Accessibility links

Наталия Вацадзе: «Это и наша вина в каком-то смысле»


Активист группы «Поможем пострадавшим» Наталия Вацадзе

Активист группы «Поможем пострадавшим» Наталия Вацадзе

В ночь на 14 июня, когда в Тбилиси произошло стихийное бедствие, наряду со спасателями на улицы столицы Грузии на помощь бедствующим гражданам вышли несколько тысяч активистов и добровольцев. С помощью соцсетей их действия были максимально скоординированы: по сбору гуманитарной помощи пострадавшим, в ликвидации последствий паводка. Мы побеседовали с одной из активистов группы «Поможем пострадавшим» Наталией Вацадзе.

Мзия Паресишвили: Расскажите, пожалуйста, вкратце, чем вы конкретно занимались в эти дни.

Наталия Вацадзе: Когда ночью случился этот факт, с утра мы начали с помощью Facebook собирать группу, в которую вошли друзья, активисты и другие люди, которые начали помогать людям и животным, потерпевшим бедствие. Мы начали собирать еду для собачьего приюта, одежду для людей. Все это происходило в Пушкинском сквере, в центре Тбилиси. Мы распространяли информацию через Facebook, обзванивали друзей, и кто что мог, приносил туда. Мы помогали активистам, которые расчищали территорию, тем, что носили им воду, еду, как-то поддерживали их, потому что не все могут физически участвовать в этом, и они делали то, что могли.

Мзия Паресишвили: Одна из таких страниц в Facebook была заблокирована. Есть ли у вас какая-то информация по этому поводу? Как вы можете это объяснить?

Наталия Вацадзе: Вчера по телевидению объявили о том, что им больше не нужны были добровольцы, и вдруг оказалось, что несколько сайтов, которые помогали этим добровольцам, были заблокированы (к счастью, не наш сайт), но к вечеру ситуация немного изменилась. Я не могу сказать, что было этому виной, может быть, то, что люди очень активно использовали эту страницу, а, может, были какие-то другие проблемы.

Мзия Паресишвили: Что сейчас наиболее остро стоит перед обществом? Над чем работают активисты?

Наталия Вацадзе: Сейчас просто надо помочь людям, которые остались без жилья. Уже начали перечислять какие-то деньги, как-то им помогать. Я думаю, что в скором времени им будут предоставлены квартиры. Я не знаю, что это будет, но над этим работают. Мы вчера были на территории, которую на три месяца предоставили собачьему приюту, потому что на старом месте его больше не существует. Из пятисот собак осталось примерно сто, у них не было операционного стола и мы начали распространять эту информацию и собирать деньги не только в Грузии, но и отослали письма нашим друзьям за границей, которые тоже начали перечислять средства.

Мзия Паресишвили: Расскажите о ваших ощущениях, оценках, была ли скоординированная работа, шли ли местные власти вам навстречу? Сейчас слышно очень много хвалебных слов в адрес добровольцев и активистов, хотя была и критика...

Наталия Вацадзе: Я думаю, что правительство, конечно, не было готово, потому что до того, как все это случилось, неделю тому назад, такой же факт произошел в собачьем приюте – вода залила там все, примерно 30 собак погибло. Власти должны были понять, что что-то происходит и отреагировать на это. Я думаю, что была паника, и у людей не оставалось ничего другого, как активно во все это включиться. По моему мнению, этот активизм помог и директору зоопарка, которого очень сильно притесняли. Он не был виноват, и если бы не этот активизм людей, то он, наверное, сегодня сидел бы в тюрьме.

Мзия Паресишвили: Конечно, была беспрецедентная акция – тогда в ночь вышло очень много людей, сторонников, активистов в защиту директора зоопарка. Довольны ли вы тем, что сейчас происходит именно в отношении гражданской поддержки, или хотели бы еще чего-то?

Наталия Вацадзе: Конечно, я хотела бы большего, но последний год показал, что небольшие группы гражданского общества, которые раньше существовали по отдельности, начали вести очень активную деятельность. Но этот последний момент доказал, что эти маленький группировки соединились как-то воедино, еще к нам присоединились студенты, и это очень большая сила. Конечно, хочется, чтобы это не было временным явлением, а чтобы продолжалось, потому что людей, которым нужна помощь, очень много вокруг, и это произошло не только вчера или позавчера, потому что на самом деле на Московском проспекте уже второй год живут люди, у которых нет жилья. Они живут в палатках – и зимой, и летом, и это просто невыносимо. В городе невыносимо дышать, потому что они (власти) вырубают деревья, уничтожают скверы и начинают какое-то строительство высотных домов. Наверное, нужна очень большая солидарность, чтобы наш город и вообще наша страна остались такими, какими бы мы хотели их видеть. Мне бы хотелось, чтобы Тбилиси, может быть, не стал лучше, но остался бы таким, какой он есть.

Мзия Паресишвили: Какова ваша основная профессиональная деятельность?

Наталия Вацадзе: Я художник.

Мзия Паресишвили: И каково в Тбилиси жить художнику?

Наталия Вацадзе: По-моему, как и в любом городе. Художнику всегда трудно, потому что все спрашивают: «Где ты работаешь?», а художник работает как художник.

Мзия Паресишвили: Ната, тяжело быть активистом?

Наталия Вацадзе: Я связана с активизмом не только последнего периода, а вообще с активизмом, касающимся очень многих проектов, которые были в Грузии. Например, когда взорвали самый старый рудник в Грузии – Сакдриси, я участвовала в протесте против этого. Все активисты Грузии – «зеленые», группы, которые выступают за охрану животных, культурных памятников или тому подобное, – всегда боролись за то, чтобы не было того, что случилось сегодня. Конечно, все связано с экономической ситуацией в Грузии, потому что люди на самом деле не присоединяются к нам не из-за того, что не хотят быть вместе с нами, а потому что нет возможности, ввиду того, что им надо работать. Некоторые просто не могут присоединиться – не то, что не хотят или не считают, что в городе должны быть скверы, нормальная архитектура, которая всем нравится, чтобы делом занимались профессионалы, строили мосты, дороги, потому что непрофессионализм заканчивается тем, что у нас произошло 13 июня.

Мзия Паресишвили: Как власти себя ведут, как они реагируют на ваш активизм? Чему может научить 13 июня?

Наталия Вацадзе: Я думаю, что, может быть, мы ничего не смогли изменить с Сакдриси, но мы изменили то, что (и это было очень важно) памятник культуры стал политической темой, от которой они (власти) больше не избавятся, не очистятся.

Мзия Паресишвили: А в случае 13 июня?

Наталия Вацадзе: Я думаю, с какой-то стороны они поймут, что надо работать с профессионалами, что надо слушать этих профессионалов, потому что тот же новый проект – «Панорама Тбилиси» – нельзя осуществлять, как и тот проект, который был связан с этой дорогой, речкой Вере. Если они (власти) не будут слушать профессионалов, то произойдет то же самое, и перебрасывать всю вину на одного человека неправильно. Я думаю, они поняли, что в этом случае виноват не только один человек, который был инициатором постройки этой дороги, но и они сами, потому что вовремя не отреагировали на то, что происходило там неделю назад, не отреагировали вовремя на то, что в Цхнети случился оползень и оттуда им звонили по этому поводу. На самом деле сила в людях. Во-первых, мы должны понять, что это правительство на нас работает, а мы должны работать на то, что окружает нас. Очень многие наши иностранные друзья, например, из Риги, Германии, Украины, нам писали, когда все это произошло, и спрашивали, на самом ли деле виноват Михаил Саакашвили, который построил эту дорогу. Я писала им, что это, конечно, не вина одного человека, а вообще-то наша вина, потому что, может быть, мы и тогда как-то вовремя не отреагировали на это строительство, не начали забастовку, не дали реакции, которая нужна была тогда. Я думаю, что это и наша вина в каком-то смысле.

Мзия Паресишвили: Вы сами сейчас вспомнили про третьего президента Михаила Саакашвили. Вы можете сейчас сравнить отношение прежних и действующих властей именно к общественному мнению?

Наталия Вацадзе: Новое правительство у нас уже три года. Когда пришел Михаил Саакашвили, за три года он сделал очень многое – может, очень много плохого или хорошего, но хотя бы они не говорили о том, что было до их прихода к власти. Если было что-то плохое до Михаила Саакашвили, они старались менять, а изменения могут быть плохими или хорошими, но когда есть движение – это уже хорошо. Когда пришло нынешнее правительство, мы ожидали, что действительно реально что-то изменится в лучшую сторону, но оказалось, что за эти три года мы слышим только о том, что если что-то портится, если что-то не так и нехорошо, то это все сделано Михаилом Саакашвили, а мы хотим просто видеть реальные изменения, чего пока нет.

Мзия Паресишвили: Вы в свое время голосовали за «Грузинскую мечту». Правильно я понимаю?

Наталия Вацадзе: Да, вы правильно понимаете. Но, несмотря на то, что я голосовала, я протестовала против Сакдриси, они взяли и уничтожили самый старый золотоносный рудник в Грузии, и это для меня уже очень большой минус.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG