Accessibility links

Не повод превращаться в гетто


Вполне конкретные уже реализованные неправительственным сектором проекты, например, направленные на поддержку жителей отдаленных сел, не рассеивают подозрений властей

Вполне конкретные уже реализованные неправительственным сектором проекты, например, направленные на поддержку жителей отдаленных сел, не рассеивают подозрений властей

Югоосетинские власти вновь выступили с критикой неправительственного сектора. Комментируя прошедший вчера в Цхинвале круглый стол, посвященный взаимодействию НПО и государственных структур, глава администрации президента Борис Чочиев призвал представителей гражданского сектора перестать участвовать «в непонятных встречах с представителями Грузии под эгидой западных НПО (а на самом деле – спецслужб)».

За последнее время на югоосетинских общественников обрушился целый камнепад обвинений со стороны власть имущих, которые я попытался систематизировать.

Один из упреков – финансовая непрозрачность. Это обвинение, мягко говоря, странное, потому что все их цели обозначены в уставах, проектах. Источники и объемы финансирования указаны в банковских документах, а расходы подробно расписаны в отчетах, которые проверяют и доноры, и местные фискальные органы. Такой прозрачности исполнительной власти можно только пожелать, не питая особых надежд, что пожелание сбудется.

Еще одна категория упреков – неясность преследуемых целей. Вполне конкретные уже реализованные проекты, например, направленные на поддержку жителей отдаленных сел, не рассеивают подозрений. Дескать, зачем западным донорам тратить деньги на местные НПО, если речь не идет о какой-то подрывной деятельности в пользу Грузии.

По мнению российского правозащитника Александра Черкасова, это типичный пример проекции, когда о других людях судят, реализуя собственное представление о мире. Такова логика спецслужб, которые привыкли вербовать, чиновников, которые подстраиваются под мнение каждого нового начальника, и продажных журналистов, которые меняют свою позицию в зависимости от мнения главного редактора.

«В том-то и дело, что, будучи не в силах по существу, по делу в чем-то уличить своих оппонентов, чиновники уже много лет повторяют одну и ту же песню. Сводится она к следующему: если вы не куплены нами, если вы не поете за деньги так, как говорим мы, значит, вы поете за чужие деньги чужие песни. Простите, но это несерьезно. Эта пластинка вышла из моды уже много лет назад», – говорит Александр Черкасов.

По этой логике вопрос можно развернуть и в другую сторону. Кто и с какой целью финансирует политические партии в республике и их борьбу за власть? Насколько мне известно, в российском бюджете нет такой статьи расходов. Зачем, к примеру, какой-то лоббистской группе в Москве тратить огромные деньги, чтобы навязать югоосетинскому народу своих управленцев? И если они не очередные «южные дирекции», готовые опустошить республику, то почему бы им не показать свое лицо местным избирателям, не рассказать, откуда деньги, на каких условиях они заключают подобные союзы с югоосетинскими товарищами, чем должны будут отплатить протеже в случае победы?

Еще одно распространенное обвинение – участие югоосетинских неправительственных организаций в международных мероприятиях с какими бы то ни было представителями Грузии. Это, по мнению обвинителей, является крайне вредным для республики. Наверное, главная цель мероприятий – это все-таки общение с большим миром, частью которого являются и Грузия, и Россия, и частью которого хотят стать южные осетины. Да, в этом большом мире каждый хочет чего-то для себя, каждый по-своему видит перспективу. Грузины мечтают вернуть Южную Осетию, осетины – построить свое государство. Но это не повод отрезать от себя большой мир, замыкаться и превращаться в гетто, считает армянский политолог Гагик Авакян. Остаться в окопах и смотреть на окружающий мир через бруствер – это самое плохое, что может случиться с обществом:

«Почему надо ехать, почему надо встречаться и зачем кому-то за это деньги платить? Потому что еще никто не отменял такого понятия, как Кавказ. И осетины, и грузины будут жить на Кавказе. Надо понять, как им дальше жить – на каком Кавказе, с какими взаимоотношениями. Для этого слишком мало, чтобы был какой-то человек, занимающий государственную должность. По Конституции Южной Осетии, будущее республики определяет ее народ, и высшая воля государства – это воля народа, а не какого-то маленького, среднего или крупного чиновника. Поэтому отсекать людей от возможности построения своего будущего – это злоупотребление служебным положением. Тем более что свои должностные обязанности эти товарищи выполняют из рук вон плохо. Поэтому ищут виновных на стороне».

И все-таки многие в республике искренне не понимают, какой смысл устроителям тратить деньги на встречи с людьми, не облеченными властью, не располагающими капиталом? Все просто: чтобы заглянуть в глаза людям, живущим в этой стране. Они хотят понять, о чем думают люди, как они представляют себе будущее, чего от них ждать. Это нормально. Это цель любых международных встреч на уровне официальных лиц и гражданского общества.

Но вот жирующий на бюджетной халяве временщик никому не интересен, он даже не воспринимается как сторона конфликта. Его мировоззрение, модель поведения давно известны. Вот поэтому и приглашают представителей гражданского общества. Наверное, если бы целью встреч была вербовка шпионов, то все было бы с точностью до наоборот.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG