Accessibility links

Дмитрий Ивако: «Упаковку наблюдателей привозил за 20 тысяч евро»


Бывший председатель Государственного комитета информации, связи и массовых коммуникаций Южной Осетии Дмитрий Ивако

Бывший председатель Государственного комитета информации, связи и массовых коммуникаций Южной Осетии Дмитрий Ивако

В декабре 2011 года спустя неделю после увольнения с должности председателя Государственного комитета информации, связи и массовых коммуникаций Южной Осетии в отношении Дмитрия Ивако было возбуждено уголовное дело в Северной Осетии. В 2012 году он был задержан в Цхинвале и насильно вывезен в Россию сводным отрядом МВД России по приказу североосетинского министра внутренних дел Артура Ахмедханова. 10 месяцев, пока шло следствие, Дмитрий Ивако провел в заключении. Суд не нашел в действиях задержанного состава преступления, и он был отпущен на свободу. Тем не менее уголовное преследование продолжается. Чиновник вновь объявлен в федеральный розыск по обвинению, которое уже признано судом незаконным. Ивако считает происходящее местью со стороны бывших кураторов Южной Осетии за события 2011 года.

Мурат Гукемухов: Дмитрий, вы изъявили желание пролить свет на неизвестные факты президентских выборов 2011 года, которые, как известно, закончились отменой результатов голосования и затяжным политическим кризисом. В чем состояло ваше участие в этих выборах?

Дмитрий Ивако: На выборах 2011 года техническое и технологическое обеспечение ЦИКа и его пресс-центра. Я выполнял свою часть общей задачи по фальсификации выборов. Если помните, задачей кураторов из Москвы было провести в президентское кресло Анатолия Бибилова. С самого начала стало ясно, что это проблема, потому что проведение двух закрытых соцопросов центром «Социум» показало рейтинги не больше 2-3% у всех кандидатов, то есть это на уровне погрешностей, кроме Теедеева и Джиоевой. Это был большой сюрприз для всех, особенно для москвичей.

Мурат Гукемухов: Я помню, для поднятия рейтинга кандидатуры Кремля был снят ролик с президентом Медведевым...

Дмитрий Ивако: Не только это. Вавилов, заместитель Чурова, привез в Южную Осетию технарей из ЦИКа, которые должны были сделать невозможное, чудо. С ними я фальсифицировал выборы еще в 2009 году. Они рассказывали, что выборы в Южной Осетии – это генеральная репетиция думских выборов, поэтому проведение их в Южной Осетии для них очень ответственная задача.

Мурат Гукемухов: А в чем состояла эта технология?

Дмитрий Ивако: Технология называется ГАС «Выборы». Самое главное здесь – информационный центр. Это вообще ключевой момент, где готовятся все результаты, вся динамика, где заранее расписаны промежуточные результаты. Эти картинки составляются заранее. Они бывают готовы задолго до выборов. Единственные картинки, которые делают во время процесса, – это о ходе голосования. Там же находились и наблюдатели, и журналисты, и информационный центр. Всем показывал те настоящие цифры, которые в течение дня с легкостью подтверждались. То есть психологически он целый день завоевывал их доверие, и когда уже пошел непрерывный поток с предварительными результатами, данные, выдаваемые им, уже не вызывали никакого сомнения у тех людей, которые целый день получали от него правильную информацию. Информация пошла, она – первый источник, ее начинают цитировать все информационные агентства и все. Заходя в информационный центр, ты никогда не обращал внимания на правую сторону, где вдоль стены стояло около десятка компьютеров, предназначение которых было выводить единственную картинку на экран? Тебе никогда не казалось, что их намного больше, чем требуется для того, чтобы выводить одну картинку? На самом же деле основная задача этих технических работников состояла в том, чтобы получать первичную информацию с участков, корректировать ее, сводить и выдавать представителю официального ЦИКа для дальнейшего использования, как якобы он получает информацию с мест, прямо с передовой. Все это было как бы скрыто от глаз людей, но, если присмотреться, на самом деле все было на поверхности.

Мурат Гукемухов: То есть вы хотите сказать, что члены Центральной избирательной комиссии вообще не были в курсе происходящего?

Дмитрий Ивако: Да их всех использовали втемную. С этим ЦИКом, в котором Бэлла директор, никто не договаривается, они даже не знают, что происходит, поэтому они так честно исполняют свою работу, воодушевленно делают заявления. Может быть, они догадываются, что кто-то их когда-то в чем-то обманул, но уверенности у них в этом нет. Помимо этого, в систему ГАС «Выборы» входила система «Гонец» с группировкой низкоорбитальных спутников, которые выходили на связь в определенное время, через которых можно было передавать информацию по расписанию, и использование технологии «Гонец» окончательно ставило в тупик и без того технически неподготовленных членов ЦИК. Поэтому члены ЦИК мало представляли, что на самом деле происходит, и принимали все на веру.

Мурат Гукемухов: А как же с протоколами участковых избирательных комиссий, например? С теми же бюллетенями для голосования?

Дмитрий Ивако: Протоколы, конечно же, переписываются. Это происходит в территориальных комиссиях. Просто иногда они выполняли свою работу за деньги, и кто им больше платил, ту работу они делали, а контролировать их не представлялось возможности. Откуда я все это знаю? Тут в каждом ТИКе находилось по одному моему представителю.

Мурат Гукемухов: В общем-то весь этот обман легко вскрывается, если представители штабов у себя в штабах посчитают протоколы, придут с ними в ЦИК, в тот же пресс-центр, и могут опровергнуть всю эту информацию.

Дмитрий Ивако: Тут действует простой принцип освещения спортивных состязаний: кого диктор объявил первым, тот и первый, а что там будет через три дня – допинг или что-нибудь еще, – это уже никому не интересно. То, что там штабисты посчитали, что там эта девочка себе на бумажке написала, – это махание кулаками после драки. Когда это было актуально? Никогда.

Мурат Гукемухов: Дмитрий, если все было так здорово организовано, то почему не получилось привести к победе Анатолия Бибилова?

Дмитрий Ивако: Если все эти фальсификации полностью работали в первом туре выборов, то уже во втором туре ситуация изменилась, потому что Кокойты не была выгодна ни победа Джиоевой, ни победа Бибилова. У него был свой интерес, он играл в свою игру, и он ее выиграл. Ранее, по просьбе президента, мною была проведена подготовительная работа. Она заключалась в том, что на тех рабочих станциях, на которых москвичи должны были корректировать результаты выборов, мною заранее были установлены откорректированные «трояны», не обнаруживающиеся антивирусами, что позволило мне в нужный момент взять под контроль любой из этих компьютеров. Когда наступил момент поступления первых предварительных данных о результатах голосования, тот файл, который был заранее подготовлен под выигрыш Бибилова, я заменил на файл с реальными результатами. Они взяли и отправили сами, своими руками не то, что нужно.

Мурат Гукемухов: Получается, что замены одного файла с предварительными итогами было достаточно, чтобы поломать всю схему?

Дмитрий Ивако: Там был порционный файл, а я его заменил на полный – тот, который уже есть, с итоговыми. Это же не просто файл. Там записан каждый участок, сколько проголосовало на каждом участке, – все было разложено. И все, на этом была точка, финиш. А порционный файл так и остался. Потом, когда уже Вавилов пришел на разборки, они виновато ему объясняли, что, вот, они перепутали.

Мурат Гукемухов: И что, кураторы так сразу приняли поражение после этого?

Дмитрий Ивако: Конечно же, нет. Не сразу. Вавиловым было предложено стандартно задавить ситуацию пресс-центром. Технология отработанная, стандартная. В течение ночи информационный центр должен был обеспечить беспрерывный поток информации с изменяющимся балансом сил. То есть Бэлла в 11 часов выходит и говорит, что по предварительным данным победила Джиоева, в 12 часов она опять же подтверждает, что Джиоева, но разрыв сократился. И так потихоньку разрыв сокращается до четырех утра, а в шесть утра окончательно побеждает Бибилов с перевесом в 3%, и я закрываю пресс-центр. Открываем мы его в обед, и там уже объявляем, что победитель – Бибилов. Иностранные наблюдатели были нужны для того, чтобы выступить в пресс-центре и озвучить заявления, которые им будут выданы. Это дополнительная легитимация выборов, они отдельно закупались мной через Матеуша Песковского – есть такой польский деятель, который всю «упаковку» наблюдателей привозил за 20 тысяч евро, не включая расхода на их транспортировку и другие накладные расходы.

Мурат Гукемухов: Хорошо. А почему второй сценарий не получился?

Дмитрий Ивако: Реализовать планы Вавилова помешал отказ пяти из пятнадцати членов ЦИКа Южной Осетии подписать фальсифицированный итоговый протокол голосования. Переговоры с ними проводились до раннего утра, но так и не изменили результата. Кстати, именно позицией членов ЦИКа было продиктовано отсутствие ежечасного озвучивания предварительных результатов в пресс-центре. ЦИК всего один раз выступил с заявлениями, и из-за того, что дальше никто не хотел озвучивать сомнительные результаты, предлагаемые Вавиловым, около полуночи пресс-центр был мною закрыт и обесточен. Когда москвичам стало понятно о провале выборов, Винокуров позвонил по ВЧ-связи, наорал на президента и обвинил меня и Вавилова в саботаже. После этого он дал команду отменить выборы. Таким образом, президент Кокойты «развел» москвичей и добился своей цели.

Мурат Гукемухов: К какому времени реально становятся известны результаты голосования в Южной Осетии?

Дмитрий Ивако: Как правило, использование системы ГАС «Выборы» дает возможность получить предварительные результаты около половины девятого, и на 21:30, как правило, уже бывают известны данные со всех участков. Если до десяти часов вечера не объявлены результаты или заявлено, что какая-то часть результатов не была обработана, то значит, что эти данные однозначно подвергаются манипуляциям.

Мурат Гукемухов: Почему вы решили рассказать эту историю теперь, спустя почти пять лет?

Дмитрий Ивако: Я считаю, что являюсь хранителем каких-то тайн, которые не дают мне жизни. Из-за этих тайн меня держат на каком-то крючке, чтобы я молчал и ничего не говорил. Но я думаю, что если эти тайны будут мною сброшены, то не будет причины держать меня на крючках, подвергать каким-то непонятным уголовным преследованиям, оторванным от закона.

Мурат Гукемухов: Насколько я в курсе, вас преследовали не за тайны, а за воровство...

Дмитрий Ивако: Знаете, в Южной Осетии не сажают за воровство...

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG