Accessibility links

Какая связь между Верховным судом и анонимами?


Пресс-конференция руководства Верховного суда Абхазии в Сухуме

Пресс-конференция руководства Верховного суда Абхазии в Сухуме

Председатель Верховного суда Абхазии Роман Мушба и два его заместителя – Георгий Акаба и Анри Барциц сегодня встретились в Сухуме с журналистами. Представителей СМИ интересовали вопросы взаимодействия с судами, работа пресс-службы Верховного суда и проблемы освещения деятельности судов в СМИ.

На вопрос о том, есть ли у Верховного суда пресс-служба и с кем журналисты должны контактировать, председатель Верховного суда Роман Мушба ответил:

«В структуре Верховного суда существует такая служба, называется она «пресс-служба». Но, к сожалению, получилось так, что последние годы эта должность остается вакантной, поскольку заработная плата неприлично маленькая, где-то в размере 3800 рублей, естественно, никто там особо не задерживается. Никто не хочет у нас работать. У нас сама площадка как бы существует, а конкретного должностного лица на сегодняшний день нет».

Но раз нет пресс-секретаря, то возникает вопрос: «Зачем журналистов обязывают оформлять аккредитацию в судебных органах?» В 2012 году Верховный суд принял положение, которое обязывает все СМИ оформлять своим представителям аккредитацию, это требование обосновывалось созданием пресс-службы и необходимостью иметь контакты с журналистами. С 2012 года мы регулярно получаем аккредитацию, но за все это время ни одно СМИ ни разу не было извещено ни об одном мероприятии, которое проходит в судах. Журналисты напомнили представителям Верховного суда о существовании статьи 45 закона «О СМИ», третья часть которой обязывает органы, организации и учреждения, аккредитующие журналистов, предварительно извещать их о своих заседаниях, совещаниях, мероприятиях.

Ответ председателя Верховного суда Романа Мушба заключался в следующем:

«Нет такого нормативного предписания. Все, что связано с пребыванием журналистов, с возможностью осуществления видеосъемки, фотосъемки, эти вопросы регулирует не закон «О СМИ», а регулируют нормы уголовно-процессуального и гражданского процессуального кодексов, а они имеют приоритет над законом, упомянутом вами».

Журналисты настаивали, что в законе о СМИ сказано, что аккредитация обязывает предварительно извещать журналистов обо всех мероприятиях. Роман Мушба считает, что доступ на все судебные заседания, как правило, открыт и нет никакой необходимости извещать журналистов. В помещении судов всех инстанций на стендах еженедельно вывешиваются списки рассматриваемых дел, приходите и смотрите, сказал он.

18 апреля 2014 года открылся сайт Верховного суда. В тот же день на нем были вывешены две «новости» ­– сообщение об открытии сайта и обращение председателя Верховного суда к премьер-министру Леониду Лакербая, где он информирует исполнительную власть о проблемах в работе судов. За прошедший с того времени год больше никаких сообщений на нем не появилось. На вопрос о том, почему бы Верховному суду не вывешивать информацию о рассматриваемых делах на своем сайте, Роман Мушба ответил:

«Сайт – это собственное изобретение, он создан не на основании какого-то нормативного документа, а это мы всего лишь его кое-как создали, мы даже сами не имеем к нему доступа. Что вы от нас требуете?»

Роман Мушба проинформировал журналистов о том, что в законе «О доступе к информации», который должен быть принят, будет прописан весь алгоритм доступа к информации и, в частности, будет изменен порядок аккредитации. Там же будет прописана работа сайта, и после принятия закона, надеется он, сайт заработает.

Журналистов интересовала ситуация, которая возникла вокруг ответа так называемой пресс-службы Верховного суда на публикацию Изиды Чаниа. Кто писал это письмо, подписанное несуществующей «пресс-службой»? И почему за сутки до того, как его принесли редактору «Нужной газеты» Изиде Чаниа с требованием опубликовать в качестве опровержения, оно появилось на странице анонимного пользователя социальной сети Facebook, который известен тем, что, прикрывшись анонимным ником, оскорбляет, не стесняясь в выражениях, людей данному пользователю или группе пользователей неугодных? Каким образом Верховный суд связан с этим одиозным анонимом?

Роман Мушба сообщил следующее:

«Мы в соавторстве писали. Часть я написал, другую часть Георгий Нуриевич (Акаба) написал. Мы подготовили текст и долго думали, написать это от имени Романа Мушба или Георгия Акаба, но мы выражали мнение судейского сообщества. И мы это оформили в виде такой статьи. И это не было ни официальным заявлением, ни официальным сообщением для общественности или для каких-то других органов государственной власти. Это была полемика».

Изида Чаниа уточнила:

«Мой вопрос, по-моему, совершенно ясен. Ваш ответ появился в анонимных группах. Я хочу понять, какая связь между Верховным судом и анонимами?»

Заместитель председателя Верховного суда Георгий Акаба ей ответил:

«А в чем принципиально здесь такой вопрос? Допустим, мы в анонимные сети, безусловно, это не давали. Но ведь в анонимных сетях кого только нет! Вы в анонимных сетях сидите, генеральный прокурор там заявления делает официальные, знаете, я про Facebook говорю! Я не знаю, что вы понимаете под анонимными группами?»

В разговор вступил и председатель Верховного суда Роман Мушба:

«Мы плохо с Георгием Нуриевичем себе это представляем! Мало кто у нас (в Верховном суде) умеет пользоваться этим. Я лично методом тыка могу добраться до «авто.ру». И я сказал: ребята, кто-нибудь, если вы имеете возможность, разместите эту статью!»

Журналисты попросили представителей Верховного суда прокомментировать два судебных процесса, которые касались избиения лейтенанта милиции Цамбова и экс-премьер-министра Беслана Бутба.

Георгий Акаба напомнил, что в случае с избиением лейтенанта Цамбова все свидетели вдруг отказались от своих показаний, сам потерпевший категорически отказался от очной ставки с одним из свидетелей, а гособвинение выдвинуло самую мягкую статью. В таких условиях судья ничего сделать не может, и не надо его обвинять в слишком мягком приговоре. Кстати, добавил он, приговор так никто и не обжаловал.

По поводу ситуации с избиением Беслана Бутба, когда хулиганов, признавших свою вину, даже не осудили, а просто выпустили из зала суда, Роман Мушба сказал:

«Суд мог бы не согласиться с позицией сторон о прекращении производства дела за примирением, если бы действия виновных были направлены на применение насилия в связи с осуществлением премьер-министром его должностных обязанностей. И тогда были бы затронуты публичные интересы, но он в данном случае выступал в качестве участника дорожного движения».

На вопрос о том, как справляются судьи с жизнью при своей маленькой зарплате, Георгий Акаба ответил:

«Я далеко ходить не буду, возьму себя. Я автомобиля, увы, не имею, и вряд ли буду иметь при моих материальных возможностях. Государство дало мне служебную машину, и на том спасибо. Я получаю зарплату 14 тысяч рублей. Как живу? Конечно, очень скудно, очень скромно. Не позволяю себе ни ресторана… если кто-то меня в ресторане увидит, знайте, что это не я кого-то пригласил, это меня пригласили друзья и так далее».

На вопрос о коррупции в судебной ветви власти Георгий Акаба заявил следующее:

«Вот, как война завершилась, с 1994 года судебная система функционирует, ни один человек, я повторяю, ни один не обратился ни в органы судейского сообщества, ни в правоохранительные органы о наличии коррупции в судах! Вот есть она или нет – делайте выводы сами!»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG