Accessibility links

Его выбор


Наиболее точными для характеристики позиции первого президента Абхазии были бы слова: «Делай что должно, и будь что будет!»

Наиболее точными для характеристики позиции первого президента Абхазии были бы слова: «Делай что должно, и будь что будет!»

Сегодня в Абхазии весь день проходили мероприятия, посвященные 70-летию со дня рождения первого президента Абхазии, основателя современного абхазского государства Владислава Ардзинба. По обоим абхазским телеканалам не только в этот, но и все предыдущие дни шли передачи, посвященные его жизни и деятельности, было много видеохроники, начиная с его известного выступления на первом съезде народных депутатов СССР 2 июня 1989 года (день, который называют днем его рождения как политика), включая памятное интервью 1993 года в Гудауте автору передачи «Момент истины» Андрею Караулову и многое другое.

А я еще накануне «откопал» в своей домашней библиотеке две кипы старых газет 1992-1993 годов – «Свободная Грузия» и «Демократическая Абхазия» (издание, если кто не знает, выходившее в Сухуме, когда он находился под контролем грузинских войск). Задумка была такая: проанализировать, каким видели Владислава те, кто находились тогда по другую сторону линии фронта и политической баррикады. Причем если «трофейные» номера «Демократической Абхазии», найденные мной в начале октября 93-го в библиотеке этой опустевшей редакции, я когда-то перечитал вдоль и поперек, то номера «Свободной Грузии» на уже пожелтевшей от времени бумаге принес мне несколько лет назад один немолодой сухумец. И многое в этой газете и во взгляде из Тбилиси на происходившее тогда в Абхазии я открывал сейчас для себя впервые.

События в Абхазии были, конечно, тогда темой номер один в «Свободной Грузии», которая считалась преемницей советской газеты «Заря Востока», им были посвящены почти все первые полосы ее номеров, а наиболее упоминаемой, в том числе и в заголовках, в публикациях об этом была фигура Владислава Ардзинба. Надо сказать, что подобно тому, как сегодня в грузинском обществе имеет широкое хождение миф, что если бы не «оккупация» Россией, абхазы и грузины давно бы, возможно, объединились в общем государстве, во время войны был популярен другой миф: что никаких проблем бы не было, если бы не Ардзинба. Иногда к нему добавляли Ачба и Шамба, иногда речь шла о «кучке сепаратистов»… Людям, рассуждавшим так, просто очень не хотелось верить, что эта «кучка» отражает мысли и чаяния подавляющего большинства абхазов.

Мне запомнилось письмо пожилого сухумского грузина в подборке читательских писем в «Демократической Абхазии», где их авторы рассуждали о том, как прекратить войну в Абхазии. Этот автор был убежден в том, что выход очень прост: надо предать Международному суду в Гааге Владислава Ардзинба и его приближенных. В общем, оставалось всего ничего – как-то их «задержать». А группа грузинских историков опубликовала в «Свободной Грузии» коллективное открытое письмо Владиславу Григорьевичу. Содержание его было примерно таково: мы же вас уважали, ценили, помните, как вы сидели у изголовья умирающего тбилисского коллеги… что же вы делаете сейчас, как вам не ай-яй-яй?..

В той же «СГ», в одном из ноябрьских номеров 1992 года, мое внимание привлекла перепечатка из московской «Независимой газеты» статьи Аркадия Попова «Идолы и жрецы (О националистическом экстремизме и его вождях)». Кстати, вопреки господствующему сегодня в Грузии представлению, что Россия всецело поддерживала и даже «направляла» во время войны абхазов, подавляющее большинство популярных российских газет однозначно поддерживало тогда грузинскую сторону (включая сюда и «НГ») или же просто излагало факты без всяких политических комментариев, и лишь очень незначительное число занимало проабхазские позиции. Что касается Аркадия Попова, то он тогда был обозревателем «Независимой», но долгие годы после этого я не встречаю его публикаций, хотя, согласно интернет-информации, с 1991 года по настоящее время он является руководителем исследовательской группы «Конфликтные зоны в постсоветском мире» Центра этнополитических и региональных исследований. Так вот, Аркадий Попов писал тогда так:

«Никто не смеет упрекнуть политика Ардзинбу в том, что он плохо знает историю, заявляя, что еще ни один народ не добивался независимости мирным путем. Но от политика Ардзинбы мир вправе был бы ожидать, думается, иного способа приложения этого знания».

То есть Ардзинба, перед глазами которого уже был пример Южной Осетии и Нагорного Карабаха, был обязан учесть его и «накал политических страстей» в Грузии и поостеречься от всяких заявлений о суверенитете.

«Что для Грузии война, – рассуждал Попов, – то для Абхазии – катастрофа. Ведь разворачиваться боям в любом случае, очевидно, предстояло не на тбилисских и кутаисских улицах, а на набережных Гагры и Сухуми, неся гибель и разорение прежде всего абхазскому населению. Войне этой не видно конца…»

Все достаточно логично, только это логика раба. Ибо если спроецировать рассуждения и наставления Попова на мировую историю, надо заняться и упреками в адрес лидеров восстававших в XIX веке поляков – против Российской империи, венгров – против Австрийской, болгар – против Османской. А заодно и пожурить Гарибальди: вон сколько соотечественников-итальянцев положил в борьбе против Вены за «эфемерную идею независимости».

Справедливости ради скажу, что Попов был не одинок в своих рассуждениях, у него были единомышленники и в самом абхазском обществе. Сегодня среди тех на телеэкране, кто славил Владислава, мелькнуло лицо человека, который, помню, в один из сентябрьских дней 1992-го не раз подходил ко мне, заводя один и тот же разговор: «Ну что он делает, а?» Этого человека я никогда не назову предателем, он, безусловно, абхазский патриот, но сомнения в правильности политики Ардзинба, мысли о том, что она чересчур рискованна и «гибельна», посещали тогда, чего уж скрывать, не одного его.

Можно было бы уподобить Владислава игроку, сделавшему рискованную ставку и выигравшему. Или аналитику, который сумел все до мелочей просчитать. (Но были тогда среди абхазских политиков люди с прекрасным аналитическим мышлением, которые заняли выжидательную позицию – и это невозможно было скрыть от окружающих.) Но это все не то. Наиболее точными для характеристики его позиции были бы слова: «Делай что должно, и будь что будет!»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG