Accessibility links

Будущее «Грузинской мечты» под вопросом...


По словам эксперта, «Грузинской мечте» нужно улучшить свои показатели, но если она не изменит свой подход, не привлечет новые кадры, новые интеллектуальные ресурсы, то ей этого не удастся

По словам эксперта, «Грузинской мечте» нужно улучшить свои показатели, но если она не изменит свой подход, не привлечет новые кадры, новые интеллектуальные ресурсы, то ей этого не удастся

ПРАГА---Тему продолжает наша рубрика «Некруглый стол». Сегодня нашими гостями будут эксперты из Тбилиси Зураб Бигвава и Торнике Шарашенидзе.

Дэмис Поландов: Мы хотим обсудить опрос, который сегодня обсуждают, наверное, все в грузинском обществе, – опрос Национального демократического института США, который касается и политических вопросов, и экономических. Я, конечно, в первую очередь хотел бы остановиться на политических вопросах. Батоно Торнике, как вы оцениваете итоги этого опроса для двух основных политических сил – «Грузинской мечты» и «Национального движения»?

Торнике Шарашенидзе: Как мы видим, у обеих серьезные проблемы. Рейтинг «Мечты» падает, и это объяснимо теми событиями, которые разворачиваются: это и очень серьезный экономический кризис, и политический кризис, взлет криминала, может, не такой, как в 90-е годы, но, по сравнению с периодом правления Саакашвили, криминал растет, и это уже становится ясно. Проблема «Национального движения» в том, что, несмотря на падение рейтинга правящей коалиции, за их счет не растет рейтинг «Национального движения»...

Зураб Бигвава: ...Не только «Национального движения», но и ни одной из оппозиционных партий.

Торнике Шарашенидзе: Да.

Дэмис Поландов: Меня больше всего потрясло то, что 27% опрошенных говорят: «Не знаю». Это вообще характерно для грузинской политики, люди не хотят говорить о своих политических предпочтениях?

Торнике Шарашенидзе: Наверное, да, но не в такой степени. Была похожая ситуация в 2012 году перед парламентскими выборами, когда очень многие не признавались, что собираются голосовать за «Грузинскую мечту», просто боялись это признавать. И многие тогда еще наверняка не определились – они определились после известного скандала. Очень многие, наверное, боятся признать, что они ошиблись в 2012 году и сейчас обираются голосовать за других, но за кого голосовать, пока еще не знают.

Зураб Бигвава: Мне так не кажется, потому что здесь вся система оценивается с разных точек зрения. Это, как вы вначале сказали, и экономические, и политические вопросы, нерешенные проблемы и так далее. Ладно, это не имеет значения, потому что на сегодняшний день в Грузии происходит инфляция и с лари происходят какие-то очень неприятные вещи – поднимается доллар, падает лари. Оппозиционные СМИ очень серьезно влияют на настроение людей и активно пропагандируют и предвещают большой спад рейтинга в будущем «Грузинской мечты», проигрыш ее на следующих выборах в 2016 году. Но это иллюзорное восприятие, потому что «Грузинская мечта» проводит принцип не пропагандировать и не пиарить свои достижения до какого-то времени. Может быть, это какой-то пиар-принцип или пиар-стратегия, но, в конце концов, у правительства всегда есть свой ресурс на влияние и показ тех дел, которые для населения небезразличны.

Дэмис Поландов: Батоно Зураб, но вопрос пиара – это вопрос пиара. Хотелось бы все-таки каким-то образом понять, что люди хотят сказать «Грузинской мечте», потому что мы все время перескакиваем на то, что вот это пиар, а то – не пиар... Очень простая вещь: Министерством здравоохранения довольны, по-моему, 44% участников опроса, а работой Минфина – 6%. Можно сказать, что социальная политика «Грузинской мечты» явно пользуется популярностью в Грузии, а экономическая политика, экономическое положение у людей ухудшается, потому что 34% опрошенных говорят, что их экономическое положение с тех парламентских выборов 2012 года ухудшилось, и это существенно отличается от 2013 года. Вы же не можете сказать, что это пиар или не пиар?

Зураб Бигвава: Я не хочу говорить о том, что у «Грузинской мечты» сегодняшняя ситуация отличная и политический рейтинг у нее большой – нет. Рейтинг «Грузинской мечты» на сегодняшний день упал больше, чем упал лари. Это объясняется очень многими объективными причинами, но реальная ситуация такая, какая она есть, и на сегодняшний день грузинское общество говорит «Грузинской мечте», что она в какой-то критической ситуации, если не изменит свою политику.

Дэмис Поландов: А в чем это может выразиться?

Зураб Бигвава: Знаете, очень трудно сейчас сказать, в чем это может выразиться, но я делаю свой прогноз. Мне кажется, что на следующих выборах «Грузинская мечта» будет единственной силой, которая все равно будет иметь большинство в парламенте.

Дэмис Поландов: Батоно Торнике, закончите, пожалуйста, свой прогноз.

Торнике Шарашенидзе: Вопрос стоит таким образом: «Грузинской мечте» нужно улучшить свои показатели, улучшить свою работу, но если «Грузинская мечта» не изменит свой подход, если она не привлечет новые кадры, новые интеллектуальные ресурсы, ей этого не удастся, потому что прошло уже достаточно времени – более двух с половиной лет, – и пока что мы ничего особого не увидели.

Дэмис Поландов: Батоно Торнике, если верить этим данным, – а Нодар Хадури уже сказал, что он не верит этим данным, – то получается, что экономический блок этого правительства как минимум сейчас висит на волоске. Вы об этом говорите сейчас?

Торнике Шарашенидзе: Не только. В первую очередь, конечно, экономика, потому что лари особенно бьет по карманам простых людей, но если «Мечта» не изменит свой подход, не признает своих ошибок, тогда ей ничего не удастся. «Мечта» не признает своих ошибок, и сейчас Нодар Хадури говорит, что не доверяет опросам NDI. О чем это говорит? О том, что они просто не хотят признавать своих ошибок. Гарибашвили во время своего выступления в парламенте (когда курс лари поднимался) сказал, что если сейчас оппозиция не станет признавать тех достижений, которых достигла «Грузинская мечта», тогда с ней не о чем говорить. Кое в чем, например, в свободе прессы, ситуация улучшилась, ну, еще кое-что...

Дэмис Поландов: ...Но просто с лари тоже получается очень странно, батоно Торнике. Я сейчас сижу в студии в Чехии, здесь курс чешской кроны действительно тоже очень серьезно опустился по отношению к доллару – было 19-20, а сейчас 24-24,5. Это процесс, который происходит во всем мире.

Торнике Шарашенидзе: У Чехии нет такого катастрофического торгового дефицита, как у нас. У нас торговый дефицит очень большой – мы очень много импортируем, в отличие от Чехии. У Чехии очень много туристов, у нас тоже очень много туристов, но, к сожалению, наша туристическая индустрия получила огромный удар благодаря дурацким новым визовым регуляциям. Если сейчас не упразднить те визовые регуляции, которые почему-то ввели, тогда мы потеряем еще и этот доход. Кстати, из-за того, что лари сейчас упал по отношению к доллару, у нас есть хороший шанс привлечь еще больше туристов, но при тех регуляциях, которые недавно приняли, приток туристов у нас существенно убавился, в отличие от Чехии, опять же.

Дэмис Поландов: Батоно Зураб, ждете ли вы каких-то изменений в составе правительства по результатам этих исследований?

Зураб Бигвава: Нет, я не жду изменений по результатам этих исследований, но я жду, что у правительства будут серьезные смены и серьезные обновления. Я согласен с Торнике, когда он говорит, что если «Грузинская мечта» не изменит своих действий и кадров, не привнесет много новшеств, если она не изменит своей стратегии, то ее рейтинг будет еще больше падать.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG