Accessibility links

Последние из ВПЛ


Обращение в органы власти Чеченской республики за помощью в обустройстве по месту жительства остаются без положительного ответа. В районных администрациях и в УФМС Чечни ссылаются на отсутствие денежных средств для этой категории граждан

Обращение в органы власти Чеченской республики за помощью в обустройстве по месту жительства остаются без положительного ответа. В районных администрациях и в УФМС Чечни ссылаются на отсутствие денежных средств для этой категории граждан

Несколько семей чеченских беженцев, проживающих в Ингушетии и не имеющих статуса вынужденного переселенца, в очередной раз пытаются напомнить о себе в надежде, что им помогут вернуться домой.

Тема беженцев уже не так актуальна для Ингушетии, как 10-15 лет назад. Количество их сократилось до минимума, и многие из тех, кто остался, включены в программу по жилищному обустройству. Наличие статуса вынужденного переселенца дает им право по закону претендовать на помощь от государства. Другое дело – если ты беженец без статуса. Он не был утрачен, миграционная служба не отказывала в его продлении. Статус отсутствовал с самого начала, когда сотни тысяч людей покинули свои дома во время второй чеченской военной кампании. Не желая признавать очевидный факт вынужденного переселения, чиновники регистрировали жителей Чечни как временно перемещенных лиц (ВПЛ), тем самым лишая их законного права на помощь из федерального бюджета. Конечно, какие-то деньги на размещение этих людей в других регионах власть выделяла, но права временно перемещенных лиц не гарантировались никакими законодательными актами. Предполагалось, что эти люди в обязательном порядке должны будут вернуться обратно.

За последние 15 лет эту категорию граждан перемещали в Чечню разными способами – угрозами, уговорами, выдачей компенсации за разрушенное жилье, которой хватало разве что на косметический ремонт дома или квартиры. В 2009 году, когда чеченских ВПЛ и вовсе сняли с миграционного учета в Ингушетии, поселения беженцев стали закрывать. Кому некуда было ехать, оплачивал дальнейшую аренду жилья за свой собственный счет. Если денег не хватало на съем дома или квартиры, беженцы оплачивали проживание в бараках и сборно-щитовых домиках, расположенных на территориях, принадлежащих частным лицам.

В такой ситуации оказались обитатели компактного поселения беженцев МКП «Мехстрой» в с.п. Орджоникидзевская (ныне город Сунжа). Когда-то, очень давно, здесь располагалась передвижная механизированная колонна управления строительства, затем эти земли выкупило частное лицо. До 2009 года все жители городка состояли на учете в миграционной службе, которая арендовала эту территорию у хозяина. Затем за право жить в аварийных бараках беженцы платили уже сами. На сегодняшний день проживание в месяц обходится в три тысячи рублей на семью. Хозяин несколько лет шел навстречу жителям городка, но в последнее время настоятельно просит их переехать в другое место. Большую часть пустующих бараков на территории «Мехстроя» уже снесли, а в оставшихся проживает семь семей чеченских беженцев. Всего 30 человек.

Они бы и рады вернуться домой, но, собственно, этого самого дома у них и нет. Обращение в органы власти Чеченской республики за помощью в обустройстве по месту жительства остаются без положительного ответа. В районных администрациях и в УФМС Чечни ссылаются на отсутствие денежных средств для этой категории граждан, а в Ингушетии им отказывают в помощи по причине отсутствия статуса вынужденного переселенца.

Одна из жительниц МКП «Мехстрой» Маашева Зайнап 21 мая обратилась с письменным заявлением в адрес комитета «Гражданское содействие» с просьбой помочь в решении проблем беженцев этого поселения. «Все мы остались без поддержки и оказались в безвыходной ситуации. Мы очень надеемся, что в этой стране найдутся представители власти, которые не только захотят, но и смогут нам оказать реальную помощь», – пишет Маашева в своем заявлении.

То, что такая помощь в принципе возможна, показала ситуация с чеченскими беженцами в Карабулаке, проживавшими на территории МКП «Промжилбаза». В 2013 году решением суда «Промжилбазу» закрыли, а ее обитателей обязали выселиться. Однако некоторые из них отказались выезжать, требуя предоставить альтернативное жилье. Были среди них и люди без статуса. В августе 2014 года в конфликт вмешался глава Чечни Рамзан Кадыров, который направил в Карабулак специальную комиссию для изучения вопроса. По результатам работы комиссии около 20 семей получили жилье в Чечне. Правда, еще 46 семей, выявленных комиссией, по словам руководителя чеченского ФМС Сахаба Закриева, в Ингушетии находятся по собственному желанию. Сейчас трудно сказать, попали ли под это определение беженцы с «Мехстроя», но, по их собственным словам, они хотят вернуться в Чечню и надеются на помощь в обустройстве по месту прежнего жительства.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG