Accessibility links

Пухаевых оставили под арестом


Судебные слушания по делу братьев Пухаевых, обвиняемых в измене за сотрудничество с подконтрольной Тбилиси временной администрацией, проходят в закрытом режиме, поскольку в деле рассматриваются материалы, содержащие гостайну

Судебные слушания по делу братьев Пухаевых, обвиняемых в измене за сотрудничество с подконтрольной Тбилиси временной администрацией, проходят в закрытом режиме, поскольку в деле рассматриваются материалы, содержащие гостайну

Родные Игоря и Батыра Пухаевых вновь заявляют о том, что в Южной Осетии нарушается право заключенных на защиту. Российский адвокат Николай Байсангуров не был допущен на судебное заседание, прошедшее в Цхинвалском городском суде 8 мая. Напомним, братьев Пухаевых обвиняют в измене родине за сотрудничество с подконтрольной Тбилиси администрацией Дмитрия Санакоева. Они находятся в заключении с июля прошлого года.

Судебные слушания по делу братьев Игоря и Батыра Пухаевых, обвиняемых в государственной измене за сотрудничество с подконтрольной Тбилиси временной администрацией под руководством Дмитрия Санакоева, проходят в закрытом режиме. Родственников подсудимых на процесс не допускают, поскольку в деле рассматриваются материалы, содержащие государственную тайну. Нет доступа к подзащитным и у российского адвоката, нанятого семьей Пухаевых. В настоящее время интересы братьев в суде представляет лишь югоосетинский государственный адвокат Марина Кочиева.

Как мне стало известно, в пятницу судебное заседание не заняло и получаса. Судья продлил срок заключения Игорю и Батыру Пухаевым еще на два месяца, ссылаясь на то, что допрос свидетелей незакончен. Рассказывает супруга Игоря Пухаева Инара Джиоева:

«На судебные заседания нас не пропускают, закрытые суды. Нам разрешают видеться с Игорем и Батыром. Я в месяц два-три раза навещаю Игоря с нашим трехлетним сыном. У нас трое детей, старший ребенок у нас инвалид. Я соответствующие документы представила в суд. Она постоянно плачет, нервничает. Физическое состояние у Игоря и Батыра не очень хорошее. У Батыра давление высокое, они оба нервничают сильно. Я им периодически лекарства ношу, медики за ними присматривают, но я тоже приношу лекарства».

По словам Инары Джиоевой, государственный адвокат Марина Кочиева старается отстаивать интересы Пухаевых, но семья безуспешно добивается участия в судебных заседаниях и российского защитника:

«Марина Кочиева нормально все отстаивает, но мы хотели еще российского адвоката, но его не допускают к защите, говорят, что иностранных адвокатов мы не допускаем. У российского адвоката есть все документы необходимые, но не допускают его к исполнению обязанностей».

Российский адвокат Николай Байсангуров действительно не смог попасть на последнее судебное заседание. 8 мая его неожиданно развернули на КПП «Нижний Зарамаг». Говорит Николай Байсангуров:

«Я до сих пор не знаю, по какой причине мне было отказано во въезде. Меня на российско-югоосетинской границе развернули, посадили в другую машину, следовавшую в направлении Владикавказа, вернули мне паспорт и отправили обратно. Российские пограничники сказали мне, что в Южной Осетии на меня открыто уголовное дело. Официально меня об этом с югоосетинской стороны никто не извещал. Ни звонков, ни писем не было. Я официальной информации о возбуждении на меня уголовного дела в Южной Осетии не получал. Буду разбираться, выяснять в базах данных».

Югоосетинский юрист, бывший судья Верховного суда республики Юрий Кокоев полагает, что в деле Пухаевых власти могут действовать на свое усмотрение:

«Подсудимые имеют право воспользоваться услугами и двух-трех адвокатов, если они считают, что защиты одного адвоката им недостаточно. Они вправе требовать адвоката, которого они сами хотят. Если власти захотят, то разрешат им российского адвоката, нет – будет только местный. А здесь разве не бывает североосетинских адвокатов? Бывают, захотят - пустят, захотят – нет, найдут отговорки. Я не знаю, какие там в деле секреты могут быть между нашими странами – между Россией и Южной Осетией, которые мы должны охранять, но такими отговорками они могут не допускать российского адвоката. Обычно по закону назначают местных адвокатов, в некоторых делах допускают и российских адвокатов, но по закону они могут и не допустить таковых. Назначают обычно местных адвокатов. Вот так наши власти работают».

У Инары Джиоевой накопилось множество вопросов к югоосетинской Фемиде, ответить на которые, по ее словам, некому:

«Если у них есть какие-то доказательства, неужели за десять месяцев нельзя было их предъявить? Говорят, какие-то документы на рассмотрении в Москве, что-то сейчас получили. Насколько я знаю, кроме самих Батыра и Игоря, никого не опросил суд. Ни свидетелей обвинения, ни свидетелей защиты. Хотя говорят, что опросили двух свидетелей, которые предоставили какие-то показания. Вообще, никакой ясности нет».

«Сроки предварительного следствия по особо тяжким преступлениям, особой сложности уголовным делам или в исключительных случаях могут продлеваться до 18 месяцев, поэтому процессуальных нарушений в деле нет», – заявил мне источник в Генпрокуратуре на условиях анонимности. Братья Пухаевы были задержаны сотрудниками югоосетинского КГБ в Цхинвале в июле 2014 года.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG