Accessibility links

Про Александра Лукашенко можно было бы сказать, что он любит политику многозначительных сигналов, образов и знаков. И это было бы верно. Если бы не одна особенность Александра Лукашенко. Вернее, его репутация, которая превращает в знак и образ все, что он предпринимает. Или говорит. Или не говорит и не предпринимает.

Александр Лукашенко приехал в Грузию. То есть факт его непоявления в Грузии в течение двух десятков лет тоже, как выясняется, был образцом многозначительности. Тем более что Александр Григорьевич бывал в Сухуми, что теперь тоже чрезвычайно пригодилось. В общем, Лукашенко приехал в Грузию, и одно это уже тянуло на сенсацию. Но Александр Лукашенко, может быть, потому политический счастливчик, что даже в самые тяжелые минуты не боится смелых импровизаций. Он мог ничего не намекать о своей посреднической миссии, он мог просто таинственно улыбаться, но не таков белорусский лидер. Да, давал он понять: кое-что по части деликатной миссии у меня в секретных папках имеется.

Для счастья Александра Лукашенко не требуется никаких секретных папок. Он ничего не скрывает. Он ничего не скрывал и прежде. Когда, например, грозился рассказать миру, сколько неучтенной нефти гонят на Запад через Белоруссию российские нефтяные гиганты. Но это было давно, еще во времена бесследно пропадавших политических противников, тоже про все это знавших. А теперь он всего лишь импровизирует, непременно блефует, иногда смешно, но всегда беспроигрышно. Как сейчас.

Ну, кто, интересно, из серьезных людей в Москве доверит Александру Григорьевичу посредничество в грузинских делах? А, главное, зачем? Что такого мог шепотом передать Лукашенко Георгию Маргвелашвили, чем в Праге не поделился бы с Абашидзе Карасин? Да и мало ли каналов, одна единоутробная церковь стоит нескольких МИДов. Зачем Москве и Тбилиси минские договоренности, и, между прочим, о чем?

К чести Лукашенко, впрочем, надо отметить: интрига с тайной миссией отыгрывалась им с тем же озорством, что и сюжет об экономическом сотрудничестве. Они, впрочем, схожи: оба – фоновая имитация конкретики. А тайной или явной, – какая, в сущности, разница?

Лукашенко в очередной раз разыгрывает одну и ту же репризу, которую все знают наизусть, но принимают с неизменным вниманием. Лукашенко в проблемный для России час придает себе блеск и значимость приза в полемике мира с ней. Те, кому за этот приз предлагается побороться, знают, что это очередная игра, и Лукашенко не скрывает, что знает об этом знании. Но все по новому кругу в очередной раз начинается. Запад, который не может от этого ритуала отказаться, может лишь минимизировать затраты и ожидания. А Лукашенко готов довольствоваться и немногим. И он знает: Москве с ее евразийскими проектами придется лишь уныло записать на его счет очередную обиду, не более, а обид этих уже столько, что одной больше, одной меньше…

Лукашенко знает, что сегодня – самое время раскачать кольцо блокады, тем более что терять ему нечего. Грузия – один из способов напомнить о своей псевдоготовности к очередному перерождению. Направление рассчитано точно, Грузия – страна знаковая. Но таким же точным было аналогичное мероприятие, скажем, в Литве или Молдавии.

Лукашенко ведь никому не отказывает в возможности набрать бонусы в своем перевоспитании. Грузия, принимая Лукашенко, будто подтверждает свою верность Европе. Кто посмеет не поздравить Александра Григорьевича с таким выдающимся политическим вывертом! С другой стороны, Лукашенко остается Лукашенко, в том числе и для тех, кто по-прежнему хочет быть навеки с Россией, и со всеми, кто хочет быть с ней навеки, и все снова сходится. К тому же Лукашенко никогда не был в Грузии, только в Сухуми – лучше всех импровизирует тот, кому нечего терять, особенно по части репутации.

Белоруссия, с ее весьма ограниченными экспортными ресурсами, нашла один уникальный, практически бесплатный и, в отличие от нефти и газа, на сто процентов воспроизводящийся выход: позиционирование. Лукашенко всегда умел торговать воздухом, но никогда это не получалось у него, как сейчас, когда больше торговать особенно нечем. Он ни с кем, и со всеми, он нужен каждому, кто готов закупаться впрок и на всякий случай, а это неплохая рыночная позиция во времена с неясным завтра. Он, мастер симбиоза, нашел развитие жанра: он – посредник. Между Западом и Востоком. Украиной и Россией. Теперь Россией и Грузией, и неважно, нужен ли он, важна репутация. А раз посредник, значит, участник, причем ключевой, и ни за что не несущий ответственности. Лучший бизнес для Лукашенко. Тем более что Грузия тоже ничего не теряет, скорее, наоборот. Кто еще в одном благодарственном спиче мог так органично соединить Маргвелашвили и Саакашвили? Во внутренней грузинской распре посредник не требуется?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG