Accessibility links

В Грозном в среду совершено нападение на офис Сводной мобильной группы межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток". Собравшиеся утром у здания люди сначала скандировали лозунги против правозащитников, затем группа молодых людей разбила их служебный автомобиль, ворвалась в сам офис и разгромила его. По предварительным данным, сотрудникам Сводной мобильной группы удалось покинуть помещение через окно, полиция действиям нападавших не препятствовала. Через несколько часов после случившегося глава Чечни Рамзан Кадыров пообещал расследовать инцидент.

События возле грозненского представительства "Комитета против пыток" начали развиваться утром, когда к зданию, в котором находится офис, собралась многочисленная группа людей. Как написала у себя в Facebook специальный корреспондент "Новой газеты" Елена Милашина, присутствовавшая на месте событий, "люди в толпе спрашивают друга друга – что происходит, зачем их тут собрали? Кто такие русские правозащитники и что они сделали Рамзану Кадырову? Большинство просто не знает, зачем их тут собрали".

Подробнее о том, что произошло в Грозном, Елена Милашина рассказала в интервью Радио Свобода. Она отмечает, что первоначально в Грозном планировалась акция против журналистов:

Рамзан Кадыров был разгневан рядом публикаций о Чечне

​– Этот митинг был запрещен, по моим данным, из администрации президента России. Одной из последних публикаций, которая вызвала гнев Кадырова, была статья в "Коммерсанте" о том, как работает Фонд Ахмата Кадырова. Владелец "Коммерсанта" – Алишер Усманов – близкий к Путину человек, поэтому в последний момент гнев чеченских властей был переориентирован на разрешенную мишень – на российских правозащитников, работающих в республике. В декабре 2014 года офис СМГ "Комитета против пыток" уже был сожжен, никакой серьезной реакции федеральных властей не последовало. Поэтому в этот раз, когда Рамзан Кадыров был разгневан рядом публикаций о Чечне, но не смог вылить гнев на "настоящих виновников", была организована вот эта спонтанная акция.

Как она происходила, какова была атмосфера?

– Она организовывалась ночью, это было видно по наспех сделанным плакатам, которые несли участники, да и сами люди в толпе удивленно спрашивали друг друга: "Куда мы идем, зачем мы идем?"

Много было народу?

В этот момент раздалась стрельба, кто-то стрелял в воздух, это спровоцировало возбуждение толпы

​– Было около пятисот человек, в основном, женщины, они несли плакаты, которые были написаны чуть ли не маркером черным, и они потекли от дождя, это все походило на акцию прикрытия – мол, разгневанные граждане пришли требовать от правозащитников, почему те не защищают чеченских граждан, которые погибли от рук ставропольских полицейских. Официально сегодняшняя акция была посвящена памяти убитого Джамбулата Дадаева. Большинство не понимали, почему их собрали, очень скоро в толпе появилась группа людей в черных очках, в капюшонах, в больничных масках, в руках у них были кувалды, ломы, болгарка. Какая-то женщина начала кричать: "Почему молчат Каляпины?", ее крик подхватили другие женщины, в этот момент раздалась стрельба, кто-то стрелял в воздух, это спровоцировало возбуждение толпы, и в этот момент начался штурм офиса.

– Кто и как его начал?

– Вот эти люди в капюшонах и масках сначала взломали дверь в подъезд, один из них взобрался на балкон второго этажа, где находится кухня квартиры СМГ, сорвал камеру наружного наблюдения, которая установлена на балконе, разбил балконные стекла и бросил в кухню краску. Дальше он проникнуть не смог, потому что после поджога офиса в декабре были усилены меры безопасности, и там стоит решетка. Также на всех окнах стоят железные жалюзи, и все двери заменили на бронированные. Потом они стали на втором этаже ломать бронированную дверь офиса.

– А что полиция?

– Ну, к этому времени ребята ее уже вызвали, она никак не отреагировала, по телефону горячей линии Следственного комитета оставили сообщение, тоже никакой реакции не последовало, они смогли выбраться из окон второго этажа на проспект Мира, покинуть офис и квартиру и эвакуироваться в безопасное место. Ранее, после декабрьского поджога, замминистра внутренних дел Чечни Алти Алаутдинов заявил, что он больше не гарантирует безопасность правозащитников в республике. Видимо, эта установка выполняется.

Елена, почему Кадыров, на ваш взгляд, продолжает упорно и последовательно выдавливать правозащитников и журналистов из Чечни?

Елена Милашина

Елена Милашина

​– Правозащитники информируют о нарушении прав человека в Чечне, а журналисты об этом пишут. С декабря прошлого года Чечня находится в новостном тренде благодаря самому Рамзану Кадырову. Мы ведь описываем его действия и действия его подчиненных. Это очень выводит его из себя, потому что за все эти годы он привык к тому, что о Чечне, как о покойнике, либо хорошо, либо ничего. Беспредел, который творят в Чечне его сотрудники, стал новостью, на которую российское общество стало реагировать. Эта реакция смущает Кадырова, он не знает, что с этим делать, он думает, что если убрать правозащитников и препятствовать работе журналистов, то в Чечне настанет тишина и спокойствие. История о "свадьбе века", фильм "Семья" и публикация о фонде его отца вызвали огромный гнев Рамзана Кадырова.

А вы не боитесь за свою жизнь, работая в Чечне и рассказывая о том, что там происходит?

Если что-то случится со мной – "Новая газета" там будет присутствовать ежеминутно

​– Нет, мне не страшно. Это моя работа. И как бы ни старались нас запугать, мы там будем работать. Точка. Остановить нас может только физическое уничтожение. Если они решатся повторить ситуацию с Анной Политковской, Натальей Эстемировой – мы тут ничего не можем сделать. Только это может меня остановить. Но это тоже вещь бессмысленная. Если что-то случится со мной – "Новая газета" там будет присутствовать ежеминутно. Это для нас принципиальный момент, – говорит Елена Милашина.

Сотрудник "Комитета против пыток" Олег Хабибрахманов, находящийся сейчас в его головном офисе в Нижнем Новгороде, в интервью Радио Свобода размышляет о причинах случившегося:

– Сколько сотрудников находилось в офисе?

Говорят, что это делает некий патриотический клуб "Рамзан"

​– Наших сотрудников четыре человека – два местных жителя, чеченцы, и два сотрудника, которые приехали туда вахтовым методом работать в командировку, один из Республики Марий Эл, другой из Нижнего Новгорода

– Есть ли какие-то соображения о том, чем вызвана эта акция?

– Говорят, что это делает некий патриотический клуб "Рамзан", люди в толпе держат плакаты с надписями "Защитим Дадаева" – это человек, которого, если вы знаете, застрелили во время спецоперации, которую проводили ставропольские полицейские. Мы не очень знаем, как эта информация относится к нам вообще, почему такая акция проходит под офисом сводной мобильной группы в Чеченской республике, но тем не менее происходит то, что происходит.

– Елена Милашина пишет в соцсетях, что первоначально анонсировался митинг против журналистов и вот якобы это он мог перерасти в эту акцию. Есть ли у вас подобные же выводы или делать выводы пока рано?

В Чечне невозможна эвакуация, у нас нет спецназа, мы – правозащитники

​– Митинг должен был произойти в сквере журналистов в Грозном, но там организаторы мероприятия – Союз журналистов Чеченской республики, и, как сообщает та же Елена Милашина, везде анонсы сняли – судя по всему, данное мероприятие не проходит, однако какое-то непонятное мероприятие происходит у нас во дворе.

– При угрожающем развитии событий у вас есть план, как эвакуировать или защитить своих сотрудников?

– В Чечне невозможна эвакуация, у нас нет спецназа, мы – правозащитники, мы не можем вызвать спецназ и оттуда их эвакуировать. Единственное, что мы можем сделать, – это оперировать правовыми методами, что мы и делаем: мы обращаемся к правоохранительным органам, которые обязаны защищать жизнь и здоровье любого человека на территории России.

– Какие из последних "дел", которыми занимался Комитет против пыток в Чечне, могли спровоцировать вот такой, пусть под другими лозунгами, натиск на представителей вашей организации?

Комитет против пыток занял очень жесткую позицию в отношении Рамзана Кадырова, который в свое время призвал сжигать дома родственников боевиков

​– У нас сводная мобильная группа занимается расследованием насильственных исчезновений жителей Чечни и применения к ним пыток. Естественно, что объектами, скажем так, наших нападок совершенно законно являются правоохранители Чеченской республики, потому что во всех наших делах есть определенный след этих правоохранителей и Следственного управления и Следственного комитета, которые плохо и неэффективно расследуют эти дела. Подобные нападки на силовиков чреваты вот такими мероприятиями.

– То есть какое-то конкретное дело выделить сложно в этой ситуации?

– Я думаю, что сложно, единственное, что я могу предполагать, – это то, что Комитет против пыток занял очень жесткую позицию в отношении Рамзана Кадырова, который в свое время призвал сжигать дома родственников боевиков, выселять их семьи за пределы Чеченской республики и так далее. Я думаю, что начало конфликта именно там стоит искать, – сказал Олег Хабибрахманов.

Глава Комитета против пыток Игорь Каляпин не исключил, что офис организации в Грозном может быть закрыт:

Игорь Каляпин

Игорь Каляпин

– Юристы из сводной мобильной группы – это люди, которые участвуют в официальных расследованиях, находящихся в производстве Следственного комитета. Это дела, связанные с похищениями и пытками людей из Чеченской республики. И поскольку эта работа в таком формате начата нами в 2009 году, когда федеральных войск в Чечне уже не было, все эти похищения связаны с деятельностью так называемой чеченской полиции. Я в данном случае имею в виду не всю чеченскую полицию, а некоторые ее подразделения, которые занимаются там специфической деятельностью. Большинство исчезнувших людей были задержаны именно сотрудниками этих подразделений, и у нас есть целый ряд доказательств, которые дают основания утверждать, что эти люди были фактически похищены и впоследствии убиты.

Много ли подобных дел у вас?

– Их несколько десятков. Ряд дел начат еще в 2009 году. По всем этим делам формально продолжается расследование, неформально все эти дела буксуют. Потому что по всем делам выявлены фигуранты, которые в Чеченской республике являются абсолютно неприкасаемыми.

Это про них был фильм "Семья"?

– И про них в том числе. Там не все упомянуты, вообще в фильме много неточностей, но там фигурируют именно эти подразделения, о которых там говорится.

Это уже не первое нападение на офис вашей организации в Грозном. Вы все равно будете продолжать заниматься тем, чем занимаетесь?

Мы сейчас будем еще раз пересматривать формат работы

​– Деятельность по делам мы, конечно, не прекратим, и все расследования вести продолжим. Вопрос в том, как будет организована эта работа, где будет находиться офис и будет ли он вообще где-то находиться. Мы сейчас будем еще раз пересматривать формат работы. Мы после декабря сделали много организационных выводов, и, я думаю, именно это позволило сегодня буквально сохранить жизни нашим сотрудникам. И то, что в течение полутора часов мы просто видели картинку, как это все происходит, это тоже результат того, что определенная техническая работа была проделана. Несмотря на то что эти погромщики сразу разбили и забрызгали чем-то, закрасили камеры, которые они видели, мы, тем не менее, еще больше часа могли видеть, как там ситуация развивается.

Я так понимаю, что вы будете оттуда ребят эвакуировать?

– Конечно! У них там вахта и так через четыре дня заканчивалась. Каким образом будет следующая вахта организована – это вопрос. Очевидно, что офис разбит, сейчас еще с хозяевами этих двух квартир нужно объясняться, потому что там разгромили не только квартиру, которую мы использовали как офис, но и квартиру, где жили сотрудники. Обратите внимание, не далее как вчера в своем инстаграме Рамзан Кадыров возмущался по поводу того, что Грозный по какому-то лондонскому рейтингу оказался одним из самых опасных городов Европы. Он говорил: как же так, это люди без чести и совести, у нас самый безопасный город в Европе, а они нас в хвост поставили! Вот наглядный пример этой "безопасности", – отметил Игорь Каляпин.

Днем в среду, через несколько часов после разгрома офиса "Комитета против пыток", президент Чечни Рамзан Кадыров заявил, что правоохранительные органы республики расследуют этот "инцидент". "По факту инцидента в офисе Комитета правоохранительными органами проводится расследование, по итогам которого будут приняты предусмотренные законом меры реагирования. Любые противоправные действия, чем бы они ни были мотивированы, недопустимы и будут пресекаться", – заверил глава Чеченской республики.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG