Accessibility links

«Кладбище грез»: двадцать лет спустя


По словам режиссера, это пацифистский фильм о войне, весь трагизм которого сконцентрирован в финальной сцене: взорванный в ней дом он сравнивает с самой Абхазией

По словам режиссера, это пацифистский фильм о войне, весь трагизм которого сконцентрирован в финальной сцене: взорванный в ней дом он сравнивает с самой Абхазией

Премьера двадцать лет спустя: скоро на экраны тбилисских кинотеатров выйдет фильм «Кладбище грез», снятый Георгием Хаиндрава во время войны в Абхазии. На презентации цифровой версии картины в Министерстве культуры сегодня побывала наш тбилисский корреспондент.

На этих кадрах не актеры, а люди, которые действительно принимали участие в военных действиях. Запечатленные на пленке молодые, а иногда и совсем юные парни – ровесники своих детей сегодня. Своих мужей, отцов, сыновей их родные и близкие впервые смогут увидеть на экране в период, который, вероятнее всего, был самым тяжелым в их жизни – во время войны.

Так получилось, что сам фильм и его победное шествие по нескольким зарубежным фестивалям остались вне поля зрения грузинской публики. В 1996 году, когда работа над картиной была завершена, в Грузии не было ни средств, ни возможностей для того, чтобы продемонстрировать его широкой общественности. Единственный сохранившийся негатив фильма все это время хранился во Франции, правда, был поврежден и нуждался в реставрации. Восстановительные работы и оцифровку картины обеспечило Министерство культуры и охраны памятников. Говорит глава ведомства Михаил Гиоргадзе:

«Фильм уже в Грузии, и я хочу поздравить всех с его возвращением на родину. Этот фильм в свое время получил много отзывов и признание за границей: был показан на 24 фестивалях, на некоторых из них был удостоен Гран-при – в Берлине, Токио, Сан-Франциско... На данном этапе ведутся переговоры с представителями кинотеатров и телеканалов, чтобы фильм смогла увидеть широкая общественность в Грузии».

Фильм «Кладбище грез» был задуман и осуществлен спонтанно, говорит режиссер фильма Георгий Хаиндрава. В то время он готовился к съемкам совсем другого фильма, однако осуществлению задумки помешало его назначение на должность госминистра по вопросам Абхазии в 1992 году. Впрочем, занимал он ее недолго, говорит Хаиндрава:

«Я полагал, что моей обязанностью было остановить войну. Но на каком-то этапе я понял, что это не в моих силах, и в знак протеста отказался от должности».

Именно тогда, уже имея в распоряжении съемочную аппаратуру и пленку, Хаиндрава решился на своего рода авантюру: снять художественный фильм в условиях войны. Сегодня он сам не понимает, как ему удалось уговорить съемочную группу на это. Однако, как бы то ни было, 40 человек на восемнадцати машинах, вооруженные, как говорит режиссер, не только аппаратурой (война как никак!), все же попали в Абхазию. Несмотря на то, что в картине большинство героев – реальные участники боевых действий, все сцены являются постановочными. Съемочная группа, говорит режиссер, шла по следам войны: воссоздавала события на фоне порой еще не рассеявшегося после перестрелок дыма.

Лейтмотив всей картины – история актера Левана Абашидзе, который погиб в ходе грузино-абхазского конфликта. Узнать сегодня в Георгии Накашидзе того, кто сумел воссоздать образ Абашидзе на экране, сложно – худоба, длинные, зачесанные назад волосы… Неизменными остались, пожалуй, лишь глаза и вдумчивый волевой взгляд актера. Рассказывает режиссер Георгий Хаиндрава:

«Эту роль исполнил Георгий Накашидзе – для меня это Леван. Смерть Левана очень подействовала на меня тогда. Фильм демонстрирует очень интересную метаморфозу: человек, не имеющий представления о войне, попадает в этот ад и, пройдя через него, становится мужественным, самоотверженным бойцом. Параллельно происходит множество различных событий, историй – одни из которых мы узнавали из первых уст, другие придумывали и воссоздавали там же».

По словам режиссера, фильм не ставит целью найти правых и виноватых. Именно поэтому, предполагает он, в свое время его картину положительно восприняли и многие абхазы. Это, говорит Хаиндрава, пацифистский фильм о войне, весь трагизм которого сконцентрирован в финальной сцене: взорванный в ней дом он сравнивает с самой Абхазией.

«Мы «взорвали» Абхазию – взорвали наш дом. Когда в кадре рассеивается дым, мы видим, что природа, окружавшая дом, пейзаж – все те же. Просто нет уже дома, в котором мы жили вместе».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG