Accessibility links

На днях почти одновременно, так уж получилось, наткнулся в своей домашней библиотеке на два текста, которые можно отнести к фантастическим литературным произведениям. Один из них широко известен на постсоветском пространстве, это небольшая написанная в 1988 году в жанре антиутопии и нашумевшая в годы поздней перестройки повесть писателя и публициста Александра Кабакова «Невозвращенец». Напомню, что ее главный герой Андрей Ильич переносится на пять лет вперед, в 1993 год, и видит Москву наполненной кошмарами гражданской войны. Пять лет – это для фантаста, конечно, беспрецедентный риск, потому что очень скоро современники начнут сравнивать авторские фантазии и реальность. Тем не менее, отдадим должное автору: он прочувствовал опасности и угрозы будущего распада советской империи и угадал с 93-м: если сфокусировать внимание на том, что в реале происходило в октябре того года в здании Верховного Совета РФ и вокруг него, то это именно описанная им в повести московская фантасмагория.

А вот напечатанный в декабрьском номере за 1991 год маленькой, формата А4, газеты «Сухумский вестник» (издатель Юрий Чкадуа) текст «Сухум в 2013 году» сухумской писательницы и публициста Надежды Венедиктовой памятен крайне узкому кругу читателей, дай Бог, если нескольким десяткам. Да и памятен, скорее всего, смутно. И я, например, прочел его на днях, показалось мне, будто бы в первый раз. Вот это уже классическая утопия, где будущее, которое должно было наступить через 18 лет (почему автор решила отправиться на воздушном шаре своего воображения именно в 2013-й, из текста не явствовало), рисуется как упоительная сказка, где человечество с кайфом пользуется плодами бурного развития научно-технической и общественной мысли.

Чтобы погрузить вас в дивный мир, который рисует Венедиктова, достаточно, думаю, привести начало ее небольшого текста: «17 июня в 11 часов утра в банкетном зале сухумского отеля «Черный бриллиант» открылась 9-я Всемирная конференция по человеческому измерению в условиях изобилия. Половина участников съехалась накануне, остальные прибыли рано утром – пришвартовывались быстроходные океанские яхты, прямо на площадь перед отелем садились юркие двухместные вертолеты… Сухумский мэр приветствовал гостей на безукоризненном английском, китайском и арабском, отметив, что для города большая честь служить местом встречи по такой волнующей теме. Изобилие грозит подорвать основы нравственности и правопорядка. Республика не знает, куда вывозить излишки мяса и лимонов, нежнейшим чаем уже посыпают дорожки вокруг клумб».

Мечты, мечты, где ваша сладость?..

Далее читатель узнавал, что «научный форум блистал созвездием громких имен, почтила его своим присутствием и Маргарет Тэтчер, восемь лет назад переехавшая жить на Псху, чтобы влиться в традиции высокогорного абхазского долгожительства». (Интересно, что на самом деле Тэтчер дожила-таки до 2013 года, но скончалась в апреле на 88-м году жизни.) Запомнилась еще такая деталь, как то, что на площади перед отелем «из шампуров с дымящимися шашлыками было выложено приветствие участникам конференции от Союза кооператоров Абхазии».

Один новый отель с нуля в Сухуме к 2013-му был все же построен – это «Атриум-Виктория». В основном же окружающая нас действительность в сравнении с описанной идиллией воспринимается как «усмешка горькая обманутого сына над промотавшимся отцом». Например, «зимние сады по-сухумски» – все выше поднимающиеся деревца на верхних этажах разрушенных в войну и так и не восстановленных многоэтажек. Увы, уже через полгода с небольшим после публикации этой фантазии Абхазия погрузилась в пучину грузино-абхазской войны, которая принесла совсем другое «изобилие» – разрывов снарядов, смертей и увечий, голода и холода. «Раскаты грома» в межнациональных отношениях в 91-м были уже хорошо слышны, но Венедиктова не стала писать антиутопию. И не только потому, что публикация таковой была тогда немыслима, ибо читающая публика восприняла бы ее как нечто недопустимо провокационное. Венедиктовой, думаю, это просто было неинтересно, и ей не хотелось думать о худшем. Кстати, обратите внимание, что в заголовке у нее фигурировал «Сухум», хотя тогда городу еще не было официально возвращено это название, употреблявшееся до 1936 года. Но проабхазские негосударственные издания его уже начали использовать.

Характерно, что уже после войны, в конце 90-х, когда весь мир готовился к встрече миллениума и рассуждал о том, как это будет – жить в третьем тысячелетии, Надежда опубликовала в газете «Эхо Абхазии» еще одну коротенькую утопию на тему будущей роскошной жизни в родном городе. К сожалению, я так и не смог найти ее в подшивках, но помню, что действие там происходило в Сухуме в 30-х или 40-х годах XXI века. И снова – великолепие городских ландшафтов, фонтанов, площадка для вертолетов-такси… В этой фантазии писательницы тоже фигурировал реальный человек – тогда маленькая девочка Ольга Джонуа, которую Венедиктова увидела в своих фантазиях стильно одетой женщиной средних лет, успешным и известным дизайнером. В действительности сейчас Ольга Джонуа – студентка Абхазского госуниверситета, которая при выборе профессии пошла по стопам родителей, покойного Николая Джонуа и Изиды Чаниа, и учится на журналиста.

А еще помню, как в ту пору, в 1999-м, мы с Надеждой Венедиктовой и одним молодым ученым и поэтом собирались в кафе культурного центра «Абаза» и рассуждали о жизни человечества в третьем тысячелетии, что потом вылилось в серию публикаций наших бесед в том же «Эхо Абхазии». Помню и такой эпизод: мы шли с упомянутым ученым по улице и обсуждали мой замысел такой оригинальной публикации. Дескать, в редакцию явился какой-то субъект и начал рассказывать, что недавно побывал на изобретенной им машине времени в 2040-м году. И в доказательство предъявил привезенный и, скорее всего, сумасшедший, но когда после его ухода начали внимательно читать оставленную им газету, ее содержание показалось весьма правдоподобным. А кроме того, было чертовски увлекательно открывать для себя, кто же будет в 2040-м президентом, какие вопросы будут дебатироваться в парламенте, какие проблемы будут волновать авторов писем в газету… Таинственный незнакомец так больше и не появился, но редакция решила воспроизвести в очередном номере на имеющемся полиграфическом оборудовании одну страницу из «ЭА» будущего…

Мой собеседник согласился поработать со мной над написанием этой вымышленной страницы, хотя и понимал, что это будет нелегкий и кропотливый труд. Но замысел тот мы так и не осуществили, «текучка заела». Увы, я не вижу его уже много лет; говорят, у него какое-то психическое заболевание, он «выпал из реального мира». И это для меня лишнее свидетельство тому, насколько непредсказуема жизнь.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG