Accessibility links

Более полугода внимание общественности в Абхазии было привлечено к расследованию и судебному процессу по резонансному делу об убийстве курсанта сухумской средней школы милиции Мераба Гергедава. И вот приговор подсудимым вынесен.

Судья Военного суда Абхазии Денис Ашуба признал Гарегина Калайджана и Тиграна Торосяна виновными в убийстве курсанта Сухумской средней школы милиции Мераба Гергедава.

Это преступление, произошедшее 19 сентября прошлого года, шокировало абхазскую общественность. Как очень скоро признались задержанные курсанты той же школы Калайджан и Торосян, они на автомашине обманным путем завезли Мераба Гергедава в лес у села Цабал Гулрыпшского района. Затем выстрелили ему три раза в голову из травматического пистолета системы «Макаров» и нанесли ножевые ранения в область сердца. Шокировали безжалостность и цинизм, с которыми Калайджан – житель гулрыпшского села Цкыбын (бывшее Шаумяновка) и сын директора местной школы расправился с целью мести со своим бывшим другом, то, что ранее он исключался из школы милиции за недисциплинированность и разгильдяйство, но был восстановлен по ходатайству влиятельных людей… В интернет-сообществе при обсуждении прошлой осенью этого преступления не обошлось, увы, без перевода разговора в русло межнациональных отношений.

Бурная общественная реакция сопровождала в феврале этого года и начало судебного процесса, который проходил в зале заседаний МВД Абхазии. Родственники и друзья убитого Мераба Гергедава провели митинг у здания МВД, требуя сурового наказания подсудимых, а также привлечения к ответственности водителя машины, на которой те ездили в Цабал.

И вот судья Денис Ашуба зачитал приговор:

«Торосяна Тиграна Тиграновича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 99 часть 2 пункт «ж» и статьей 217 часть 2 Уголовного кодекса Республики Абхазия и назначить наказание по статье 99 часть 2 пункт «ж» – пятнадцать лет лишения свободы и по статье 217 часть 2 – пять лет лишения свободы. По совокупности совершенных преступлений путем полного сложения наказаний назначить Торосяну Тиграну Тиграновичу двадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима. Калайджана Гарегина Артуровича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 99 часть 2 пункт «ж» и статьей 217 часть 2 Уголовного кодекса Республики Абхазия и назначить наказание по статье 99 часть 2 пункт «ж» – пятнадцать лет лишения свободы и по статье 217 часть 2 – пять лет лишения свободы. По совокупности совершенных преступлений путем полного сложения наказаний назначить Калайджану Гарегину Артуровичу двадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима».

Словом, на двоих – сорок лет «строгача». Причем, самим убийцам сейчас как раз по двадцать (оба – 1995 года рождения). И мне невольно вспомнились слова из популярной в свое время романтической советской песни: «На двоих нам сорок лет. Как говорят, «все впереди».

Но проведут ли осужденные по двадцать лет в заключении? Нет, поскольку в Абхазии не существует исправительно-трудовой колонии, год отбывания наказания в Драндском СИЗО засчитывается за два. Впрочем, сегодня появилось сообщение, в свете которого можно предположить, что данное положение, не исключено, изменится: «Кабинет министров одобрил представленные Министерством иностранных дел и согласованные с Минюстом, МВД, СГБ, Генпрокуратурой и Верховным судом проекты «Договора между Республикой Абхазия и Российской Федерацией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы» и «Договора о взаимной правовой помощи по уголовным делам» и представил президенту РА предложение об их подписании». А некоторые в обществе высказывают и такое мнение: «Если по приговору строгий режим, то и в Дранде должно быть один к одному, т.е. 20 лет».

Насколько приговор (который в десятидневный срок еще может быть обжалован в кассационном порядке) воспринимают в обществе как справедливый? Естественно, мнения разные. Многие рассуждают так: поскольку смертная казнь в Абхазии, следующей европейским правовым стандартам, не применяется, в любом случае получается несоразмерность – жертвы преступления нет в живых, а убийцы спустя время выйдут на свободу. «Эх, Дениска, – пишет один из интернет-пользователей, обращаясь к судье, – мало дал, «пожизненно» – их срок». Но больше комментаторов негативно реагируют на другое – то, что водитель машины так и остался в стороне, хотя в любом случае он не мог не обратить внимания, что туда вез троих, а обратно двоих. «Третий персонаж, – пишет один из форумчан, – избежал правосудия. Хотя бы частное определение вынесли». «Избежал, к сожалению, пока, – откликается на форуме на это мнение мать убитого Людмила Синицына. – Что, кроме времени, у меня осталось… Его не было у моего мальчика. А у меня его предостаточно. Чего я не собираюсь делать, это давать покоя всем, кто причастен, прямо или косвенно, к убийству моего сына».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG