Accessibility links

Сто лет после ужаса


Один из плакатов, посвященных армянской трагедии: дата "1915" составлена из орудий убийств

Один из плакатов, посвященных армянской трагедии: дата "1915" составлена из орудий убийств

В историчеcкой части Стамбула маршируют военные оркестры "мехтеры", которые сопровождали некогда османское войско, исполняя грозные воинственные марши. Здания украшены панно и плакатами с картинами битвы при Чанаккале, разыгравшейся в начале весны 1915 года. Она стала кульминацией длившейся около года Дарданелльской операции, в ходе которой страны Антанты, прежде всего Британская империя, пытались выйти к Стамбулу и вывести Османскую империю из Первой мировой войны. Торжества организованы очень пышно, с участием лидеров пятидесяти стран, однако СМИ отмечают, что ранее в Турции никогда не отмечали годовщину битвы именно в этот день – 24 апреля. Эксперты считают, то турецкая сторона организует пышные торжества, потому что пытается снизить политический резонанс другого юбилея – столетия массовых убийств армян в Османской империи. Ведь начало траурных церемоний приходится на тот же день.

Турецкие власти не признают геноцидом массовые убийства армян на османской территории в годы Первой мировой войны и считают обвинения в адрес турок надуманными или преувеличенными, хотя факт геноцида признан правительствами многих стран. Спор ведется вокруг числа жертв: армянская сторона заявляет, что их было не менее полутора миллионов, турецкая считает эти данные во много раз завышенными. Западные историки, занимавшиеся этой проблемой – например, американец Норман Неймарк в книге "Пламя ненависти" – утверждают, что точное число жертв назвать уже невозможно, но хватает доказательств того, что погибли многие сотни тысяч, вероятно, от миллиона до полутора миллионов человек. Свыше 600 тысяч армян, живших в Османской империи, стали беженцами.

Повешенные в Стамбуле, июнь 1915 года. Фотоматериал Музея-института геноцида армян

Повешенные в Стамбуле, июнь 1915 года. Фотоматериал Музея-института геноцида армян

Нынешний президент Турции Реджеп Эрдоган осудил недавнее заявление Папы Римского Франциска о том, что геноцид армян был одной из величайших трагедий прошлого века. Эрдоган призвал политиков и религиозных деятелей не вмешиваться в обсуждение этого вопроса и оставить его историкам. Ранее турецкие власти призвали армянских, турецких и европейских исследователей изучить этот вопрос и заявили об открытии османских архивов. Однако стамбульский историк, преподаватель лицея Мехмет Топрак говорит, что некогда разграбленные и сожженные дотла архивы вряд ли смогут пролить свет на те трагические события. По его словам, в документах царит полный хаос, доступ к военным архивам затруднен, а архивы Главного штаба практически закрыты:

В османском обществе документы использовались не только для фиксирования событий, но и как средство манипуляции этими событиями

– Одной из интересных сторон управленческой философии Османской империи было отношение к письменным документам. Незнакомые с образом мышления тогдашних государственных деятелей западные исследователи попадают в ловушку. Они тратят время на поиски планов и приказов о ликвидации армян, а потерпев неудачу, выдвигают версию о намеренном уничтожении документов. Ведь если был совершен геноцид, то это должно было быть закреплено приказами. Но это вовсе не обязательно. На самом деле в османском обществе письменные документы использовались не только для фиксирования событий, но и как средство манипуляции этими событиями. Это бюрократическое мировоззрение, главной целью которого было – пожертвовать действительностью ради того, чтобы на бумаге все выглядело правильно.

По словам Топрака, бессмысленно тратить время на поиски документов, указывающих на существование планов истребления армян. Отрицание геноцида армян стало фундаментом и основой всей турецкой науки. На уроках истории армянскую трагедию называют "так называемым геноцидом". "Вырастая, турецкие школьники становятся заложниками псевдоистории и сами убеждают в этом своих детей", – говорит преподаватель истории одной из стамбульских школ Айше Мераклы, одна из немногих в Турции, кто подвергает сомнению официальную доктрину, касающуюся убийств армян. Однако и она не рассказывает о своих взглядах ученикам, потому что знает, что может в любой момент лишиться работы.

Официальная Анкара обвиняет страны Запада в непонимании исторической сути вопроса. Ежегодно министерство иностранных дел тратит около 30 миллионов долларов на создание пропагандистских сайтов в Интернете и выпуск книг на иностранных языках по данной тематике. В турецких источниках бытует несколько версий. Одна из них – версия о предательстве, совершенном армянами, подданными султана, в годы Первой мировой войны. Армяне, как считает большинство турецких историков, вступили в союз с Россией и были за это наказаны. В целях свержения действующей власти они формировали ополчение и партизанские отряды, которые устраивали резню в турецких деревнях. "Граждане Турции не чувствуют за собой никакой вины за геноцид армян в Османской империи и воспринимают случившееся как акт возмездия", – говорит сорокалетний стамбульский инженер Айхан.

Исмаил Энвер-паша, военный министр Османской империи, считается одним из вдохновителей массовых убийств армян

Исмаил Энвер-паша, военный министр Османской империи, считается одним из вдохновителей массовых убийств армян

– Когда вспыхнула Первая мировая война, добровольческие отряды дашнаков, идущие в авангарде русской армии, устроили резню турок в городах Эрзеруме и Ване. Армяне проводили операции в тылу турецкой армии, сотрудничали с русскими и готовили восстание. В ответ на это турецкие власти тоже сколотили отряды боевиков для того, чтобы противодействовать врагу. В Турции произошла не резня армян, а турецко-армянские столкновения. Нам нанесли удар в спину, и мы ответили тем же.

Нежелание признавать геноцид связано, помимо политических причин, с вероятностью выплаты компенсаций пострадавшим армянским семьям. Многие турки напуганы тем, что Армения будет претендовать на находящиеся в составе Турции земли, перешедшие к ней после Первой мировой войны, в частности , приграничные северо-восточные территории – так называемую Западную Армению (области Анатолии, где проживало армянское население до событий 1915 года – РС) и священную гору Арарат, где, по библейскому преданию, некогда пристал Ноев ковчег. Однако большинство экспертов считают, что из-за срока давности сегодня уже невозможно возвратить имущество потомкам депортированных, оно зачастую уже много раз сменило хозяев.

В Турции, по разным данным, сегодня проживают около 170 тысяч армян. Община живет довольно закрыто: женятся в основном на своих, не любят говорить о прошлом, редко дают интервью турецким журналистам. Многие стамбульские армяне предпочитают селиться подальше от центра. Чтобы сохранить жизнь, многие представители армянской диаспоры в годы гонений приняли ислам. В Османской империи армянских детей нередко отдавали на воспитание в сиротские приюты. А некоторые армянские семьи, спасая детей, добровольно оставляли их соседям-мусульманам.

По сравнению с тем, что было раньше, отношение государства к событиям 1915 года, к армянам в целом, изменилось к лучшему

Одной из тех, кто подвергся исламизации в детском возрасте, была национальная героиня турции Сабиха Гёкчен, приемная дочь Мустафы Кемаля Ататюрка, основателя Турецкой республики. Сабиха была одним из чудом выживших армянских детей, которые, потеряв родителей в годы геноцида, оказались в приютах. Ее взял к себе на воспитание Ататюрк, увез в Анкару, назвал новым именем Сабиха, дал фамилию Гёкчен, что в переводе с турецкого означает "небесная". Девочку, как и многих детей армян, исламизировали. По воле Ататюрка она получила военное образование, стала первой женщиной-пилотом в истории страны. Ряд историков, однако, посчитали версию армянского происхождения великой турецкой летчицы исторической фальсификацией, хотя нашлись весомые данные, подтверждающие эту версию. Впрочем, по убеждениям Ататюрка, все жители Турции — турки, тем более те, кто входил в его ближайшее окружение.

О положении армян в Турции рассказывает один из них, хозяин текстильной лавки по имени Робер:

– По сравнению с тем, что было раньше, отношение государства к событиям 1915 года, к армянам в целом, изменилось к лучшему. На протяжении 90 лет мы не имели возможности почтить людей, которых потеряли в 1915 году. Мы не могли проводить поминальные церемонии в церквях или ходить на кладбища, так как это было опасно. Официально это не запрещалось, но если бы мы это сделали, нам бы грозила серьезная опасность. В годы нормализации отношений с Европой Турция повернулась лицом к своей истории. Тогда в Стамбуле открылся музей, посвященный жизни армян в Османской империи, состоялся первый в истории футбольный матч между сборными Армении и Турции. А на центральной улице в Стамбуле можно запросто услышать записи Шарля Азнавура, французского певца, который еще в середине 70-х годов из-за армянского происхождения был запрещен. Нынешний президент Реджеп Эрдоган стал первым в истории турецким политиком, который в прошлом году 24 апреля обратился с соболезнованием к семьям погибших армян, – говорит представитель стамбульской армянской общины.

Грант Динк. Фото сделано за месяц до гибели журналиста

Грант Динк. Фото сделано за месяц до гибели журналиста

Тем не менее, резкие высказывания в адрес армян слышны до сих пор. Власти начали активную кампанию по отрицанию геноцида и даже учредили специальную комиссию под руководством лидера националистов Девлета Бахчели. Члены комиссии всерьез рассуждают о том, можно ли считать мусульманином армянина, принявшего ислам. Не так давно одна из депутатов турецкого парламента обвинила бывшего президента страны Абдуллу Гюля в наличии у него армянской крови и предложила ему пройти ДНК-тест, чтобы доказать свою принадлежность к турецкой нации. В минувшем году турецкие националисты организовали нападения на проживающих в Стамбуле пожилых армян. Ранее одной из самых известных жертв турецких националистов стал журналист Грант Динк, главный редактор армяно-турецкой газеты "Агос", которого застрелил юный националист в январе 2007 года в центре Стамбула из-за публикаций на тему армянского геноцида. На допросах убийца заявил, что сделал это из-за того, что Грант Динк "позорил Турцию".

Вот что говорил сам Грант Динк в интервью Радио Свобода в 2007 году, за неделю до смерти:

В Турции самый сложный вопрос – армянский вопрос

– Да, в Турции избегают серьезных дискуссий на тему геноцида армян, боясь лишиться веры в себя. Такие дискуссии могут поставить под сомнение все наши ценности. Пугает перспектива потери созданного национального имиджа. В Турции самый сложный вопрос – армянский вопрос. У нас до сих пор нет дипломатических отношений, несмотря на то, что Армения наш сосед. Несмотря на давление Евросоюза, Турция не желает признавать факт геноцида армян на территории Османской империи. Европа требует открыть границы, но власти отказываются это делать. Преследуют журналистов, которые говорят об этом. Не могу пересчитать всех своих судебных процессов, – говорил Грант Динк.

Рискнувший говорить о геноциде публично и сейчас рискует оказаться под судом. Из-за рассуждений об армянской трагедии был вынужден покинуть страну лауреат Нобелевской премии по литературе Орхан Памук. В интервью турецким журналистам писатель завил, что одним из главных препятствий на пути обсуждения геноцида армян является массовая потеря исторической памяти современным турецким обществом.

О мемориальных акциях и о восприятии трагедии столетней давности жителями Армении и армянами в других странах рассказывает обозреватель армянской редакции Радио Свобода Армен Колоян.

Армен Колоян

Армен Колоян

– Почему все траурные и памятные мероприятия и в Армении, и по всему миру проходят традиционно именно 24 апреля?

– В Стамбуле именно в этот день сто лет назад османское командование, их служба безопасности, захватили всю армянскую интеллигенцию, жившую в столице империи. Это были поэты, юристы, доктора, наиболее выдающиеся представители армянской общины. Они были впоследствии уничтожены. Обезглавили народ. Поэтому именно 24 апреля стало символом этой трагедии.

– Что в этот день будет происходить в Армении? Как будут вспоминать события 100-летней давности и на государственном уровне, и на уровне отдельных людей, семей?

– Одно из событий произойдет 23 апреля. Армянская Апостольская церковь пришла к такому решению: все уничтоженные в ходе геноцида люди будут причислены к лику святых. Будет церковная служба во всех армянских храмах. Во всех храмах армянских диаспор по всему миру колокола будут бить сотню раз. После этого уже 24 апреля не должно быть днем траура, горя, потому что у нас появилось так много святых. Церковь говорит: хватит горевать, надо думать о том, что у нас есть очень большая защита в лучшем мире. С этих пор 24 апреля будет Днем великомучеников, хотя, конечно, народ будет отмечать эту дату как День геноцида. А 24 апреля будет то же самое, что и всегда – сотни тысяч людей пойдут к мемориальному комплексу, понесут цветы, будут молитвы, выступления. Ожидается приезд многих политических и церковных лидеров из разных стран.

– В советской Армении о трагедии армян в Османской империи можно было говорить?

– Историки писали свои труды. Но поскольку СССР пытался с Турцией строить достаточно прагматичные отношения, эту трагедию пытались обходить. Но, если я не ошибаюсь, к 50-летию геноцида в 1965 году было принято специальное постановление. Власти СССР, конечно, не считали, что геноцида не было. Но в то же время в этом постановлении было сказано, что у Советского Союза нет территориальных претензий к Турции. Это был жест в сторону Анкары. Был построен очень впечатляющий мемориальный комплекс. Вышли первые статьи, потом появились какие-то художественные произведения. Тема начала проскальзывать в фильмах, в искусстве, в литературе.

– Армянский народ рассеян по всему миру. Какая-то часть армян по-прежнему есть и в Турции, в том же Стамбуле. Как они воспринимают сегодняшнюю действительность в контексте ситуации столетней давности?

Восприятие геноцида армянами, которые живут в разных частях света, чуть другое, чем у граждан Армении. Они потеряли и родину, и своих близких

– В самом тяжелом щекотливом положении оказываются именно армяне, проживающие в Турции. Многие из них отуречены, поменяли свои фамилии, некоторые приняли ислам. Очень многие, может быть, даже и не подозревают, что они армяне. В Стамбуле проживает примерно 70 – 80 тысяч армян. И как раз им труднее всего, потому что если для армянина эмоционально геноцид – это нечто страшное, это рана, которая до сих пор кровоточит, но эти люди живут в турецком государстве. Они граждане Турции. Они считают себя частью этой страны. Они в какой-то степени и патриоты этой страны. Они хотят там жить, быть счастливыми. Обычно они предпочитают не выставлять свою боль на показ, потому что мало ли... Они-то знают, в какой стране живут. А для всех остальных? Армян можно найти от Чили до Аляски и Австралии. А почему? Потому, что предки их как раз те люди, которые были вынуждены бежать. Сначала многие из них попали в арабские страны, часть пошла в Европу. Потом очень многие переселились за океан. Восприятие геноцида армянами, которые живут в разных частях света, чуть другое, чем у граждан Армении. Они потеряли и родину, и своих близких. У них ностальгия по так называемой Западной Армении иначе проявляется, нежели у нас. Мы просто можем раскрыть карту, посмотреть, погоревать. А они – потомки тех людей, кто был когда-то оттуда изгнан, – отмечает обозреватель армянской редакции Радио Свобода Армен Колоян.

Политолог, директор ереванского Центра по проблемам глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян говорит о том, какое место занимает трагедия столетней давности в контексте внешней политики современной Армении:

Степан Григорян

Степан Григорян

– В 2008 году начался было процесс нормализации армяно-турецких отношений. В 2009 году произошло подписание двух протоколов – в том числе об установлении дипломатических отношений. Это был очень серьезный, нестандартный процесс. К сожалению, ратификации этих соглашений ни Арменией, ни Турцией не последовало. Хотя всё происходившее тогда давало шанс на нормализацию отношений с Турцией и решение всех этих проблем, включая признание геноцида, через двусторонний диалог. Я не говорю, что мы были идеальны в этом процессе, но мы были более последовательны. Даже несмотря на то, что армянская диаспора в мире в основном была против нормализации отношений с Турцией, внутри оппозиция тоже была не в восторге от этих шагов, но все-таки правительству удавалось как-то эту линию вести. К сожалению, позднее, особенно в последние два года, Турция не только не ратифицировала протоколы, но и начала связывать вопрос об открытии границы с Арменией – с карабахским конфликтом.

– А до этого такой связи не было с их стороны?

– Была, но не столь жесткая. В протоколах вообще Карабах не затрагивался. Чем хороши были протоколы? Они четко отделяли армяно-турецкие проблемы от армяно-азербайджанских. Но в последние два года Турция опять стала говорить: нет, вы по Карабаху добейтесь прогресса с азербайджанцами, возвратите часть территории Азербайджану, тогда мы, может быть... И держат границу закрытой. По геноциду я скажу так: конечно, турки сделали некоторые шаги. В 2013 году тогдашний министр иностранных дел Турции Давутоглу, он сейчас премьер-министр, заявил, что "была депортация армян, мы сожалеем об этом".

Получилось так, что положительные шаги были, но все равно сохранялась общая линия отрицания факта геноцида

– И Эрдоган один раз выразил соболезнования, выступая 24 апреля...

– Да, в 2014 году. То есть получилось так, что положительные шаги были, но все равно сохранялась общая линия отрицания факта геноцида. В результате жесткая позиция армянской диаспоры победила и внутри Армении тоже. А именно – давление на Турцию через третьи страны, возврат к старой концепции. К тому, что с Турцией надо решать вопросы через международное сообщество, обращаться к нему за помощью, чтобы оно, в частности, признало геноцид, оказало давление на Турцию в вопросе открытия границы и так далее. И это уже стало сегодняшней концепцией и властей Армении, и всего армянского народа, включая диаспору.

– В этом контексте недавнее выступление папы Франциска можно рассматривать как успех этой концепции?

– Да, и крупный успех! Но турки сами к этому шли, чтобы такой удар получить. Ведь они сами не захотели ратифицировать протоколы. И такого рода удары могут продолжаться. Недавно Европарламент еще раз сделал заявление по геноциду, Парламентская Ассамблея Совета Европы тоже, и даже ассамблея Euronest, в которую входят вместе с европейскими и постсоветские страны "Восточного партнерства", сделала подобное заявление. В этой организации, кстати, состоит и Азербайджан, но они, ясно, бойкотировали это голосование.

– Армения сейчас активно участвует в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, но, насколько я знаю, из стран формирующегося ныне Евразийского экономического сообщества только Россия официально признала факт геноцида армян. А, к примеру, Белоруссия и Казахстан не признали. С чем это связано?

Папа Франциск принимает в Ватикане президента Армении Сержа Саргсяна (слева). 12 апреля 2015 года

Папа Франциск принимает в Ватикане президента Армении Сержа Саргсяна (слева). 12 апреля 2015 года

Наши страны далеки от того, что называется демократией. Если вы посмотрите, какие страны в мире в целом признали геноцид, то это главным образом страны демократические, прежде всего европейские. Все-таки это очень сложная тема, Турция на нее болезненно реагирует, и ряду постсоветских стран еще надо определенный путь пройти, чтобы начать признавать. Когда мы говорим о России, то ведь в 1994 году Госдума признала геноцид, то есть все-таки тогда, когда Россия была демократичной. Я понимаю ту же Белоруссию и Казахстан. Они, с одной стороны, знают ситуацию, но с другой, трудно им старого друга, партнера – Азербайджан – обидеть. А как это ни странно покажется, но в вопросе отрицания геноцида Азербайджан иногда выступает более жестко, чем Турция.

– Вы описали нынешнее состояние армяно-турецких отношений как, собственно, тупиковое. Это надолго? Или все-таки возможны подвижки в ближайшие годы?

Я думаю, что возможны. Обострение, ужесточение позиций обеих сторон усилилось из-за столетней годовщины. Это такая дата, которую армянская община во всем мире не может не отметить. Армения как государство просто морально не имеет права забывать об этом. Но хотя эта годовщина подтолкнула к еще большей поляризации точек зрения, я уверен, что можно и нужно работать дальше. Ведь на общественном уровне, на гражданском, на научном есть очень серьезные контакты армяно-турецкие, очень позитивные. Многие настроения там и здесь совпадают в гражданском секторе. Я уверен, что будет продолжаться работа, чтобы отойти от конфронтационной модели.

Армянская диаспора от США до Эфиопии. Фотогалерея

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG