Accessibility links

«Что делать ленингорскому бизнесмену?»


Югоосетинская власть грузинскую приватизацию не признала. Соответственно, владельцы, которые приватизировали их в девяностых и нулевых, развивали там бизнес, вкладывали средства, – теперь никто, и принадлежавшие им здания тоже ничто

Югоосетинская власть грузинскую приватизацию не признала. Соответственно, владельцы, которые приватизировали их в девяностых и нулевых, развивали там бизнес, вкладывали средства, – теперь никто, и принадлежавшие им здания тоже ничто

История об имущественных отношениях в Ленингорском районе – история без имен или почти без имен, и тому есть причина. Это нежелание потерпевших возмущаться и открыто протестовать против нарушения их прав. Такое впечатление, что местные жители верят: если никому не говорить, что тебя обижают власти, то чиновники, растрогавшись таким трепетным отношением к их репутации, перестанут обижать.

История следующая. В Ленингорском районе, когда он еще был под юрисдикцией Грузии, была проведена приватизация, в результате которой часть бывших государственных магазинов, квартир, предприятий перешла в частные руки.

Югоосетинская власть эту приватизацию не признала, после войны 2008 года все объекты были возвращены в госсобственность. Соответственно, владельцы, которые приватизировали их в девяностых и нулевых, развивали там бизнес, вкладывали средства, – теперь никто. Но и принадлежавшие им здания тоже ничто. Их как бы не существует, потому что и югоосетинское государство, как собственник, не зафиксировано юридически – в государственном реестре, с адресом, площадью, балансовой стоимостью и т.д. Кстати, как я слышал от знающих людей, реестра государственной собственности в Ленингорском районе не существует до сих пор. Есть, правда, список недвижимости, но неполный. Как мне говорили ленингорские чиновники, даже здание местной администрации с 2008 года не поставлено на баланс района.

Этим «ничейным имуществом» распоряжаются чиновники без особых формальностей, что называется, на глазок. Вот, например, недавний случай: приходит к предпринимателю человек и заявляет, что помещение бывшего государственного магазина принадлежит ему аж с 2013 года, и выставляет ему арендную плату задним числом по 10 тысяч рублей в месяц. В качестве доказательства он машет перед носом ленингорца какой-то бумагой, согласно которой в ту пору глава района Джемал Джигкаев передал ему права собственности, непонятно на каких условиях и основаниях. В Цхинвале говорят, что таких бумажек у нового владельца, приехавшего из Цхинвала, на полпоселка – магазины, пивзавод, гостиницу.

Вопрос: что делать ленингорскому бизнесмену, который приватизировал магазин еще при грузинской власти? Проблема предпринимателя в том, что и ответить на эту филькину грамоту ему нечем. Суд грузинскую приватизацию не признает. Правда, он может показать квитанции, что все эти годы исправно платил налог на недвижимость. Только непонятно, какую юридическую силу они могут иметь, если недвижимости юридически не существует. Она никак не оформлена. Это такой парадокс: налоги на имущество взимаются, а имущественные отношения не оформляются.

Например, вы решили купить в Ленингоре дом или квартиру. Вы не сможете оформить сделку в местном БТИ или каким-то иным образом зафиксировать свое право собственности. Единственная возможность задокументировать переход собственности – это нотариально оформить сделку в Тбилиси или Мцхета. Но это оформление защитит вас только от претензий гражданина Грузии в грузинском же суде.

Квартиры, которые были приватизированы и по нескольку раз переходили из рук в руки, тоже являются госсобственностью. Но это теоретически, потому что, как говорят чиновники местным жителям, жилого фонда в Ленингорском районе юридически не существует.

В итоге весь этот хаос позволяет чиновнику менять собственника по своему усмотрению. Местная гостиница, например, с 2008 года меняет четвертого владельца. Не то чтобы здесь был гостиничный бум или какая-то активность на рынке недвижимости. Просто по мере того, как поселок переходит под виляние очередного чиновника, происходит смена собственников. Кому и зачем нужно здание ленингорской гостиницы – загадка. В 2008 году здесь квартировал ОМОН, после чего в здании не осталось даже целых проводов. Другое дело – старый эриставский замок. Вроде бы, исторический памятник, но только где об этом написано? В результате пустующее помещение приспособили под ресторан.

Это такое качество управления. За семь лет, наверное, можно было провести инвентаризацию, определиться с правилами регистрации, арендаторами и собственниками, навести какой-то порядок, хоть отдаленно напоминающий государство.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG