но теперь, я боюсь, что и моя дочь, у которой есть специальный документ (форма №9), тоже не сможет приехать. Сегодня она не успеет, а завтра сделать это будет невозможно, если закроют дорогу».

Тамаре придется одной пойти в церковь в день Пасхи, а также посетить могилы родственников. В Ахалгорском районе сейчас две действующие церкви – в самом Ахалгори и в селе Маргвиси. В них служба идет на грузинском языке.

После августовской войны 2008 года официальный Тбилиси пытается договориться с осетинской стороной и российскими пограничниками о допуске в дни Пасхи грузинских беженцев к могилам близких на неподконтрольной грузинским властям территории. Такая попытка была сделана и 25 марта на эргнетской встрече в рамках механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них. Тогда глава осетинской делегации Хох Гаглойты заявил:

«Всегда, как только приближается праздник, как правило, Пасха, грузинская сторона активно ставит этот вопрос в формате МПРИ. Но мы всегда предлагаем, что надо прийти к каким-то системным соглашениям, которые бы снимали необходимость экстренного реагирования на подобного рода вопросы».

Тогда представитель МВД Грузии Шалва Энукидзе, говоря о готовности грузинской стороны продолжать работу в этом направлении, видимо, не предполагал, что к закрытым блок-постам на административной границе добавится и Ахалгори. Сегодня грузинские официальные лица не делали никаких заявлений по этому вопросу. Тем временем беженцы из Ахалгори, которые хотели бы попасть на Пасху в родные места, все еще надеются, что в Цхинвали передумают. В такие дни ведь хочется верить в чудо.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG