Accessibility links

Коррупция в Грузии. Четыре года спустя


По словам руководителя проекта, исследование основывается на единой методологии, которая была разработана секретариатом глобального движения «Международная прозрачность»

По словам руководителя проекта, исследование основывается на единой методологии, которая была разработана секретариатом глобального движения «Международная прозрачность»

Деятельность национальной антикоррупционной системы Грузии изучила НПО Transparency International Georgia. Исследование включает оценку работы 12 государственных институтов за последние четыре года. Целью исследования не являлось измерить уровень коррупции в них и в стране в целом, организация попыталась оценить силу механизмов и институтов, призванных бороться с ней. Мы побеседовали с руководителем этого проекта Эрекле Урушадзе.

А.С.: В первую очередь, каковы основные выводы этого исследования, позитивные и негативные тенденции, которые были выявлены вами...

Э. У.: Если говорить об основных выводах нашего исследования, которое называется «Оценка национальной антикоррупционной системы Грузии», очень коротко можно сказать, что в сравнении с предыдущим аналогичным отчетом, который мы опубликовали в 2011 году, за вот эти прошедшие четыре года значительные позитивные изменения произошли в Центральной избирательной комиссии – это один из 12 институтов. Имел место значительный прогресс как в плане законодательства, регулирующего деятельность избирательной администрации, так и деятельности этого института на практике. Кроме того, еще 2-3 института можно выделить, где произошли значительные позитивные изменения, – этими институтами являются судебная власть, СМИ, гражданское общество. У этих трех институтов была довольно низкая оценка в нашем предыдущем исследовании, на данный момент за эти четыре года произошли значительные позитивные изменения.

А. С.: В чем они заключаются?

Э. У.: Что касается СМИ, то основные телеканалы теперь освещают политические события и деятельность правительства в стране гораздо более разнообразно, более сбалансировано, чем это было в 2011 году. В отношении судебной власти нужно отметить, что судьи теперь в Грузии занимают более активную, смелую позицию в отношении прокуратуры при рассмотрении уголовных дел. Кроме того, выросла доля тех судебных дел, которые частные лица выигрывают у правительства и госучреждений. Улучшилась деятельность гражданского общества в плане мониторинга работы правительства и в плане т.н. адвокатирования или политических реформ в различных сферах. Сейчас у Грузии есть более активное и сильное гражданское общество, нежели в 2011 году. В целом мы оценивали 12 институтов, и в десяти из них преобладают позитивные изменения.

А. С.: Теперь о грустном: какие негативные тенденции были зафиксированы вами?

Э.У.: Два института, где ситуация в целом изменилась в худшую сторону, – это исполнительная власть и правоохранительные органы, общий балл которых незначительно, но все же снизился за прошедшие четыре года.

А. С.: За счет чего?

Э. У.: Главная проблема, которую мы выделяем в нашем исследовании и которая определила ухудшение общего балла этих институтов, – это неформальное влияние бывшего премьер-министра на работу правительства, в том числе и на работу правоохранительных органов. И, соответственно, уменьшение степени независимости этих институтов. Кроме того, можно говорить о некоторых проблемах, некоторые из них существовали и в 2011 году. Проблемой остается создание в Грузии независимой и профессиональной гражданской службы, которая была бы свободна от политического влияния. После выборов как парламентских 2012 года, так и местных выборов 2014 года имело место массовое увольнение госслужащих из государственных учреждений. В судебной власти, несмотря на то, что в целом, мы говорим, она стала более сильной и независимой, чем она была в 2011 году, есть исключения. Эти исключения касаются уголовного преследования бывших должностных лиц из предыдущего правительства. И тут есть признаки политически мотивированного уголовного преследования, есть признаки избирательного применения права, и это, конечно, бросает тень на независимость как судебной власти, так и правоохранительных органов.

А. С.: Что касается механизма проведения исследования, не вдаваясь в подробности, обращаются ли к вам граждане с определенными проблемами, на чем основывается это исследование?

Э. У.: Это исследование основывается на единой методологии, которая была разработана секретариатом глобального движения «Международная прозрачность». В десятках разных стран осуществлялись подобные исследования по этой методологии. В рамках этой методологии оценивается работа 12 институтов соответствующими баллами. Источниками нашего исследования являются доклады и исследования авторитетных местных и международных организаций, статистические данные, встречи и интервью с экспертами в каждой из этих сфер и представителями тех государственных институтов, работу которых мы оцениваем.

А. С.: На вашем сайте я видела две графы, в которых вы призывали граждан, в случае если они сталкивались с непотизмом либо другим нарушением прав, обратиться к вам. С какой частотой поступают подобные заявления, в чем состоят основные проблемы этих людей?

Э. У.: Это, конечно, не имеет отношения к данному исследованию, но вообще у нас уже много лет есть отдел бесплатной юридической консультации, где наши юристы помогают людям, которые считают, что их права были нарушены правительством. Что касается типичных дел, с которыми к нам обращаются: например, при предыдущем правительстве нарушения прав собственности были очень часто предметом тех жалоб, с которыми к нам обращались. Теперь же количество таких дел уменьшилось. Очень часто сейчас, уже после парламентских выборов 2012 года, к нам обращаются люди, которые были уволены с госслужбы, которые считают, что были уволены несправедливо, из-за того, что они не принадлежат к новой правящей партии. По возможности наши юристы представляют их интересы в суде, и у нас были случаи, когда люди были восстановлены в должности.

А. С.: Возвращаясь к проблеме коррупции: в чем обычный гражданин может почувствовать ее пагубное влияние на наше общество? С чем, допустим, могу столкнуться я, или же, может быть, я сталкиваюсь и не знаю, что это коррупция?

Э. У.: Наиболее простые виды коррупции – это когда вас просят или принуждают платить взятку. Но, к счастью, в Грузии за последние десять лет правительство успешно боролось с такой разновидностью коррупции. Но есть, конечно, более сложные виды, с которыми граждане не встречаются в ежедневной жизни, но которые тоже отражаются в долгосрочной перспективе на всем обществе. Например, если у нас есть коррупция в сфере государственных закупок, то в результате этого не самые лучшие кандидаты или компании выигрывают эти государственные заказы, и вследствие этого мы получаем некачественные дороги, например, или различного рода некачественные общественные услуги и т.д. Те разновидности коррупции, которые, может быть, менее заметны на первый взгляд, еще более пагубное влияние оказывают на все общество, чем, например, мелкое взяточничество, которое очень легко заметить.

А. С.: Что касается бизнеса, насколько он свободен от коррупции сегодня?

Э. У.: В 2015 году бизнес в целом является более свободным и защищенном от незаконного вмешательства со стороны правительства, чем было в 2011 году. Но, с другой стороны, антикоррупционные механизмы внутри бизнеса и внутри крупных компаний остаются слабыми. И компании, у которых есть сильные внутренние процедуры для предотвращения коррупции, – такие компании остаются исключением в Грузии.

А. С.: Насколько правительство прислушивается к подобного рода исследованиям, ведь, как я понимаю, оно содержит своего рода рекомендации. Как оно работает дальше? В правительстве его прочитают, согласятся с замечаниями и положат доклад на полку, или?..

Э. У.: Зависит от рекомендаций. У нас их много, десятки рекомендаций. Я думаю, в случае некоторых есть реальный шанс, что правительство прислушается и проведет соответствующие реформы, например. Одной из наших рекомендаций является создание системы мониторинга имущественных деклараций должностных лиц. В принципе, у нас есть предварительное согласие правительства, что такая система будет создана в ближайшее время. Есть рекомендации, с которыми правительство категорически не соглашается – по поводу того же неформального влияния бывшего премьер-министра, и вот там мы не ждем какого-то конкретного реагирования со стороны правительства. Мы думаем, что будет значительным достижением, если наши рекомендации будут учтены даже частично.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG