Accessibility links

Первый раунд проигран


Вчера спикер югоосетинского парламента объявил о разрешении напряженности между исполнительной и законодательной ветвями власти, возникшей из-за намерения партии парламентского большинства «Единой Осетии» повторно вынести вотум недоверия главе МИД

Вчера спикер югоосетинского парламента объявил о разрешении напряженности между исполнительной и законодательной ветвями власти, возникшей из-за намерения партии парламентского большинства «Единой Осетии» повторно вынести вотум недоверия главе МИД

Парламентского кризиса в Южной Осетии удалось избежать. После срыва трех заседаний лидер большинства и спикер законодательного органа Анатолий Бибилов заявил, что фракция «Единая Осетия» отказывается от вынесения вотума недоверия югоосетинскому министру иностранных дел Давиду Санакоеву. Напомним, именно разногласия по этому вопросу привели к бойкоту заседаний парламента со стороны пропрезидентского меньшинства.

Вчера вечером спикер югоосетинского парламента Анатолий Бибилов объявил о разрешении напряженности между исполнительной и законодательной ветвями власти, возникшей из-за намерения партии парламентского большинства «Единой Осетии» повторно вынести вотум недоверия министру иностранных дел Давиду Санакоеву. Собственно, под термином «напряженность» следует понимать не столько сам факт разногласий, сколько организованный исполнительной властью бойкот работы парламента пропрезидентскими депутатами. Они хоть и в меньшинстве, но без них законодательное собрание осталось без кворума. По закону, если парламент не собирается в течение двух месяцев, он автоматически распускается.

Однако этого не произойдет, потому что стороны, как сообщил в своем заявлении спикер парламента, пришли к компромиссу: Анатолий Ильич после беседы с Леонидом Харитоновичем снял вопрос о недоверии Санакоеву. Компромисс – это разрешение конфликтной ситуации путем взаимных уступок. С уступкой спикера все ясно, а в чем уступил президент?

Судя по тому, что ничего по этому поводу объявлено не было, можно предположить, что уступка президента – это прекращение бойкота и возможность для Анатолия Ильича руководить парламентом и дальше. Это смахивает на шантаж в чистом виде, который, судя по всему, сработал.

На это можно возразить, что у парламента не было выбора. Но выбор был. Можно было стоять на своем, обвинить исполнительную власть и ее «засланных казачков» в давлении на депутатов, в неуважении к воле избирателей и пойти на перевыборы. Конечно, нет никаких гарантий повторного успеха. Зато есть гарантия другого рода: никто не сможет упрекнуть большинство в том, что они отказались от принципиальной позиции под угрозой остаться без жирного куска. А как же теперь с упреками в адрес Санакоева, что он вредит республике? Значит, пусть вредит и дальше? Или партия не готова драться за интересы соотечественников, или она лгала, когда обвиняла Санакоева во всех тяжких, а на самом деле преследовала какие-то сомнительные цели? Одно из двух.

Самое абсурдное в истории о кратковременной напряженности между ветвями югоосетинской власти это то, что персональное дело товарища Санакоева на самом деле не имело никакого значения. Происходящее нельзя объяснить ни столкновением принципиальных позиций, ни борьбой за власть. Он не является ключевой фигурой в окружении президента: не глава администрации, не премьер-министр, не генпрокурор и не председатель Верховного суда. Руководитель МИД в стране-сателлите, да еще с ограниченным статусом, – это номинальная должность.

Принципиальным в драке за Санакоева было разобраться, кто в доме хозяин. После поражения пропрезидентских партий на парламентских выборах в республике возникли «опасные иллюзии», поэтому выяснение отношений между альфа-товарищами было неизбежно. И в этом смысле «Единая Осетия» нашла самый неудачный предлог и заведомо проигрышный способ это сделать. Одним словом, первый раунд парни из парламента проиграли. После этого поражения поле политического маневра для законодательного органа сузилось до размеров детской площадки.

Что до исполнительной власти, то она сделала вид, что ничего не произошло. Сегодня пресс-секретарь президента Гана Яновская заявила ИА «Рес», что «не может идти речи о принятии компромиссного решения между исполнительной и законодательной ветвями власти, так как никакого напряжения в работе между ними не существует».

Этот почти дружеский жест со стороны Леонида Харитоновича напоминает примирение хулигана с девушкой после изнасилования, мол, ну, хватит дуться, мы же друзья… Для девушки в этой ситуации пожать протянутую ей руку означает перейти из разряда жертвы в новую категорию, от чего ее еще с детства предостерегала строгая мама.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG