Accessibility links

Есть ли у Абхазии резервы?


Есть мнение, что Абхазия должна отказаться от получения российской финансовой помощи, научиться зарабатывать самостоятельно и жить на собственные средства

Есть мнение, что Абхазия должна отказаться от получения российской финансовой помощи, научиться зарабатывать самостоятельно и жить на собственные средства

В настоящее время годовой бюджет Абхазии исчисляется суммой в 3 миллиарда 200 миллионов рублей, и актуальным является вопрос, как увеличить доходы бюджета? Депутат парламента Беслан Цвинария, член комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам считает, что бюджет можно увеличить в разы, если использовать сильные стороны и конкурентные преимущества, которыми мы обладаем, и навести порядок в системе государственного управления.

По мнению депутата, Абхазия должна отказаться от получения российской финансовой помощи, научиться зарабатывать самостоятельно и жить на собственные средства. Получение помощи не стимулирует развитие страны, а превращает ее в потребителя. Отказ от российской финансовой помощи даст руководству страны моральное право пересмотреть договоры о российских военных базах, которые сегодня существуют на безвозмездной основе. Уже одно это может существенно увеличить бюджет.

Есть еще один резерв для увеличения бюджета – это географическое положение Абхазии и возможность включения в процесс транспортировки грузов между Россией и Турцией. Сегодня грузы направляются через Грузию и Азербайджан. В грузопотоке участвуют батумский и потийский морские порты. Между тем отношения России и Абхазии намного теснее и наши страны гораздо ближе друг другу во многих отношениях, поэтому возникает вопрос: «Почему мы не участвуем в этом товарообороте?»

Беслан Цвинария уточняет:

«Были интересные предложения по строительству грузового порта. Я думаю, его с повестки дня снимать нельзя. Особенно я укрепился в этой мысли, когда услышал, что Грузия в Анаклии собирается строить грузовой морской порт. Это будет прямо у нас под носом. Тогда нам вообще можно будет закрыть этот вопрос надолго, поэтому надо сегодня пользоваться моментом и этот вопрос будировать. Я думаю, что в этом будут заинтересованы не только Россия и Турция, но и Ирак, Казахстан, возможно, Китай. Думаю, это вписалось бы очень гармонично в евразийский вектор развития».

Мы очень слабо используем туристические и рекреационные возможности нашего побережья, считает он. От Гульрипшского района в сторону грузино-абхазской границы оно ничем не хуже западного, но туристов там практически нет. Для решения проблем восточного региона необходимо привлекать инвесторов, но сегодня нельзя сказать, что в стране создан благоприятный для инвесторов климат.

«Весь мир сегодня в поисках инвесторов и создания условий, благоприятных для их привлечения. Сейчас ведется работа по кадастру, по ее завершении надо будет определенные территории в определенных границах обозначить для развития туристического бизнеса и потом задуматься над тем, что нам предложить мировым инвесторам, чтобы им было интересно сюда прийти и здесь работать. К сожалению, многие политики рассматривают только российского инвестора. Я, например, считаю, что условия должны быть одинаковые и для российского инвестора, и для французского, и для американского, и для китайского инвестора, чтобы любому было интересно сюда прийти», – говорит Беслан Цвинария.

Закон об инвестиционной деятельности был принят, но инвестиционный климат не изменил. «Что смогли, то и приняли!» – так его прокомментировал Цвинария. К закону надо вернуться и продумать преференции, привлекательные для инвесторов. Он уверен, что в Абхазии часто ставят знак равенства между инвестором и тем, кто хочет купить недвижимость или получить участок земли. Он привел в пример гостиницу «Абхазия» в центре Сухума, которая была приватизирована больше десяти лет тому назад, но до сих пор не функционирует. Реальному инвестору надо отдавать объекты за условный рубль, но при этом требовать, чтобы он отстроил, наладил работу и создал рабочие места. Если инвестор в определенный срок не решил эти задачи, его надо лишить прав на объект.

Еще одна возможность пополнить бюджет – наладить контроль за хозяйствующими субъектами. Давно пора менять советскую систему бухгалтерского учета, которой мы пользуемся. Она не позволяет власти контролировать экономическую ситуацию в стране и дает простор теневому бизнесу.

«Нам надо реформировать первичный учет. Перевезли товар через границу, он должен быть там зафиксирован, и информация должна уйти в налоговую службу, в банковскую сферу. Дальнейшее прохождение этого товара не должно закончиться тупиком непонятно где. Товар продан, за него должны быть получены налоги. Реформировать необходимо бухгалтерский учет. Это повлечет за собой реформирование налогового и статистического учета. Это одна сторона. Другая сторона, мне кажется, должны работать механизмы стимулирования для структур, которые занимаются пополнением дохода. Это таможенные органы и налоговые службы», – считает Беслан Цвинария.

Сделать работу фискальных органов более эффективной поможет материальное стимулирование. Беслан Цвинария сомневается в том, что инспектор, получающий зарплату в семь тысяч рублей, будет добросовестно собирать налоги. Существенно поднять заработную плату позволит определенный процент от тех сумм, которые они выявляют и возвращают в бюджет. А высокая заработная плата создаст основу для строгого контроля за действиями таможенников и налоговиков.

И, пожалуй, самая важная возможность ­– поддержка отечественного производителя. Последние 20 лет крестьяне не получали реальной поддержки от государства и утратили предпринимательскую жилку. Они не заинтересованы в производстве сельскохозяйственной продукции. Надо предпринимать срочные меры для стимулирования труда в аграрной сфере.

Беслан Цвинария поясняет:

«Помидоры, огурцы, картофель… можно все это здесь выращивать. Есть же теплицы достаточно качественные. Могут ли крестьяне обеспечить сегодня всю Абхазию? Я думаю, да, если они будут уверены в том, что их продукция получит сбыт. Вот, например, Джемал Эшба вырастил картофель. Он свой картофель продать в Абхазии сумел только на 25-30%. А все остальное вывез в Россию и продал там. И это с учетом того, что у нас есть Министерство обороны, например, которое потребляет эту картошку. Значит, нам надо на уровне госзаказа хотя бы какие-то механизмы задействовать».

Одним словом, возможности у нас есть. Но возникают вопросы: сможем ли мы их использовать? Есть ли у руководства страны политическая воля для столь серьезных преобразований и есть ли у нас человеческий и профессиональный ресурс для решения задач, от которых зависит, без преувеличения, будущее страны?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG