Accessibility links

Сегодня я побывал на территории бывшего санатория МВО, которая находится в центре прибрежной части столицы Абхазии, на левом берегу реки Басла при впадении ее в море. Привела сюда информация, увиденная на днях в одном из российских интернет- изданий, что малообеспеченные семьи из Москвы жалуются на организацию детского отдыха по льготным путевкам.

Как говорится в письме одной из мам, поступившем в редакцию NEWSmsk.com, санаторий «МВО-Сухум» в Абхазии оказался совершенно не готов к приему первой смены отдыхающих. Зацепил меня не только и не столько сам этот скандал, сколько оказавшаяся весьма неожиданной информация о том, что санаторий «действует, живет, работает». Или, по крайней мере, какая-то его часть. Ведь в абхазском обществе знают, что как минимум три года санаторий «Сухумский» был закрыт приказом бывшего министра обороны России Анатолия Сердюкова, а фактически начал бездействовать еще раньше.

И вот мы идем с одним моим давним товарищем от проходной бывшего санатория МВО по каменной дорожке к морю и вспоминаем периоды истории этой здравницы. В советские времена ее можно было назвать сдвоенной: на окруженной высоким забором из металлических прутьев территории располагались два военных санатория – МВО (Московского военного округа) и ПВО (войск противовоздушной обороны). Территория строго охранялась, потому что местную молодежь тянуло сюда как магнитом (блондинки и все такое). Когда-то и я старшеклассником перелезал за компанию через этот забор… «Я – тоже», – признался приятель. После распада СССР санатории стали российскими, а после войны они немало лет были оазисом благополучия в полуразрушенном и полуголодном Сухуме. Ведь российские военнослужащие продолжали приезжать сюда на отдых и лечение, а персонал здравницы, которая в какой-то момент стала объединенной под названием «санаторий «Сухумский», получал здесь российскую зарплату, которую было не сравнить со смешной абхазской. Ну, а потом пришел Сердюков и посчитал дальнейшее содержание здравницы экономически нецелесообразным. Официально в 2011-м было объявлено, что санаторий закрывается на капитальный ремонт, но в трудовом коллективе прознали, что на самом деле его собираются ликвидировать, а территорию и постройки продать каким-то богатеям, а те возведут здесь элитный курорт, которому такое количество сотрудников не понадобится. Начались массовые акции протеста, демонстрации и пикеты коллектива из более тысячи человек, которые не желали быть выброшенными на улицу… В итоге бывший санаторий перешел в собственность Абхазии, но что с ним делать, в республике пока не знают…

До меня доходили разговоры, что в некоторых корпусах здесь отдыхающих все же принимали в ограниченном количестве, но «под каким соусом», было непонятно. А серьезно заняться этой темой все как-то не хватало времени.

…Наконец мы с приятелем увидели детский игровой городок, заполненный мамами с их чадами. И направились к двум из них, сидевшим на скамеечке в тени дерева. Прочтя распечатку публикации, они заговорили наперебой: да, так все и есть. Из-за проблем с трансфером, задержки самолета и других, приехали на место на десяти автобусах все четыреста человек, дети и родители, только в два часа ночи. Пять дней в 14-этажке, куда их заселили, не было воды, мыться ездили на термальные источники. В столовой «шведский стол», но рацион однообразный и еды не хватает, все происходит по поговорке: кто успел, тот и съел. А вдобавок у этих двух молодых мам заболели дети. Одной пришлось хватать машину и ехать в Адлер. Другая, правда, похвалила абхазских медиков:

«Ко мне в больнице хорошо отнеслись. В детской, она здесь одна. У нас проще было. Прокапали сразу… И мне все лекарства оплатили…

– Это были пищевые отравления?

– Два варианта. Не вода, однозначно. Как мне в больнице лаборантка сказала, если бы через воду, лежали бы все. Два варианта: либо пищевое, либо несоблюдение норм гигиены».

Насчет гигиены – тут все понятно, когда пять дней без воды. Моя собеседница – Аня, фамилию она предпочла не называть – сказала, что в прошлом году они отдыхали в Абхазии в пансионате «Псоу», и там ей понравилось.

Вернемся к письму и интернет-публикации, благодаря которым к проблеме было моментально привлечено внимание и в России, и в Абхазии. «Первая смена заехала 28 мая, и несколько дней у них не было воды никакой, потом стала появляться холодная. Трубы меняли. Первая смена жалуется на мышей, постельных клопов, несоблюдение санитарных норм», - говорится в письме. Кроме того, по территории ходят посторонние мужчины, а рядом с детской площадкой расположено кафе, где часто происходят драки. Бурное обсуждение ситуации развернулось в Facebook, причем как в российском, так и в абхазском сегментах. Заместитель генерального директора Мосгортура Андрей Авдеев сообщил NEWSmsk.com, что комиссия учреждения провела проверку в «МВО-Сухум» с 1 по 3 июня и составила список рекомендаций по устранению недостатков. «По сообщению подрядчика (компания «Идеал тур»), в настоящее время устранено уже 80% выявленных проблем», – говорится в официальном комментарии Авдеева.

Представитель «принимающей стороны» Астамур Ашуба, с которым я поговорил в 14-этажном корпусе, где живут москвичи, не согласился с тем, что «МВО-Сухум» не был готов к приему отдыхающих. Просто, по его мнению, совпали неблагоприятные обстоятельства. И сейчас настроение москвичей уже идет на поправку.

Да, после трехлетнего перерыва первый блин получился комом. Конечно, это бесхозяйственность – чтобы санаторные корпуса в таком прекрасном месте пустовали бесконечно долго. Но если не обеспечить гостей сносными условиями, они не поедут и по самым льготным путевкам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG