Accessibility links

"В процессе раcкрытия"


Активисты Майдана задерживают сотрудника подразделения "Беркут". Киев, 20 февраля 2014 года

Активисты Майдана задерживают сотрудника подразделения "Беркут". Киев, 20 февраля 2014 года

Антикоррупционный комитет Верховной Рады Украины признал неудовлетворительным расследование дел об убийствах активистов Майдана – так называемых героев "Небесной сотни", а также расследование экономических преступлений режима Виктора Януковича. Если через два месяца ситуация не изменится, депутаты намерены добиваться отставки руководителей Генеральной прокуратуры, МВД и Службы безопасности Украины. Однако, заявляя “о саботаже и халатности” в ходе расследования дел Майдана, ни один из депутатов в парламенте не обвиняет правоохранительные органы в затягивании следствия по обстоятельствам гибели тех, кто находился по другую сторону баррикад – бойцов милицейского “Беркута” и внутренних войск МВД.

По данным Министерства внутренних дел Украины, в результате столкновений на Майдане, в том числе в период с 18 по 20 февраля 2014 года, 20 сотрудников правоохранительных органов погибли и около 600 получили ранения. В минувшем году создана парламентская комиссия по расследованию трагических событий в центре Киева, которую возглавил депутат Верховной Рады от партии “Батькивщина” Геннадий Москаль (сейчас он руководит Луганской областной администрацией). Через полгода эта комиссия, в частности, констатировала: погибшие и раненые бойцы “Беркута” и спецподразделений внутренних войск МВД не признаны следствием потерпевшими, не проведены необходимые судебно-баллистические и прочие экспертизы, а часть пуль, которыми убили милиционеров, забрали родственники.

Сейчас и в Генпрокуратуре, и в МВД Украины утверждают: уголовные дела об убийствах сотрудников правоохранительных органов находятся "в процессе раскрытия". Однако звучат и заявления о том, что эти дела не расследуются и вряд ли когда-либо попадут в суды. Об этом говорят защитники бывших спецназовцев, обвиняемых в смертях активистов Майдана. Слово одному из них – адвокату бывшего сотрудника милицейского “Беркута” Павла Аброськина (один из немногих арестованных по "майдановским" делам) Стефану Решко:

Адвокаты арестованных "беркутовцев". В центре - Стефан Решко

Адвокаты арестованных "беркутовцев". В центре - Стефан Решко

– Я этими вопросами – расследованием фактов гибели и ранений милиционеров – активно интересовался в конце 2014-го и в начале 2015 года. Мы, адвокаты арестованных “беркутовцев”, считали и считаем, что события 18-20 февраля на Майдане, все перестрелки, должны расследоваться вместе. Мы обратились с соответствующим запросом в Главное следственное управление МВД Украины в конце прошлого года – относительно гибели сотрудников правоохранительных органов: есть ли по этим делам подозреваемые, кто признан потерпевшим. Нам поначалу отказали в предоставлении такой информации, сославшись на то, что мы не являемся стороной процесса. Мы отправили повторный запрос, и нам, наконец, сообщили: все дела по факту причинения телесных повреждений и убийствам сотрудников милиции 18-19 февраля, действительно, расследовались ГСУ МВД, но затем были переданы в Управление специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины, то есть в то ведомство, которое расследует теперь гибель "Небесной сотни". Мы заявили ходатайство об истребовании детальной информации в судебном порядке. Это ходатайство удовлетворено Святошинским районным судом, и информация получена, но в суд пока не поступила.

– О каком числе погибших и пострадавших сотрудников правоохранительных органов сообщается в полученных вами ранее документах?

Мы рассматриваем версию о том, что на Майдане “работала” какая-то третья сила

– С 18 по 20 февраля 2014 года официально было зарегистрировано 578 пострадавших сотрудников милиции. Около 80 из них имели огнестрельные ранения, остальные – ожоги, ссадины, колотые и резаные раны. Погибли 19 или 20 представителей милицейских подразделений. Можно сказать, что следствие по этим делам вообще не ведется, нет даже потерпевших. А коли так – дальше двигаться невозможно. Либо этими делами до сих пор никто не занимается, либо занимается крайне поверхностно и формально.

– Будет ли расследование, по вашему мнению, доведено до конца?

– Я сомневаюсь. Конечно же, мы будем активно заниматься этими вопросами. Гибель демонстрантов и работников милиции – взаимосвязанные события одного периода, и их необходимо рассматривать вместе. Мы рассматриваем версию о том, что на Майдане “работала” какая-то третья сила. Ранения могли получать как активисты Майдана, так и сотрудники правоохранительных органов – возможно, что из одного и того же оружия. Все это надо анализировать, проводить экспертизы и сопоставлять. Могло быть и так, что, по сути, чьи-то действия спровоцировали милицию, а уже действия милиции спровоцировали протестующих – или наоборот. В этом надо разобраться: кто кого провоцировал, кто за кем бежал, была ли угроза жизни сотрудникам милиции или не было, кто первым открыл огонь и почему вообще это произошло.

– Некоторые из тех, кто был на Майдане 18-20 февраля, действительно утверждают, что и по ним, и по “беркутовцам” стреляли одни и те же снайперы. Руководители украинских силовых структур не раз заявляли, что это были российские спецназовцы. Однако до сих пор у следствия ведь нет никаких доказательств, что в те дни в центре Киева стреляли именно российские или другие иностранные снайперы – представители некой третьей силы?

Председатель СБУ Валентин Наливайченко

Председатель СБУ Валентин Наливайченко

– В годовщину трагических событий на Майдане в эфире канала “1+1” председатель Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко дал четко понять: об участии "третьей силы" в этих события известно чуть ли не доподлинно. По его словам, допрошены лица, которые на это указывают, установлено, кто там был и под чьим руководством работал. Это – заявление официального лица, и это является основанием для нас перепроверить информацию в процессуальном порядке. Ходатайство о допросе Наливайченко мы уже представили суду, и мы хотим, чтобы он раскрыл содержание этой информации, поскольку она непосредственно касается судьбы наших подзащитных. Наши подзащитные своей вины не признают, они говорят, что не открывали огонь, и тем более огонь на поражение. Они были в эпицентре тех событий, но не были на улице Институтской, где в те дни погибло наибольшее число активистов Майдана. Помочь нашим подзащитным мы можем, только выяснив, кто же на самом деле это сделал, – отметил адвокат Стефан Решко.

19 февраля в эфире канала “1+1” Валентин Наливайченко сообщил, что помощник российского президента Владислав Сурков в феврале прошлого года находился в Киеве и руководил занимавшими позиции на крышах зданий возле площади Независимости снайперами-иностранцами. 15 апреля на заседании антикоррупционного парламентского комитета председатель СБУ заявил, что приказ открыть огонь по демонстрантам был отдан тогдашним президентом Виктором Януковичем. Сурков в эти дни, как уточнил Наливайченко, проживал на спецобъекте СБУ в Киеве и пользовался правительственной связью.

Киевский политик, депутат Верховной Рады Украины пяти созывов Тарас Стецькив, в начале 2014 года – активист протестного движения и член Совета Майдана, считает: все уголовные дела, связанные с гибелью и ранениями людей в центре Киева, должны быть доведены до конца – вне зависимости от того, кем являлись погибшие. Однако, по уверениям Стецькива, ход расследования по этим делам, а также сложность самого расследования фактически не оставляют надежд на то, что преступники будут найдены и наказаны:

Тарас Стецькив

Тарас Стецькив

– Главная причина – это нежелание или отсутствие политической воли в правоохранительных органах, в первую очередь в Генеральной прокуратуре, в МВД, в меньшей степени в СБУ. Конечно, много улик было уничтожено и утеряно, это понятно. Но если бы год назад тогдашний Генеральный прокурор Олег Махницкий, а также тогдашний и теперешний министр внутренних дел Арсен Аваков оперативно начали расследование – наверное, не все бы улики исчезли, наверное, сейчас было бы намного больше ясности в том, кто стрелял и как стрелял. Сейчас судят только исполнителей со стороны "Беркута", которые, скорее всего, стреляли в активистов Майдана.

– Почему вы думаете, что сотрудники правоохранительных органов не заинтересованы в расследовании убийств собственных коллег? Считается, что эта каста очень бдительно следит за судьбой и благополучием "своих".

– Я думаю, что просто не было ясной картины – кто точно стрелял и с одной, и с другой стороны. Когда заметали следы, скорее всего, правоохранительные органы (внутренние войска, по моему мнению, точно!) были использованы просто как щит. Ни они, ни их командиры не знали, кто отдал приказ вести огонь на поражение, кто непосредственно стреляет. Огонь "со стороны тогдашней власти" был так организован, что его вели хорошо обученные и подготовленные подразделения. Большая часть сотрудников правоохранительных органов, которые стояли в оцеплении на Майдане, попросту не принимали в этом деле участия. Когда Аваков стал министром внутренних дел, он сразу не сумел (это действительно было очень сложно) справиться с системой, которая была "заточена" на защиту власти Януковича. И пока он брал под контроль министерство, очень много улик удалось уничтожить – в первую очередь это касалось оружия, из которого стреляли в митингующих.

– Верно я понимаю общий расклад: в том, что касается ответственности за убийство активистов Майдана, каких-то виновных определят – еще и по понятным общественно-политическим мотивам. Погибло больше сотни патриотов, 99 человек посмертно получили звание Героев Украины, власть сто раз обещала покарать преступников... А погибшие сотрудники правоохранительных органов, выступавшие на стороне Януковича, фактически оказались "ничьими". Поэтому особенно и искать убийц не будут?

Скрывать, что горячие головы на Майдане были, скрывать, что некоторое количество оружия находилось на нашей стороне, было бы неправильно

– Наверное, но я все же обращу внимание на сложность расследования. Картина в те дни – в меньшей степени 18 февраля, в гораздо большей степени 20 февраля утром, в четверг, когда были главные убийства – была настолько запутанной, настолько неясной, что даже мы, круглосуточно находившиеся в эпицентре событий, точно не могли бы сказать, откуда, кто и куда стрелял. Но гибель наших товарищей, активистов Майдана, мы видели своими глазами, поэтому приблизительно можем сказать – откуда стреляли, когда и куда уносили раненых и погибших. А вот кто стрелял по милиционерам и "беркутовцам" – сказать невозможно. Информация каждые 5 минут менялась. Кто-то кричал, что стреляют снайперы из здания кабмина, кто-то говорил, что из здания отеля, кто-то говорил, что стреляют снизу из консерватории, где базировались несколько сотен Евромайдана. Но скрывать то, что горячие головы на Майдане были, скрывать то, что некоторое количество оружия находилось на нашей стороне, было бы неправильно. Потому что мы прекрасно понимали, что нас будут "зачищать", и не просто дубинками, а огнестрельным оружием. Конечно, на Майдане были и люди, готовые обороняться до последнего.

– Есть основания полагать, что кто-то из сотрудников правоохранительных органов был убит активистами Майдана? Или это могли быть провокаторы в рядах активистов Майдана, или это могли быть случайные смерти?

У русских достаточно специалистов и без Суркова, которые могли профессионально организовать расстрел Майдана

– Я это не могу никак подтвердить. Очень вероятно, что это могли быть провокаторы. Была версия, что это "третья сила" – люди, которые стреляли в обе стороны. Могу сказать, что в таких сложнейших, драматических и критических обстоятельствах возможно было все. Вы должны понять: состояние, в котором мы находились с 18 по 20 февраля, создавало такое внутреннее напряжение, что в любую минуту любой человек мог поступить как угодно. Были и такие моменты, когда я чувствовал: окажись у меня в руках автомат, я бы, не задумываясь, стрелял.

– Вы упомянули о "третьей силе". Адвокаты, которые защищают "беркутовцев", требуют расследования этой версии. Намекают на Москву, что это были какие-то московские люди, присланные московскиеспецназовцы. Это возможно или нет?

– Я допускаю, что и такие могли быть. В моем распоряжении еще до событий 18 февраля оказались фотографии: хорошо экипированные снайперы через внутренний двор кабмина заходят на крышу клуба кабмина. А клуб кабмина находится по касательной к площади, оттуда простреливается вся Институтская и вся территория, которая примыкает к Октябрьскому дворцу. Это именно те места, где погибла основная часть активистов Майдана. Сказать, что это были спецназовцы ФСБ России – сложно, но допустить я это могу. Я считаю, что интеллектуальное и организационное руководство убийствами активистов Майдана – безусловно, дело рук не только украинских спецслужб. Я думаю, что российская сторона присутствовала. Это не связано со словами Наливайченко – был Сурков, не было Суркова... У русских достаточно специалистов и без Суркова, которые могли профессионально организовать расстрел Майдана. Я думаю, исходя из своего политического анализа, что Путин был заинтересован либо в разжигании гражданской войны в Украине, либо в массовом разгоне Майдана, чтобы Янукович запачкался в крови и полностью "лег под Москву". Но если экипированные снайперы могли убивать активистов Майдана, почему они не могли стрелять в милиционеров и "беркутовцев"? Очень даже могли.

– Прошло больше года со времени трагических событий в Киеве. Ожидаете ли вы, что будут наказаны какие-то виновные? И если будут, то кто именно?

– Я в этом вопросе очень скептично настроен. Если новая украинская власть не могла за год ничего расследовать, если ей нечего предъявить и, главное, ей некого посадить в тюрьму по решению суда, то я очень сомневаюсь, что кто-нибудь будет серьезно наказан. Максимум, что может быть сделано, – это судебный процесс над несколькими рядовыми исполнителями, – считает киевский политик, активист Майдана Тарас Стецькив.

Наиболее активно из всей совокупности процессов, связанных с убийствами и ранениями в центре Киева в начале 2014 года, продвигается дело о причастности к совершению преступлений сотрудников "Беркута" Павла Аброськина и Сергея Зинченко. Идет отбор присяжных. Очередное заседание суда назначено на 28 апреля.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG