Accessibility links

«Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей», – пел когда-то Юрий Визбор. В Абхазии, увы, нет ни ракет, ни балета, но зато намечено строительство здания казначейства.

Я привык со скепсисом относиться к критическим эскападам политической оппозиции, сортируя в них общие слова и замечания по конкретным просчетам власти. Хорошо известно: политика – это театр, в котором одни актеры вчера играли одни роли, а сегодня играют другие. И в зависимости от этих ролей у них очень быстро меняется риторика – с рассуждений о том, что «в государстве отсутствует системный подход к решению важнейших проблем», «надо сокращать раздутые штаты», «коррупция душит экономику» до «у нас нет волшебной палочки», «все не так просто», ну, и, конечно, неизбежное про «груз ошибок прошлой власти».

Так вот, исходя и из этих, в частности, соображений, воспринимал, например, с немалыми оговорками ставшую уже ритуальной критику, звучавшую два десятилетия в адрес всех предыдущих президентов Абхазии: сосредоточили, мол, в своих руках всю полноту власти, надо эту власть рассредоточить. В идеале, в теории, это верно, но будем реалистами… Абхазия не такая огромная страна, как Россия, а сопоставима с ее среднестатическим районом, так что многое, так или иначе, по устоявшейся традиции будет замыкаться на «первом лице». Хотя, конечно, когда Александр Анкваб из своей известной въедливости начинал, как рассказывают, самолично вычеркивать кого-то в списке исполнителей на каком-то праздничном концерте, это был уже явный перебор…

Но вот какое обвинение в адрес предыдущей властной команды всегда представлялось мне неопровержимым и «краеугольным»: то, что не предпринимается шагов по открытию новых производств и созданию реально функционирующей экономики – особенно после признания Абхазии Россией, когда для этого появились гораздо большие возможности. Помнится, как на одной из пресс-конференций президента Сергея Багапша он во вступительной речи, предвосхищая возможный вопрос, сам заговорил на эту тему: вначале, мол, надо создать соответствующую инфраструктуру, привести в порядок дороги и так далее. Что ж, логично. Но не слишком ли затянулся этот подготовительный период? Александр Анкваб в середине своего президентского срока (на практике оказалось – в конце) так отвечал на упреки, что в стране идут лишь ремонтно-восстановительные работы в больницах, детсадах, объектах культуры, спорта и так далее, а не открываются производства: во-первых, все, что делается, необходимо, во-вторых, где уверенность, что эти гипотетические производства будут конкурентоспособны и оправдают затраты на их создание? И опять трудно было не согласиться, тем более, что опыт таких прогоревших предприятий в республике имелся. Но вот что я при этом неизменно думал: что-то пробовать создавать, тщательно взвесив все риски, все равно надо, иначе это похоже на капитуляцию, да и в руки оппозиции дает непобиваемый козырь.

И вот вчерашняя оппозиция стала сегодняшней властью. Разумеется, зазвучавшие прошлой осенью упреки отдельных интернет-пользователей в ее адрес: что же вы сами, как и предыдущая власть, пользуетесь российской финансовой помощью? – иначе, чем глупостью, не назовешь. Понятно, что в одночасье от этой помощи не откажешься. Но как раз и надо изо всех сил использовать ее для приобретения, как принято говорить, удочки, а не рыбы. Кстати, теоретически это именно так и представлялось; ведь не случайно в предыдущие годы действовал Комплексный план, а ныне действующий план российской финансовой помощи называется Инвестиционной программой. Ведь инвестиции, как известно, предполагают отдачу.

Но вот недавно, во время встречи в абхазском парламенте с представителями правительства республики я впервые услышал озвученные новым, только что назначенным министром экономики данные о том, как будут потрачены более девяти миллиардов рублей, которые в течение ближайших двух с половиной лет поступят в рамках Инвестиционной программы. Причем эти цифры были приняты уже довольно давно. И что же? Снова привычное: на развитие и ремонт дорожной сети выделен почти миллиард рублей, около двух миллиардов – на ремонт и реконструкцию многоквартирных домов и благоустройство территории, на энергетическую отрасль – 733 миллиона, на водоснабжение, водоотведение и канализацию – более полутора миллиардов. В сфере образования нужно освоить 1 миллиард 120 миллионов рублей. Расходы на ремонт зданий Верховного суда, Абхазского госуниверситета и строительство здания казначейства составят почти полмиллиарда рублей. Здание казначейства придется строить с нуля.

Вот на этом казначействе я, что называется, споткнулся. То есть, понимаете, как: ничего не имею против казначейской системы, о необходимости и планах по введению которой в Абхазии слышу на различных заседаниях уже больше года. Как и против того, чтобы сотрудники казначейства работали в приемлемых и даже самых комфортных условиях. Но на фоне того, что в Сухуме хватает заброшенных, пустующих зданий, которые можно было бы привести в порядок, или пустующих офисных помещений во вновь отстроенных зданиях, а особенно на фоне того, что ряды абхазского чиновничества продолжают расти, в отличие от рядов производящих материальные блага, мне это показалось какой-то фантасмагорией. Кстати, многие годы у нас рассуждают о необходимости создания конституционного суда; может, и для него в случае его учреждения потребуется строительство особняка? Не знаю, возможно, что Контрольная палата, которую у нас долго создавали (спасибо, что для нее хоть не понадобилось строительство здания, разместилась в уже существующем), успела за время своей работы совершить очень много полезного, но обществу об этом, к сожалению, не известно.

Легко представляю себе, что кто-то скажет: тебе что, жалко денег на строительство казначейства, все равно же из российского кармана… Нет, мне жалко другого – что подвижек в экономическом секторе не наблюдается. Правда, на государственное софинансирование инвестиционных проектов, нацеленных на развитие реального сектора экономики, планируется отпустить 944 миллиона 600 тысяч рублей. Целая десятая часть Инвестиционной программы. Конкретные проекты и имена бизнесменов, которые будут их осуществлять, пока не озвучены. Но тревожат смутные сомнения: не может ли это все уйти в песок, как кредиты под бизнеспроекты при Сергее Васильевиче? И в любом случае революции в абхазской экономике в ближайшие три года эти проекты не совершат.

Нет, я вовсе не призываю к возврату в советское прошлое, когда десятки предприятий в Абхазии работали по плановой системе и гнали продукцию, которая нередко не пользовалась спросом. Это, собственно, и невозможно. Но почему бы государству не попытаться взять под свой патронаж, скажем, возрождение в Сухуме кондитерской фабрики, сделав упор на использование местного сельхозсырья? Я был на этой фабрике в конце 90-х, когда она некоторое время работала, но, в отличие от ООО «Вина и воды Абхазии», не выжила. Между тем последний и весьма успешно работающий проект создавался по принципу равного долевого участия государства и частного капитала.

А создавать все новые и новые, как говорят в народе, «кушающие» органы – конечно, гораздо легче.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG