Accessibility links

В ожидании «перспективного послания»


По словам посла, визовый режим зависит от выполнения плана по либерализации виз. В Грузии многое делается для того, чтобы этот план был выполнен, но говорить о том, что к Рижскому саммиту будет завершен процесс оценки ситуации, преждевременно
фото: www.frontnews.ge

По словам посла, визовый режим зависит от выполнения плана по либерализации виз. В Грузии многое делается для того, чтобы этот план был выполнен, но говорить о том, что к Рижскому саммиту будет завершен процесс оценки ситуации, преждевременно фото: www.frontnews.ge

В настоящее время в Праге с визитом находится посол Грузии в Европейском союзе Натали Сабанадзе. Она рассказала нам о перспективах, которые ожидают Грузию на грядущем Рижском саммите Евросоюза.

Окропир Рухадзе: Хочу спросить вас о перспективах Рижского саммита. Несмотря на то, что есть люди, которые испытали крушение надежд, связанных с Евросоюзом, большинство все же ждет от саммита очень многого. К примеру, глава МИДа Латвии назвал его спасением для Восточного партнерства. Почему возникла необходимость, чтобы этот форум стал спасением для такой важной программы, рассчитанной на долгие годы? Что будет происходить на Рижском саммите вокруг Восточного партнерства, в котором участвует и Грузия?

Натали Сабанадзе: Рижский саммит, по моему мнению, будет очень значимым, поскольку в первую очередь это поствильнюсский, так сказать, саммит, который был в геополитическом смысле очень насыщенным и драматичным. Рига, скорее всего, будет намного слабее, есть опасность, что она не будет столь значимой. Заранее говорить об этом сложно, но, по моему мнению, это имел в виду господин Эдгарс, когда говорил, что в Риге должно быть заложено что-то такое, что вдохнет новую жизнь в Восточное партнерство. Случится это или нет, мы пока не знаем, и именно потому, что это происходит после Вильнюса. Мы должны иметь в виду и то, что сложные отношения с Россией следуют из саммита к саммиту, как тень.

Это именно тот контекст, который в большей степени обусловит то, что будет сказано, или, напротив, о чем не будет сказано на этом саммите. То есть он будет важным не только тем, какие послания прозвучат на нем в адрес партнеров и в адрес России, но и тем, какие послания не прозвучат. Он будет важным даже в плане замалчивания некоторых тем и вопросов. Поэтому мы должны будем рассматривать это в контексте отношений с Россией и в поствильнюсском контексте. Для Грузии, так же как и для других стран-партнеров, очень важно, чтобы политическая значимость Восточного партнерства после этого саммита не ослабела. И все страны, которые заинтересованы в этой инициативе, всячески стараются, чтобы это случилось.

О.Р.: Не слишком ли эгоистичной может показаться позиция Грузии, которая была бы рада, чтобы ее, а вместе с ней Украину и Молдову отделили от тех стран, которые больше склоняются к России, смотрят в сторону Кремля, так сказать. Стоит ли ожидать чего-либо конкретного в этом плане от саммита? В одной из наших программ прозвучала информация о том, что «эту тройку» могут повести другим путем…

Н.С.: Наверное, это было бы хорошим решением. Вообще, это инициатива «шестерки», которая как таковая не распадется. Это очень важно для Евросоюза. Однако, когда об этом говорят, часто имеют в виду принцип дифференцирования и то, что могут быть к этому вопросу разные подходы. Насколько далеко пойдет Рижский саммит в направлении дифференциации, сказать сложно, однако в определенной степени – это естественно, потому что эти три страны – Грузия, Украина и Молдова – уже являются ассоциированными членами Евросоюза... На этом саммите нас интересует один вопрос: чтобы для этих стран нарисовалась какая-то перспектива, чтобы прозвучало перспективное послание. Ассоциирование очень важно, а на этом этапе важна имплементация этого договора, но это не последний шаг – наши отношения подразумевают и много другое, после ассоциирования у нас есть и другие амбиции. И у нас есть цель – получить это в Риге.

О.Р.: Много лет назад на том месте, где сидите сейчас вы, сидел бывший госминистр Грузии Гия Барамидзе, который говорил о том, что в самом ближайшем будущем Евросоюз упразднит визовый режим с Грузией. Что происходит сейчас? За последние два месяца практически никто не высказывался на эту тему. Может случиться так, что и на Рижском саммите не будет решен вопрос об упразднении визового режима?

Н.С.: Знаете ли, визовый режим зависит от выполнения плана по либерализации виз. Многое делается, чтобы этот план был выполнен, и сегодня Грузия находится гораздо ближе к последней стадии, чем в то время, когда говорил об этом Барамидзе. Но говорить о том, что к Рижскому саммиту будет завершен процесс оценки ситуации, преждевременно. То есть обязательно будет зафиксирован прогресс, будет зафиксировано то, что Грузия выполнила технические требования до конца, если это так. Но для того, чтобы комиссия вынесла окончательное решение и сказала, что дает рекомендацию для перехода Грузии на безвизовый режим, еще нужно время. На Рижском саммите в лучшем случае может прозвучать, что Грузия выполнила технические требования и Грузия, в принципе, готова к тому, чтобы получить разрешение для безвизового передвижения, но это совсем не означает, что так оно и будет. Это будет всего лишь заключение комиссии. Комиссия также может засвидетельствовать, что Грузия показала прогресс в этом направлении или что осталось несколько этапов, которые необходимо завершить в течение этого года. Но, повторяю, это всего лишь рекомендации, которые дает комиссия. А потом уже страны-члены Евросоюза на основе этих рекомендаций должны вынести политическое решение.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG