Accessibility links

Не хватает демократического духа настоящей парной


В Цхинвале есть люди, для которых баня – это значимое культурное место. В противном случае некому бы было возмущаться тем, что в городе не осталось общественных бань

В Цхинвале есть люди, для которых баня – это значимое культурное место. В противном случае некому бы было возмущаться тем, что в городе не осталось общественных бань

Многие годы в Цхинвале действовали две городские бани. Одна из них была полностью разрушена во время августовской войны 2008 года, другая нуждается в ремонте, но средств на это в бюджете нет. Многие горожане опасаются, что славная традиция похода в баню будет полностью утрачена.

В Цхинвале в тяжелые времена, когда были перебои с водой и газом и люди купались, поливая себя из ковшика, появилась шутка: заветная мечта цхинвальца – помыть голову двумя руками. Местом, где можно было осуществить эту мечту, были городские бани. Если не ошибаюсь, их было две – на улице Осетинской и на 8 июня.

Времена изменились, перебои с газом и водой теперь явление редкое, без проблем можно помыться двумя руками и дома, но бани все равно не хватает, говорит югоосетинский эксперт, в прошлом советник президента по общественным организациям Коста Дзугаев. Дело в том, подчеркивает он, что баня – лишь во вторую очередь место для мытья, а в первую – это место для свободного общения людей равных, потому что в бане все раздеты и не имеют знаков различия:

«Могу похвастаться. После войны в середине 90-х первую баню в городе на улице 8 июня восстановил я с помощью партнеров из Норвежского совета по делам беженцев. Парная пользовалась большой популярностью. Там собирались самые разные люди, обсуждали любые темы. Как правило, футбол, политику, последние новости. Собственно, это и есть демократический дух настоящей парной. Я тогда был довольно высокопоставленным чиновником, но в бане мы встречались с любителями попариться без всяких условностей и расшаркиваний. Жаль, что сейчас в Цхинвале нет места, где вот так можно было бы собираться. Правда, есть еще одна сауна в комплексе «Лига чемпионов», но она дорогая и туда люди массово не ходят».

Руководитель АНО «Центр социологических исследований Ramcom» Денис Соколов говорит, что именно в советское время баня проделала этот путь – от помещения для гигиенических процедур до места вольного общения:

«Во многом именно советская баня привнесла такой вот переговорный момент – там все голые, на диктофон никого не запишешь. Эту роль баня получила потому, что государство и спецслужбы слишком глубоко залезли в личную жизнь людей, т.е. слишком много государства стало везде, и баня стала таким убежищем от вездесущего государства».

Этот культурный аспект бани, возникший в советское время, получил свое развитие в постсоветский период. Причем в разных местах он имеет свои особенности. По мнению Дениса Соколова, региональные особенности банной культуры – весьма занимательный объект для исследований:

«В Дагестане, например, в некоторых случаях баня – это форма противостояния исламизации. Жители старой Махачкалы ходят в баню, по старинке проводят там время в беседах. Таким образом они подчеркивают свою светскость, верность интеллектуальным традициям, отстраненность от всех этих процессов. Это такая попытка горожан отстоять свою групповую приватность».

По мнению Дениса Соколова, наверное, и в Цхинвале есть люди, для которых баня – это значимое культурное место. В противном случае некому бы было возмущаться тем, что в городе не осталось общественных бань.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG