Accessibility links

На месте Петра Порошенко, конечно, должна была оказаться Юлия Тимошенко. Михаил Саакашвили в одесском доме губернатора – это ее стиль и почерк. Антология символов, сигналов и вызовов на любой вкус.

Во-первых, Одесса. Тут и пылающий Дом профсоюзов мая прошлого года, символ сам по себе, прежде всего, незапланированности той ненависти, которая вдруг обуяла страну. Тут и надежды куда-то сгинувших сторонников регионализации сделать из Одессы очередную народную республику. Тут и русский дух. Тут, конечно, и Приднестровье, аллюзии на тему которого как нельзя более кстати. Кто, как не Саакашвили, знает вкус в перекрытии воздуха Москве?

Наш ответ Москве во всех возможных смыслах. Наш ответ Коломойскому в изощренном исполнении. Наш, наконец, рывок в пространство реформ межгалактического масштаба. Наше приобщение к тем, кто наконец сделал свой необратимый выбор. Конечно, это Михаил Саакашвили. Нужно было только догадаться об этом. Но прежде это могла сделать только Юлия Тимошенко. Теперь на этой позиции сыграл Петр Порошенко и сыграл неплохо.

Линия неизменна. Дефицит своих реформаторов покрывается импортом, который, впрочем, со все большей очевидностью не приживается в неистребимом жизнелюбии украинской политэкономии. И в этот самый момент – Саакашвили. Одесса.

Тут хорошо бы отделить суть от медведевского твиттера. Сардоническая реакция в данном случае выглядит такой же естественной и бессмысленной, как восторг поклонников. Саакашвили – губернатор. И этот факт достоин того, чтобы поискать в нем что-нибудь реальное, рациональное и не символическое

Это очередная экстравагантная развязка одного из сюжетов эпохи цветных революций. Пересадка лидерского мозга из президентского кресла в какое-нибудь другое, назначенное главным в стране, по постсоветскому обыкновению в Грузии тоже в свое время анализировалась. Потом место уходящему вожаку прогнозировалось в сферах планетарных, ибо только там мог найти успокоение неуемный организатор вечной победы. Тоже не сложилось. Собственно говоря, Украина случилась очень вовремя, и не только из-за сложностей с американским трудоустройством. Только Украина могла выглядеть утешительным призом, поскольку другие фатально заканчивались, а новейшая история не лучшее место для выяснений, что справедливо, а что нет. В общем, Украина, как модель некогда поднявшейся Грузии, но и в величину ненатуральную, и по принципу действия несколько иному. В такой Украине не должно было найтись места для Саакашвили. Модель для этого места – вполне.

То есть для Айварса Абромавичуса – конкретная работа, хоть и без решающих полномочий. А для Саакашвили – губернаторство. Некоторые считают, что последней каплей для согласия Саакашвили стал раскол в его некогда правящей партии. В истории Саакашвили, конечно, было немало совпадений, но, как во многих навязчивых случайностях, мистический фактор здесь выглядит несколько преувеличенным. Говорить «партия», подразумевать «Саакашвили» страна и мир учились отвыкать еще, можно сказать, в его президентскую бытность. И вряд ли Саакашвили до ухода Зураба Джапаридзе питал иллюзии насчет единства рядов, во-первых, и верности этих единых рядов ему лично, во-вторых.

И, вообще, с чего бы ему сомневаться? Может быть, в эти сомнения его погрузило разнообразие вариантов и возможных продолжений? Может быть, Грузия затаила дыхание, боясь спугнуть его скорейшее возвращение?

Или, может быть, Саакашвили сам в это хоть чуточку верил?

А теперь – модель шанса в натуральную величину. Та самая река, к тому же совершенно чужая, в которую и на родине никто не даст вступить дважды. Риск такого гамбургского счета, который позволит недругам обнулить старый тбилисский. Неудача – как запрограммированность.

Только что именно считать неудачей?

На самом деле Саакашвили ровным счетом ничем не рискует. Получиться что-то революционное у него в Одессе вряд ли получится, не та должность, и, главное, не та страна, и все это знают, прежде всего, сам Саакашвили. Даже сбрось он свои набранные килограммы и годы, Одесса никогда не напомнит ничем Тбилиси с ликующим «Миша! Миша!», революционным запалом, который только и можно было хоть на время конвертировать в реформаторский импульс. Нет в Одессе ни этого, ни чего бы то ни было другого, так нужного для такого личного политического счастья. Зато все знают, что это Украина, где чудеса кончаются намного раньше, чем иссякает энтузиазм, который никто и не собирается во что-нибудь конвертировать. И чем бы все ни закончилось, Саакашвили ничего не потеряет, а что-нибудь, глядишь, и приобретет. Репутацию человека, который никогда не отказывается от шанса, например. В общем, как посмотреть. Конечно, история его губернаторства грустна уже сейчас. Но это тот странный и, по обыкновению, экстравагантный случай, когда провал беспроигрышный. Даже у Саакашвили такого еще не было.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG