Accessibility links

Недавно в абхазском обществе весьма положительно восприняли выступление грузинского журналиста, который известен своей непримиримостью и радикализмом в обсуждении грузино-абхазских отношений. Причина в том, что он, по мнению абхазских комментаторов, рассуждает реалистически.

Крайне редкий эпизод для абхазской блогосферы: на днях завязалось обсуждение, правда, не очень долгое, но с исключительно позитивными откликами, публикации в грузинском СМИ. Активный блогер, депутат парламента и герой Абхазии Аслан Кобахия обратился к друзьям по сети: утром читал на сайте «Грузия Online» очень интересную статью грузинского журналиста Тенгиза Аблотия про грузино-абхазские отношения; но когда захотел ее снова найти, не смог, наверное, мол, удалили… Однако, вскоре этот текст – «Мечта» и абхазские сказки» – кто-то нашел и выложил. «Очень правильный и четкий анализ противника» – сформулировал свою оценку Аслан Кобахия. Еще один пользователь увидел в статье мышление, типичное для абхазского. А вот в комментариях на «Грузия Online» я, наоборот, встретил жесткую критику публикации.

Парадокс тут в том, что Тенгиз Аблотия – блогер и журналист, никогда не скрывавший своей нелюбви не только к «абхазским сепаратистам», но и, пожалуй, к абхазам вообще (поскольку как реалист, думаю, понимает, что сегодня это практически одно и то же). В названном же тексте, появившемся еще в середине марта, он развивает мысли, близкие многим в других его публикациях, где он развенчивает и высмеивает мифологизированные представления в грузинском обществе: «усилия по мирному возвращению абхазов в лоно грузинского государства если еще не дают, то вот-вот дадут плоды».

В данной его публикации речь идет о некоторых темах, актуализировавшихся, как он считает, в последнее время в Грузии. Во-первых, о «неких благородных швейцарцах», которые согласно договоренностям 2011 года о вступлении России в ВТО должны были в неких придуманных коридорах на территории Абхазии и ЮО контролировать передвижение грузов по ним. Действительно, их как не было, так и нет, и странно верить, что это придумывалось всерьез. В частности, потому, что «абхазы костьми лягут, но никаких швейцарцев к себе не впустят – и не стоит думать, что они сделают все, что им скажут русские». Во-вторых, о железной дороге через Абхазию, разговоры о чем то затухают, то разгораются с новой силой. Хотя нет никаких шансов на ее открытие – уже хотя бы потому, что переговоры на эту тему закончатся через 5-10 минут после начала, сразу же, как только встанет вопрос вопросов – где ставим таможню? В смысле – на Ингуре или на Псоу… «Ну и последний шедевр мечтательских фантазий на поприще «борьбы за сердца абхазов и осетин» – это строительство некоего «многофункционального торгового центра» возле Ингури». Тенгиз Аблотия совершенно верно, на мой взгляд, предрекает, что этот торговый центр на левом берегу Ингура, конечно же, будет работать, но ни один абхаз не приедет туда покупать товары. Торговля между Грузией и Абхазией продолжится в обычном режиме – то есть в виде контрабанды, под покровом ночи, на грузовиках, на специальных купленных маршрутках…

Большинство жителей Абхазии ничего не слышало пока о задумке с этим «многофункциональным торговым центром», но психологически все описано верно: одно дело покупать в Сухуме завезенное из Грузии контрабандно, и совсем другое – отправиться в этот центр, рискуя встретить там – а вдруг? – соседа, сослуживца, родственника… Идея завлечь туда граждан Абхазии в качестве покупателей и впрямь обречена на провал (оптовики-торговцы, работающие на этом поприще уже десятилетия, – совсем другое). Что касается швейцарцев, которые досматривали бы грузы после вступления России в ВТО, то помню, как в 2011-м многие в абхазском обществе высказывали недовольство и настороженность, били в колокола СМИ и соцсетей, но правы оказались те, которые усмехались в ответ: «Бросьте вы паниковать». Свои опасения время от времени высказывают и противники открытия в настоящее время, при неурегулированности грузино-абхазских отношений, сквозного железнодорожного движения через Абхазию, – когда порой возникают разговоры об этом. Впрочем, в последнее время на такие разговоры уже мало кто у нас обращает внимание, понимая, что это, как считает и Тенгиз Аблотия, пустое сотрясание воздуха.

В целом можно сказать, что в Абхазии воспринимают то, что он сформулировал, как очевидное, как незыблемые законы природы наподобие законов всемирного тяготения, Архимеда, «пифагоровых штанов» и т.д. Но в грузинском обществе многие как бы упорно и свято верят, что именно на данном участке земной суши эти законы не действуют, что абхазы, в отличие от других народов, могут вдруг передумать и в обмен на ласковые речи отдать завоеванное в войне. А потому в этом обществе продолжают жить в мифологизированном мире, где способны рождаться такие нелепые идеи, как «нейтральные паспорта». Ну и что, если эта идея, в воплощение которой были вбуханы немалые деньги, лопнула как мыльный пузырь; будут появляться новые и новые. Точно так же услуги профессиональных прорицателей всех мастей во всем мире, сколько раз те ни попадали бы впросак, никогда не останутся невостребованными. И когда такие правдорубы, как Аблотия, начинают открывать глаза грузинскому обществу на очевидные, в общем-то, вещи, у многих в нем, привыкших «жить и верить», это вызывает раздражение.

Разумеется, и в абхазском обществе хватает своих мифов, которые рождает вера людей в то, во что им очень хочется верить. Один из них, бытовавший в первые годы после грузино-абхазской войны, разделял, признаюсь, ориентируясь на предыдущие исторические прецеденты, и я. Большинству в обществе, а может – и всем, тогда казалось, что нам бы еще несколько лет простоять, да еще поколение продержаться – и в Тбилиси скрепя сердце начнут относиться к Абхазии как к соседнему государству. Примерно как в Москве – к Польше и Финляндии, в Вене – к Чехии и Венгрии… Сейчас-то все прекрасно понимают: не тот случай. Или вот более свежий пример мифотворчества. Лоббисты принятия законов, всячески облегчающих возможность изменения национальности на абхазскую, тщетно ждут, что у бывших самурзаканцев в восточных районах Абхазии проснется их историческая память и они решат «вернуться к истокам». «Послушай, – сказал как-то одному из таких известный абхазский историк, рассказавший потом об этом разговоре мне, – а ты сменил бы национальность на «грузин»?». «Я? – вскинулся тот. – С какой стати?» – «А с какой стати они будут менять национальность на «абхаз», если у гальских мегрелов уже давно грузинское самосознание?» Действительно, лет 25 назад я читал в одной сухумской газете письмо гальца, которому было лет восемьдесят и который вспоминал, как в его юности всех самурзаканцев подряд записывали грузинами. В том старике еще жило абхазское самосознание, но сейчас таких уже, пожалуй, не осталось.

Чем ограниченнее мышление человека, тем ему труднее поставить себя на место людей с «другой стороны» и понять ход их мыслей. И, соответственно, тем легче рождаются и расцветают пышным цветом подобные описанным мифологические представления.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG