Accessibility links

Шелковый путь Грузии


География и социальное положение героев, представленных на экспозиции 30 фотографий, различн, но все костюмы из шелка: об этом свидетельствуют надписи к фотографиям, сделанные самим автором

География и социальное положение героев, представленных на экспозиции 30 фотографий, различн, но все костюмы из шелка: об этом свидетельствуют надписи к фотографиям, сделанные самим автором

В тбилисском Музее шелка открылась выставка фоторабот Константина Заниса. Экспозиция включает фотографии, созданные им в ходе экспедиции по Кавказу в конце XIX века. Фотоколлекция рассказывает о быте кавказских женщин, их нарядах и различных видах деятельности, связанной с производством шелка.

«Молодая армянка в шелковом наряде. 1898 год», – гласит надпись под фотографией. Смотрящая с нее женщина по современным меркам не так уж и молода, а на ее лице, обрамленном головным убором, – ни намека на улыбку. Суровый, тяжелый взгляд женщины, которая сидит, откинувшись на тюфяки, обращен в объектив, – она производит впечатление женщины, которая будто бы была рождена для того, чтобы «повелевать и властвовать». Впрочем, нам известны лишь ее происхождение и год съемки – об остальном история умалчивает.

География и социальное положение героев, представленных на экспозиции 30 фотографий, различны: тут и красавица-лезгинка в богатом одеянии, «сдобренном» тяжелыми, судя по всему, серебряными украшениями; и шушинская татарка в пышных многослойных юбках; и пожилая армянка в накинутом на плечи длинном узорчатом платке до земли.

Все костюмы, разумеется, из шелка – об этом свидетельствуют надписи к фотографиям, сделанные самим Константином Занисом, с характерными «ять» на конце. Тут же можно увидеть запечатленный им «туземный способ выкормки шелковичных червей», другие распространенные в то время виды деятельности, связанные с производством шелка.

Все эти фотографии были сделаны Занисом в ходе экспедиции с группой молодого ученого Николая Шаврова, который был направлен на Кавказ во второй половине XIX века с целью изучения там традиции производства шелка. За этим последовало строительство так называемой Кавказской станции шелководства, в которой Занис впоследствии открыл свою фотолабораторию. Эта лаборатория, а точнее то, что от нее осталось, по сей день находится на мансарде Музея шелка в Тбилиси. Впрочем, сейчас руководство музея планирует ее восстановить, говорит приглашенный фотограф музея Михаил Чхиквадзе:

«Там, на чердаке, есть все, что было необходимо для работы фотосалона. Застекленная галерея – соответственно, много света, необходимого для амбротипии – метода фотографии, когда запечатление объекта происходит посредством света, он как бы вырисовывает изображение на стекле. На первом этапе мы планируем создать салонный фотоаппарат (по типу того, что был у Заниса), который будет в рабочем состоянии, а не просто музейным экспонатом».

Холодное здание с высокими потолками, огромными окнами и трещинами шириною в несколько пальцев: нынешний Музей шелка – это все, что осталось от Кавказской станции шелководства, построенной 1887 году в Тбилиси. О том, что здесь, в центре города, была станция, включавшая пять зданий и сад, где выращивалось 126 видов тутовых деревьев, достоверно помнят лишь пожелтевшие от старости чертежи. Одно из зданий после войны в Абхазии заняли беженцы, от другого остался лишь фундамент в земле, а несколько вековых деревьев, как выяснилось, все еще спасают от летнего солнца посетителей находящегося в непосредственной близости парка Муштаид. В самом музее сохранились внушительная библиотека, включающая огромное количество ученых трудов, посвященных производству шелка, множество экспонатов: начиная с тутовых шелкопрядов и заканчивая уже готовым продуктом – разновидностями шелка.

Сегодня музей реализует ряд образовательных программ для школьников и не только, говорит его директор Нино Куправа. Она держит в руках небольшой белый овальный ватный комочек. Это кокон, сотканный тутовым шелкопрядом, которому стать бабочкой уже не суждено. Длина шелковой нити из этого кокона размером в полпальца может достигать 800 метров, говорит Купрашвили:

«В ходе лекции для художников, например, мы подготовили графический проект, который наглядно иллюстрирует работу шелкопряда над коконом. Для его создания он совершает кругообразные движения 400 тысяч раз. Мы графически повторили эти движения белым карандашом на черном фоне, и они показывают, как поначалу еле заметная прозрачная линия постепенно становится плотной и приобретает эту форму».

кокон, сотканный тутовым шелкопрядом, которому стать бабочкой уже не суждено

кокон, сотканный тутовым шелкопрядом, которому стать бабочкой уже не суждено

С распадом Советского Союза «шелковый путь Грузии» зашел в тупик: фабрики по производству шелка закрылись, люди перестали заниматься разведением шелкопряда, а музей до 2006 года фактически оставался бесхозным – переходил от одного ведомства к другому. Сейчас его работу курирует Министерство культуры и охраны памятников. О том, чтобы возобновить производственную деятельность на базе музея, речи не идет, говорит Купрашвили. Теперь музей – это, скорее, напоминание о том, каким популярным и востребованным было некогда производство шелка в Грузии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG