Accessibility links

Анатолий Бибилов: «Мы виноваты, потому что мы большинство»


Спикер югоосетинского парламента Анатолий Бибилов

Спикер югоосетинского парламента Анатолий Бибилов

ПРАГА---Президент Южной Осетии Леонид Тибилов и спикер парламента Анатолий Бибилов встретились накануне, однако не смогли договориться. Парламентское большинство и его лидер добиваются отставки министра иностранных дел Давида Санакоева, которому законодательный орган 13 марта вынес вотум недоверия. Впрочем, глава государства не намерен сдавать своего соратника. Возможен ли компромисс или политический кризис в республике неизбежен? Об этом мы поговорили с гостем недели – спикером югоосетинского парламента Анатолием Бибиловым.

Нана Плиева: Анатолий Ильич, президент Леонид Тибилов сегодня встречался с представителями парламентской партии «Ныхас», и там он сказал, что накануне вы встречались с ним и у вас состоялся «долгий и серьезный разговор». О чем вы договорились?

Анатолий Бибилов: Предварительные консультации по разным вопросам, в том числе и по конституционным законам, естественно, по предложению фракции «Единая Осетия» по поводу выражения недоверия члену правительства – министру иностранных дел. Мы обсуждали, что мы абсолютно ничего незаконного не делаем и в наших действиях мы строго придерживаемся рамок Конституции и законов, которые действуют на территории Южной Осетии. Конечно, у руководителя государства есть определенное мнение по этому поводу, но в то же время эти консультации не закончены – мы и дальше будем работать и находить компромиссы.

Нана Плиева: Наблюдая за тем, что сегодня говорил президент, создалось впечатление, что вы вчера не договорились. Сегодня в своих оценках Леонид Тибилов был достаточно критичен по отношению к парламенту. Он сказал, что в республике нет политического кризиса, но при этом заметил, что есть серьезный сигнал в работе парламента Южной Осетии и ответственность за происходящее ложится на руководителей парламента. Сегодня же президент говорил, что законодательный орган не справляется со своими обязанностями. В частности, он сказал: «На сегодня мало предложений законодательной инициативы. В большинстве случаев они исходят от исполнительной власти, что совершенно не красит работу законодательного органа». Это сигнал вам, если вы заупрямитесь, то может дойти до роспуска парламента?

Анатолий Бибилов: Для того чтобы распустить парламент, должны быть причины, и первая причина должна быть в том, что мы нарушаем Конституцию, меняем конституционный строй. В Конституции четко прописано, при каких случаях распускается парламент или выносится недоверие, допустим, тому же правительству, или же, как можно вынести недоверие любому члену правительства. Что касается парламента, то, к сожалению, определенное давление со стороны исполнительной власти имеет место быть. Как я уже говорил, причиной этому является то, что у нас на сегодняшний день непрофессиональный парламент, то есть депутатами являются и руководители государственных органов, и это, конечно, неправильно. Что касается информационной составляющей, то, конечно же, на сегодняшний день это преподносится однобоко. Причем, опять-таки со стороны исполнительной власти. Каждый имеет право говорить и судить о работе парламента, тем более президент, но чтобы судить, для этого надо зайти на сайт парламента, посмотреть, какие законы приняты, узнать в комитетах, какие проекты законов у нас существуют...

Нана Плиева: Вы думаете, что президент этого не знает?

Анатолий Бибилов: Не знает, потому что у него однобокая информация, которая абсолютно далека от истины. Я об этом заявил во время встречи с ним, привел примеры, какие законы мы рассмотрели. Более того, в 2014 году из 18 проектов, которые должно было представить правительство, они, по-моему, представили всего лишь два, и уже в первой декаде 2015 года планы со стороны правительства опять не выполняются. Что касается законов и их исполнений, могу привести пример, когда мы приняли закон об игорном бизнесе, правительство его не выполняет. На сегодняшний день те же тотализаторы и игорные заведения продолжают существовать. Так что причину не надо искать только в парламенте или только в правительстве. Я считаю, что к этому все-таки надо подходить комплексно, и обливать грязью парламент, я думаю, неправильно.

Нана Плиева: Вы говорили сейчас, что идет давление на законодательную власть со стороны исполнительной, и вы сделали довольно жесткое заявление на днях, сказав, что все это «сказки венского леса» о том, что каждая партия самостоятельно приняла решение бойкотировать заседание парламента. Расцениваете ли вы критическое письмо в адрес законодательного органа со стороны Верховного суда как продолжение этого давления?

Анатолий Бибилов: И заявление Верховного суда, и заявление Генеральной прокуратуры – это звенья одной цепи, это целенаправленный процесс дискредитации работы парламента в целом и (отдельно) в лице, естественно, фракции «Единая Осетия» и его руководителя Бибилова Анатолия Ильича. Создается общественное мнение, которое опять-таки ничего общего с реальным положением дел не имеет.

Нана Плиева: Какова вероятность того, что министр иностранных дел Давид Санакоев выиграет дело против парламента в Верховном суде и что вы будете делать в этом случае?

Анатолий Бибилов: Знаете, это будет абсолютно неконституционно и незаконно. Верховный суд не уполномочен рассматривать вопросы по Конституции и конституционным законам. Для этого должен быть Конституционный суд. Четко прописаны обязанности Верховного суда опять-таки в Конституции республики Южная Осетия, и там четко определено, что трактовку Конституции, конституционным законам может давать только Конституционный суд или же парламент. Я абсолютно ответственно заявляю, что любой человек, конечно, может написать исковое заявление, и суд вправе его принять, но в данном случае абсолютно ясно и четко понятно, что суд должен отказать в иске, потому что у этого суда нет полномочий его рассматривать. То есть мы заведомо понимаем, что если даже будет принято какое-то решение, то оно будет принято против всех норм Конституции и законов, которые действуют на территории республики Южная Осетия.

Нана Плиева: То есть вы не будете отзывать свое решение... Какой выход остается в таком случае?

Анатолий Бибилов: Ни в коем случае. Выход в том, что каждый должен выполнять свои обязанности, и суд должен четко для себя понимать, что он не имеет права рассматривать (иск), потому что ссылка идет на 68-ю статью Конституции республики Южная Осетия. В таком случае, если суд отменяет решение высшего законодательного органа, причем, что самое главное, представительного, избранного народом. Если допускают, что могут изменить постановление парламента, то получается, что, в свою очередь, парламент может отметить решения судов или постановления правительства.

Нана Плиева: Анатолий Ильич, эксперты в эти дни часто оценивали происходящее в Южной Осетии как противостояние двух команд – президента Леонида Тибилова и, собственно, вашей команды. Кульминацией, судя по всему, станут президентские выборы. Вы не раз открыто заявляли, что у вас есть такие амбиции. С одной стороны, вы продемонстрировали свои аппаратные возможности президенту и избирателям. Вместе с тем вы не смогли довести это дело до конца, то есть мы видим, что президент, возможно, сейчас занимается тем же самым: показывает вам, что у него тоже есть аппаратные возможности, что он может через отдельные партии помешать проведению тех решений, которые вам нужны. Сможете ли вы договориться и возможна ли в Южной Осетии честная политическая конкуренция?

Анатолий Бибилов: Она не только возможна, но и должна быть такой. Я абсолютно в этом убежден. Другое дело, конфронтация или еще что-то...

Нана Плиева: А то, что мы сейчас наблюдаем, – это здоровая конкуренция?

Анатолий Бибилов: Это то, что мы не живем по закону, или не хотим жить по закону, не хотим видеть закон, и если человек не соблюдает простые, обыкновенные нормы Конституции и законов, то, естественно, включаются уже административные возможности. Всем понятно, что, конечно же, у исполнительной власти рычагов давления на любого человека больше, чем у парламента. Рычаг давления парламента лишь в законе. Мы, конечно, не назначаем, с должностей не снимаем, и если мы идем на это, то делаем это согласно Конституции. В свою очередь, конечно, оппоненты тоже должны действовать по закону, но ни в коем случае не звонить депутатам и не говорить им: «Не приходите на сессию». Кто звонил – я четко определил президенту конкретную фамилию, конкретных депутатов, которым этот человек звонил. Мы открыты для общения. Амбиции у всех есть, и я это понимаю, но эти амбиции не должны переходить нормы законов – это самое главное.

Нана Плиева: Анатолий Ильич, здесь еще один, на мой взгляд, принципиальный вопрос: я не понимаю причину вашего недовольства министром иностранных дел, потому что вариант договора о союзничестве и интеграции Южной Осетии с Россией, опубликованный Давидом Санакоевым, и тот, который в итоге был подписан президентами России и Южной Осетии, практически совпадают. Предложенный вами вариант не прошел, не был поддержан. Вместе с тем вы ратифицировали в парламенте этот договор, вы неоднократно публично о нем очень лестно отзывались, он вас устраивает, вы готовы проводить его в жизнь… Так зачем увольнять человека, который с самого начала поддерживал этот вариант договора?

Анатолий Бибилов: Во-первых, тот вариант договора, который мы предлагали, носил гораздо более интеграционный характер, претензии к министру в первую очередь как раз по договорам – мы этого не скрываем. Во-вторых, мы его ратифицировали потому, что сегодняшний договор, который был подписан, максимально приближен к тому варианту, который мы предлагали, и, слава Богу, там близко не стоит тот вариант договора, который опубликовал Давид Санакоев.

Нана Плиева: Но речь не идет об объединении правоохранительных органов, военных структур, то есть речь все-таки идет о создании общего пространства безопасности, не о полном слиянии, как вы того хотели, а об интеграции...

Анатолий Бибилов: Совершенно верно. Если речь идет об интеграции, то она должна пониматься в полном смысле этого слова, а не в частичном. В данном случае Давид Санакоев предлагал абхазский вариант, который нам не подходит ни в коей мере.

Нана Плиева: Но этот вариант похож на абхазский... Вы не согласны?

Анатолий Бибилов: Абсолютно нет. И близко не стоит.

Нана Плиева: А в чем отличие?

Анатолий Бибилов: Отличие в том, что слияние Министерства обороны и других структур будет полностью со структурами Российской Федерации, а в том варианте было создание какого-то общего командования какими-то группировками и прочее, то есть это совершенно разные вещи.

Нана Плиева: Представители парламентских партий, с которыми вы встречались накануне сорванного заседания, говорят о том, что они предлагали вам компромисс. Он выглядит следующим образом: не трогайте министра иностранных дел, мы возвращаемся в парламент, голосуем по всем другим законам и все идет, как прежде. А как выглядит компромисс с вашей стороны, с каким предложением вы готовы идти к президенту? Мы хотим этого, и тогда...

Анатолий Бибилов: Понимаете, тут вокруг работы парламента создается такое впечатление, чтобы у партии «Единая Осетия», которая представлена в большинстве в парламенте, был какой-то комплекс, что они большинство. То есть мы виноваты, потому что мы большинство. Это категорически неправильно. Мы предлагаем работать. Срыв сессии – это не работа. Я их спросил: «Какие вы инициативы вынесли со своей стороны? Где мы не обсудили те инициативы, которые вы внесли в парламент, и где мы что-то блокировали?» В принципе, кто работает, того и могут блокировать, а как заблокируешь того, кто не работает? Если уже идти по такому пути, то разве партия «Единая Осетия» не может сорвать работу парламента? Может, но мы же этого не делаем. Мы не нацелены на то, чтобы срывать работу, мы не настроены на то, чтобы вносить какой-то деструктивизм в работу парламента. Мы им предлагаем: «Ребята, если вы не согласны, то приходите, голосуйте против, но срывать работу и говорить о том, что вот, мы все равно не будем их слушать, – это как минимум глупо». Причем, я, как председатель парламента, абсолютно открыт для общения с любыми партиями, которые представлены в парламенте. Более того, я, как председатель парламента, общаюсь со всеми.

Нана Плиева: Вы, как спикер парламента и лидер «Единой Осетии», как далеко готовы идти, чтобы добиться увольнения министра иностранных дел?

Анатолий Бибилов: Мы не собираемся отказываться от целей и задач, которые перед собой ставим. Другое дело – решить. Со стороны Давида что получается? Две ветви власти в каком-то напряжении, тот, из-за кого создалось это напряжение, просто сел, закинул ногу на ногу и смотрит, чем же все закончится.

Нана Плиева: Но президент доволен работой Давида Санакоева. Он не собирается его увольнять. Он вам об этом сказал и в день голосования, и сегодняшнее заявление об этом говорит...

Анатолий Бибилов: Речь идет о том, что парламент недоволен его работой, и для этого есть четкие основания. Отчет, который был представлен, оценен как неудовлетворительная работа министра иностранных дел. Какие проблемы? Мне еще никто не объяснил, где по закону мы что-то неправильно сделали.

Нана Плиева: То есть вы готовы довести это дело до конца...

Анатолий Бибилов: Да. Мы отказываться не собираемся.

Нана Плиева: Ваши консультации с исполнительной властью продолжаются?

Анатолий Бибилов: Да, они продолжаются, и я уверен, что вопрос будет решен, и понимание того, что из этой ситуации надо выходить, есть и у президента, и у парламента. Никто не делает так, чтобы были какие-то моменты революционного характера. Ни в коем случае. Опять-таки есть закон, есть ситуация, которую нужно разрешить, причем абсолютно мирно, в рамках закона, не нанося ущерба в первую очередь людям, которые нас избрали.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG