Accessibility links

«Фейсбук» – ежедневная всеабхазская газета»


«Фейсбук» в Абхазии действительно стал мощнейшей площадкой распространения информация по всей стране, потому что там находится общественно активная часть аудитории

«Фейсбук» в Абхазии действительно стал мощнейшей площадкой распространения информация по всей стране, потому что там находится общественно активная часть аудитории

ПРАГА---Темой нашего сегодняшнего «Некруглого стола» будет ситуация в медиасфере Абхазии. В последнее время в республике появилось несколько новых СМИ, в частности, на местном рынке усилила свое присутствие Россия. Я хотел бы также обсудить судьбу закона «О доступе к информации». У нас на прямой линии два журналиста из Абхазии, чьи голоса не раз звучали в нашем эфире, – это главный редактор «Нужной газеты» Изида Чаниа и главный редактор сайта sukhum-moscow.ru Антон Кривенюк.

Дэмис Поландов: Изида, как ты оцениваешь уровень насыщенности медиарынка Абхазии? Можно ли сегодня говорить о том, что пресса полностью покрывает или обеспечивает потребности читателей, в том числе и политические?

Изида Чаниа: Медиарынок Абхазии, особенно в поствыборный период, стал заполняться, появились новые информационные агентства, сайты, но я думаю, что никогда не будет такой ситуации, когда мы сможем сказать, что медиарынок полностью удовлетворяет все потребности читателей. Надо отметить, что, несмотря на появление новых СМИ, они в основном электронные, а печатные СМИ на сегодняшний день уходят на задний план. Я должна подчеркнуть, что даже мы, кто делает газеты, уменьшаем тиражи, потому что вопрос с распространением газет на территории Абхазии до сегодняшнего дня так и не решен. Мы тоже уходим в интернет-пространство. При всем этом надо обратить внимание, что не все жители Абхазии являются интернет-пользователями, поэтому говорить о покрытии всего медиарынка, я думаю, преждевременно.

Дэмис Поландов: То есть существенная часть людей остается по большому счету один на один с телевидением...

Изида Чаниа: В районах Абхазии, например, в Гальском районе, оно остается и без абхазского телевидения. Тут, конечно, уже государству нужно продумывать свою политику в области медиа, потому что абхазское телевидение не вещает или частично вещает на Гальский район ввиду каких-то технических сложностей. И жители этого района в основном потребляет продукцию грузинских медиа. То же самое у нас происходит на другой стороне границы с Россией – там тоже большинство жителей Гагрского района потребляют продукцию российских СМИ.

Дэмис Поландов: А если говорить о контенте, то чем отличается, допустим, «Абаза ТВ» от АГТРК по содержанию? Дают ли они какие-то разные точки зрения? Это уравновешенные СМИ или все-таки АГТРК отдает предпочтение официозу? Как это сегодня выглядит?

Изида Чаниа: Сегодня это выглядит немного иначе, чем год назад. Я бы не сказала, что сегодня существует очень большая разница между подачей материала на «Абаза ТВ» и АГТРК. И те и другие пытаются представлять разные точки зрения, но в наших условиях это немного проблематично, так как складывается ситуация, когда не все респонденты готовы идти на контакт, выступать и отстаивать свою точку зрения. Поэтому иногда мы оказываемся в таком информационном вакууме в силу того, что мы не можем заставить людей высказывать свою точку зрения.

Дэмис Поландов: Правильно ли я понимаю, что это касается, в том числе, и чиновников?

Изида Чаниа: Это касается и чиновников, и сегодняшних партий. Я не думаю, что их уже сегодня можно назвать оппозиционными, потому что это еще не оппозиция, но партий, которые перестали быть партией власти, это тоже касается. Они не готовы к диалогу, они точно так же делят журналистов на своих и чужих, и тут возникают очень большие проблемы – они отказываются от комментариев, тем самым лишая возможности наших читателей и зрителей знать другую точку зрения.

Дэмис Поландов: Антон, появился твой проект, который называется «Все об отношениях Абхазии и России», а есть еще российский проект – РИА «Новости» запустил «Sputnik-Абхазия», есть еще несколько сайтов... Кроме этого, создаются новые группы в «Фейсбуке» самой разной направленности, в том числе, информационной. Как тебе кажется, это все рыночные проекты, у этого есть потребители или это проекты, которые оплачены заказчиками, и они просто используются для продвижения информации, нужной заказчику?

Антон Кривенюк: Я бы сказал, что есть и то и другое. В любом случае тенденция налицо: появляются проекты, усиливающие, даже я бы не сказал, российское присутствие в медиа-пространстве, а именно количественно увеличивающие число изданий, финансирование которых, так или иначе, обеспечивается из России. Я могу сказать о том, что, наверное, это каким-то образом является более широким отражением тех политических процессов, которые происходят сейчас не только в российско-абхазских отношениях, но и на региональном уровне в целом.

Дэмис Поландов: Ты хочешь сказать, что сегодня существует такая раздробленность, что требуется такое количество новых ресурсов?

Антон Кривенюк: Нет, я думаю, что просто речь идет о разных источниках, вероятно, не конфликтующих между собой, а именно, существует общая направленность, необходимость работать с Абхазией. Насколько я понимаю, этот процесс шире. Что касается того же «Спутника», то он активно выходит и на другие рынки – Абхазия просто является одной из стран постсоветского пространства, куда пришел «Спутник». Что касается аудитории, то, на мой взгляд, востребованность, конечно же, есть, потому что до сих пор в абхазском медийном пространстве очень многие темы оставались вне внимания СМИ.

Дэмис Поландов: Но они (многие темы) и остаются вне внимания СМИ.

Антон Кривенюк: Если взять ту нишу, которую мы пытаемся занять, – это освещение российско-абхазской проблематики, причем, освещение не на уровне публикаций нормативных актов, соглашений, какой-либо официальной риторики, а того, что касается жизни людей. Это была одна из ниш, которые были совершенно не освоены в абхазском медийном пространстве, поэтому мы можем видеть, что аудитория откликается на нашу работу.

Дэмис Поландов: Антон, а как ты оцениваешь конкуренцию абхазских СМИ сегодня с «Фейсбуком» или какими-либо социальными сетями? Потому что я могу сказать, что объем информации, который дается, особенно в анонимном режиме, достаточно большой, и это то, о чем не пишут газеты. Естественно, часть этой информации может быть неправдой. Есть ли к ней доверие? Насколько распространяется потом по всей Абхазии то, что в «Фейсбуке» вбрасывается в группах?

Антон Кривенюк: Я вообще бы назвал сегодня абхазский «Фейсбук» ежедневной всеабхазской газетой. Действительно, это стало мощнейшей площадкой – даже те люди, которые в силу разных причин не черпают информацию из этой социальной сети, в любом случае через вторые, третьи руки получают ее. Эта информация широчайшим образом расходится по всей стране, и это, на мой взгляд, совершенно новый в абхазских условиях, уникальный инструмент, от которого зависим все мы, так как все новые издания распространяются исключительно посредством публикации материалов в социальных сетях, и «Фейсбук» тут на первом месте, потому что там находится общественно активная часть аудитории.

Дэмис Поландов: Изида, давай продолжим говорить о респондентах. Я с самого начала сказал, что хотел бы обсудить закон «О доступе к информации». Как так получилось, что его отложили на одном из последних заседаний парламента, какова вообще его судьба и в чем состоят претензии к этому закону? Я знаю, что Ассоциация работников СМИ Абхазии (АРСМИРА) очень долго занималась этим законом.

Изида Чаниа: На самом деле закон о праве на доступ к информации не отложили, он прошел в первом чтении, и ему требуется еще два чтения. Просто депутаты отказались принять его в первом и окончательном чтении. Единственное высказывание недовольства по поводу этого закона прозвучало из уст представителя президента в парламенте. Как потом выяснилось, его точка зрения не совпадает с точкой зрения президента. Он сказал примерно, что «есть закон о СМИ, пусть им и пользуются», тем самым подчеркивая, что ему непонятно, почему Ассоциация журналистов лоббирует закон о праве граждан на доступ к информации. Поправки, которые мы предлагали к этому закону, – это поправки, которые предусматривают ответственность за непредоставление информации, и поправки, связанные с тем, что информация должна предоставляться гражданам бесплатно. На самом деле против этих поправок никто из депутатов не возражал, они возразили просто против окончательного принятия этого закона и предложили еще раз рассмотреть его после первого обсуждения и вернуться к нему, то есть закон не отложен, и никакого конфликта не существует.

Дэмис Поландов: То есть вы думаете, что его примут и он действительно может каким-то образом помочь улучшить ситуацию в доступе к информации?

Изида Чаниа: Да, конечно. Мы не просто так предлагали все эти поправки, они были связаны с теми конфликтами, которые возникали у граждан при запросе информации. Во-первых, очень накладно было людям получать информацию, оплачивая ее, то есть платные услуги по предоставлению информации создавали очень большие проблемы. Во-вторых, общественные организации не могут, согласно закону о СМИ, получать информацию, поэтому мы внесли это в закон о праве на доступ к информации. И, конечно же, самое главное – это ответственность чиновников. Это, кстати, болезнь и закона о СМИ. Просто с законом о СМИ у нас возникает проблема – нам туда нужно вносить не поправки, а надо создавать другой закон, потому что есть какие-то вещи, особенно связанные с телевидением, и все это надо пересматривать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG