Accessibility links

Идите-ка вы в суд!


В России нет организации, которая приютила бы женщин с детьми на длительное время. Женщины и дети, испытавшие насилие, нуждаются в длительной психологической реабилитации и часто ничего не имеют за душой

В России нет организации, которая приютила бы женщин с детьми на длительное время. Женщины и дети, испытавшие насилие, нуждаются в длительной психологической реабилитации и часто ничего не имеют за душой

Людям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации в России, помогают исключительно сердобольные граждане. Государство как-то самоустранилось, и все выглядит, как будто так и должно быть. Социальные сети Facebook, Одноклассники, ВКонтакте и другие полны мольбы о помощи в сборе денег для лечения за границей. В основном это дети с онкологическими или редкими заболеваниями, от которых отказались врачи. Но редко когда можно увидеть пост от жертв домашнего или, как говорят, бытового насилия. Они боятся преследований со стороны насильника или стесняются огласки. Молодая женщина с малолетним сыном была выкинута свекром из московской квартиры. Ее муж находится в заключении за наркотики. В отчаянии она опубликовала в сети крик о помощи осенью 2014 года. История Асмат из Азербайджана сильно закручена и далека от разрешения.

В Рунете полно данных об организациях, которые предлагают помощь женщинам, переживающим жестокое обращение в семье, есть кризисные центры для женщин, центры психологической помощи, благотворительные центры и телефоны доверия. Церковь предлагает свою помощь женщинам с детьми в кризисной ситуации. Да, можно позвонить в эти организации, поехать к ним, рассказать о своих бедах и получить первую помощь. Но нет в России организации, которая приютила бы женщин с детьми на длительное время. Женщины и дети, испытавшие насилие, нуждаются в длительной психологической реабилитации и часто ничего не имеют за душой.

Многие центры предлагают свою помощь в рабочее время с восьми утра до пяти или шести вечера. А днем насилие обычно не происходит. Тревожные звонки, как правило, поступают после 22.00, ближе к ночи. Решившиеся на этот отчаянный шаг уже совершают в своем роде подвиг. Женщины боятся за свое положение и огласки. Не хотят посвящать даже близких.

Елена Алекперова, московская правозащитница, 20 лет помогает жертвам домашнего насилия. Она их обеспечивает юридической и психологической помощью. В сентябре 2014 года услышала, как она говорит, вопль души: «Я осталась на улице с ребенком!»

«Поехали по этому адресу и увидели действительно рыдающего ребенка, женщину и запертую дверь с выломленным замком, со вставленным другим замком, с огромной дырой в двери. Мы стали снимать все это. Потом приехали сотрудники полиции и стали просить человека за дверью открыть ее и отдать вещи. Он сослался на два крошечных стареньких чемодана за дверью и сказал, что это все, что ей положено. Потом мы узнали, что все ее приданое, драгоценности, бриллианты ее супруг пропил или обменял на наркотики. То есть всю ее одежду, стипендию... Девочка, как выяснилось, окончила химический факультет МГУ. Ребенок прелестный, внешне похож на Гарри Поттера – тихий, спокойный, очень воспитанный, выдержанный. Мы стали помогать этой семье. Вначале сосед им предоставил комнату, чтобы они хоть эту ночь провели там, потом им дали какую-то комнатку, но затем они оказались в подвале. Им дают три раза в день один талончик на двоих на питание. Они съедают вдвоем один завтрак, один обед и один ужин. Причем, если мамы нет дома, мальчик бежит с мисочками, забирает еду, звонит и говорит: «Я тебе еду взял». Родители высылают небольшую сумму денег, в основном она уходит на пошлины, суды и транспорт. Люди из сообщества «Отдам даром» и я дали им какие-то достаточно приличные, вещи, и она, слава Богу, не выглядит нищенкой – они одеты прилично. Все суды они проиграли. Мальчика из квартиры выписали в сарай – на 1/25 долю сарая, потому что там на 88 метров 25 собственников. То есть, чтобы ребенок не имел возможности ни на что претендовать. Ребенок из квартиры выписан в сарай, который находится в лесном дачном поселке, в котором, конечно, нельзя ни учиться, ни в поликлинику попасть, а ребенок является аллергиком, и т.д. Они предпочитают жить в подвале, в котором проживают гастарбайтеры».

Конституция России стоит на страже интересов ребенка. В данной ситуации совершенно очевидный факт, что ребенок страдает от действий отца. Муж и свекор Асмат против того, чтобы она уехала с сыном из России. Но мужу Асмат предстоит отбывать срок в местах заключения еще три года, и не факт, что он перестал зависеть от наркотиков. Свекру 85 лет, и в силу преклонного возраста он не может быть опекуном внуку. Как в этом случае защитить несовершеннолетнего Сенана?

«Объясню, во-первых, относительно отца. Он специально подарил свою долю в квартире отцу и дал разрешение на выписку ребенка. Видимо, сидя в тюрьме, понял, что из жены выжать уже нечего, потому что все, что было, уже потрачено, она ему не очень-то нужна. Во-вторых, поскольку ребенок россиянин, а он не заинтересован, чтобы ребенок уезжал, потому что отец ему объяснил, что все его беды от жены. Свекровь всегда говорила, что женщина строит дом, видимо, в понимании свекрови, у которой муж был замминистра и хорошо зарабатывал, жена сына, т.е. невестка, должна и кирпичи покупать, и строить – все сама. То есть сын ее, в отличие от мужа, ничего не должен делать. Правда, перед смертью она пыталась перед Асей извиниться, но извинения не были приняты. Но когда свекровь умирала, уже была тупиковая ситуация, и Ася не могла принять этих извинений. Это было в Азербайджане, потому что свекор выставил ее из дома, сказав: «Уберите ее с глаз моих, чтобы она здесь не помирала», и она умирала не дома, а у сестер в Азербайджане. Ну, такая патологическая, я бы сказала, психиатрическая семья», – говорит правозащитница.

У Асмы совершенно нет средств к существованию. Более того, она не имеет права работать. Свекор и муж сознательно создали вокруг нее тупиковую ситуацию, рассказывает Елена Алекперова:

«Сейчас они хотят ей отомстить последним способом – лишить ребенка. Поэтому ей последние два года, уже планируя эту ситуацию, не давали временной регистрации, она все время продлевала ее через друзей и знакомых, и сейчас у нее нарушен миграционный режим, а ребенок продолжает быть россиянином без права выезда, поэтому она не может выехать вместе с ребенком. Конечно, эта ситуация не тупиковая, потому что сейчас она подала в суд на лишение его прав отцовства.

– Если ситуация не тупиковая, какой вы видите выход из нее?

– Ситуация – исключение. Отец – наркоман-рецидивист, отбывает третий срок. Он явно не отец. Мы обязательно выиграем суд. После всего того, что он совершил, а в материалах дела есть и его доверенность на выписку сына, и его дарственная на свою долю в квартире, т.е. он лично с сыном из тюрьмы проделал последнее, что мог. Это дает нам основание для того, чтобы мы были убеждены, что выиграем дело. Он будет лишен отцовских прав. Вообще, исходя из практики, суд редко лишает родительских прав, но в данном случае наркоман-рецидивист – это все основания».

Как говорит Елена, в России с помощью неплохо. Простые люди умеют заниматься благотворительностью и помогают от души. Но когда людей официально уполномочивают на эту роль, получается совсем не помощь. Но с молодой мамой из Баку вышла накладка. Елена обращалась ко многим людям, в том числе и к журналистам. Многие отказались потому, что она не славянка. В России сейчас другой бренд. В связи с событиями на Украине, на телевидении показывают исключительно славян и их проблемы. Асмат заявила, что если у нее отнимут ребенка, она устроит на Красной площади акт самосожжения. Ей нечего терять, но в это никто не верит.

Немного расскажу здесь об истории Асмат. Она приехала в Москву не в поисках заработка. Она вышла замуж по азербайджанским традициям – со сватами, переездом в Москву. Но в браке все пошло не так. Правда, не сразу. Не благодаря, а вопреки мужу, с ребенком на руках она закончила химический факультет МГУ. Но не может устроиться на работу, потому что нет регистрации. А нет регистрации – нарушает иммиграционное законодательство.

Любая попытка Асмат легализоваться или решить вопрос с ребенком упирается в глухую стену. По телефону из Москвы она рассказала, что вынуждена скрываться, чтобы у нее не отняли ребенка:

«Поверьте мне, я писала во все инстанции и получала лишь отписки: «Ничем не могут помочь, обращайтесь в суд». Я хотела себе сделать российское гражданство. Надо мной сейчас нависла угроза – у меня могут в любой момент отнять ребенка. Я этого боюсь. Это сейчас самое страшное для меня, поэтому я прячусь».

Чувство мести свекра Асмат настолько велико, что он грозится отнять у нее ребенка и отдать в детский дом.

«Отец написал на него доверенность – просто доверил свои обязанности своему отцу. Написал доверенность – не опеку, т.е. наш дед может действовать от имени своего сына. Знаете, у нашего деда было несколько браков, от всех браков у него есть дети, которых он отобрал у матерей, а потом выбросил на улицу, как ненужных щенков. Все его родственники умерли – кто от наркомании, кто от алкоголизма, – т.е. все его дети умерли на улице, даже девочки. Только один мой муж живой, но он отбывает наказание из-за такого воспитания и потаканий со стороны отца. Наш дед давал ему деньги на наркотики. Сейчас он угрожает, что вышлет меня в Азербайджан, а ребенка у меня отберет», – говорит Асмат.

Со своими проблемами Асмат обращалась и к детскому омбудсмену Павлу Астахову.

«Мы пробовали писать Астахову, но от него тоже пришла отписка. Не он, разумеется, а его помощники просто отправили письмо, чтобы мы обращались в суд, они этим не занимаются, чтобы мы обращались в органы попечительства, а те сразу же предложили мне отказаться от ребенка. Когда я просила их оценить ситуацию, в которой мы сейчас оказались, они сказали, что будут являться в суд только по запросу суда. Мой ребенок никогда не будет счастлив в детдоме. Я думаю, что ребенок там пропадет. Мне бы хотелось либо ухать с ребенком в Европу, либо получить российское гражданство, чтобы быть нормальным человеком. Здесь мне в лицо никто не смотрит. Здесь я – отбросок общества».

Это была Асмат, волею судьбы оказавшаяся в России. Материал этот не просто о судьбе несчастной женщины. Хотя это очень важный момент во всей этой истории. Главный акцент хочется сделать на несовершенстве российских законов. Дети оказываются выброшенными на улицу, и никого, кроме случайно узнавших об этом людей, не беспокоит их судьба.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG