Accessibility links

– Расскажите о том, как ваш род, ваша семья оказалась в Абхазии.

Джульетта Петикян: Как и все, убежали оттуда и приехали сюда, так и остались. Наше потомство от них пошло.

– Откуда конкретно приехали ваши родственники?

Джульетта Петикян: Мой папа был из Орды, оттуда наш дедушка бежал. Так все обосновались здесь. Мы очень признательны, рады, что мы попали именно сюда, наш народ. Наши предки очень много перенесли, с трудностями им все же удалось как-то перебраться сюда, рассказывали.

Карен: Я являюсь непосредственно потомком тех людей, которые были убиты во время геноцида армян в 1915 году. Чудом спаслись моя прабабушка и прадедушка, и от них пошел наш род. И сегодняшний день я не имею право забыть. И мы призываем всех тех, кто является потомками, не забывать, помнить и требовать у государства, той страны, которая является правопреемницей, чтобы она признала свои ошибки на сегодняшний день. Это самая основная наша цель.

Асмик Гаспарян: Бабушкины и дедушкины предки приехали из Трапезунда, из очень большой семьи. И из них остался только один сын, который приехал, и еще родственники бабушки. Основная масса моих предков были вырезаны именно в Турции в этот период времени.

– Почему именно в Абхазию, не знаете эту историю?

Асмик Гаспарян: Один из родственников моей бабушки давно был здесь. И поэтому, видимо, мои родственники потянулись в Абхазию. К сожалению, я не знаю, с помощью кого они приехали, но, видимо, это были корабли Красного Креста, которые в этот период очень много перевозили именно беженцев. Мне кажется, что с помощью них они и попали сюда, к нам, в Абхазию. Мы, получаемся, пятое или шестое поколение.

– Что для вас означает присутствовать на таких мероприятиях, что вы хотите выразить?

Асмик Гаспарян: Для нас это боль в первую очередь, во-вторых, это память, дань нашим предкам. В каждой семье есть пострадавшие, поэтому для нас это общая боль. Поэтому мы сегодня находимся здесь, поддерживая друг друга. Мне кажется, что эта боль делает нас еще сплоченнее, в такие дни мы рядом друг с другом.

Григорий Пюзантович Екимян: У отца была большая семья, шестеро братьев, пятерых он потерял. Отца, мать потерял. Остался он один. Дядя его был в Сухуме, его посадил на корабль сосед-курд, хороший, видно, был человек, который сделал ему добро. И они приехали в Абхазию. И такая же судьба у матери. С братьями она приехала, трое братьев, она одна сестра и мать. Отца убили. И вот они остались здесь. Они в Цебельде обосновались, а потом переехали в город Сухум, здесь жили.

– Это в какие годы было?

Григорий Пюзантович Екимян: Это было в 1915 году, отцу было 15 лет, он родился в 1900 году. В 1927 году он создал семью. Я родился в 1949 году. Моя сестра работала в 9-й сухумской школе педагогом, Гоар Пюзантовна Екимян. Какую-то лепту тоже внесли в развитие армянской общины. И сегодня также мы скорбим, 100-летие. Осталось несколько государств, которые признают. Дай бог, чтобы наши дети это увидели, услышали. Это будет для них отмщением за все горе, которое они перенесли.

– Если бы у вас была возможность обратиться к народу Турции, что бы вы сказали?

Григорий Пюзантович Екимян: То, что было сделано их дедами, надо понять и действительно признать, что был геноцид. Но сегодня надо уже как-то по-другому относиться – с любовью и состраданием. Будем только надеяться на то, что народ турецкий поймет, будет соболезновать и сочувствовать армянскому народу.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG