Accessibility links

В замкнутом круге


При весьма комфортных условиях ожидаемого роста производства нет. Крупные российские компании интереса к Южной Осетии не проявляют, а местные закупка и переработка отсутствуют. Возникает замкнутый круг

При весьма комфортных условиях ожидаемого роста производства нет. Крупные российские компании интереса к Южной Осетии не проявляют, а местные закупка и переработка отсутствуют. Возникает замкнутый круг

Югоосетинские аграрии объявили о завершении весенних полевых работ. Согласно официальным данным, обработано приблизительно 15% угодий, которые использовались в советские годы. Не добавляет оптимизма и динамика восстановления сельского хозяйства за последние семь лет. И это несмотря на регулярно поступающую на развитие отрасли финансовую помощь из России.

Судя по отчету Министерства сельского хозяйства, прошлой осенью и весной этого года в Южной Осетии было обработано около двух с половиной тысяч гектаров пашни. Югоосетинский экономист Геннадий Кокоев сравнивает эти данные с последними статистическими показателями советского периода:

«По состоянию на 1989 год было семьдесят тысяч гектаров пашни и около восьмидесяти тысяч гектаров пастбищ и сенокосов. Поголовье крупного рогатого скота составляло порядка семидесяти тысяч голов, овец – около ста двадцати тысяч».

По мнению Геннадия Кокоева, у столь плачевного состояния дел в сельском хозяйстве сегодня, в сравнении с советским временем, есть свои причины. Война практически смела с лица земли местное сельхозпроизводство:

«За время конфликта 117 деревень было разрушено, многие из них так и не восстановились. Было угнано основное стадо, мелкий скот был полностью выведен в Грузию, были разрушены десятки ферм и перерабатывающих производств. Сельхозугодия не обрабатывались, потому что села опустели. Пашня покрылась кустарником, а в некоторых местах даже превратилась в лесные массивы. Когда мы говорим о трудностях становления экономики, помимо субъективных факторов, которые, конечно же, присутствуют, есть, безусловно, и объективный причины».

Сегодня, по приблизительным оценкам Геннадия Кокоева, в подсобных хозяйствах содержатся около 17 тысяч голов крупного рогатого скота. Сколько гектаров пашни пригодно для обработки, по словам экономиста, толком никто не знает. Как неизвестен и реальный объем продовольственного рынка республики. Геннадий Кокоев, еще будучи депутатом парламента, пытался выяснить на таможне объем экспорта и импорта продовольствия, но предоставить точные данные ему не смогли. В оценках продовольственного рынка республики у местных экспертов большой разброс – от оптимистических трех миллиардов рублей в год, до скромной оценки в 600 миллионов. Геннадий Кокоев считает наиболее реалистичной цифру в полтора миллиарда рублей. При этом более девяноста процентов этого объема импортируется из России.

Однако было бы несправедливым сказать, что в республике ничего не делается, чтобы исправить существующее положение дел. Любой фермер без особых проблем может взять в аренду землю, несложно получить льготный кредит. Тем, у кого нет техники, местный ГУП вспашет гектар земли за 1200 рублей. Но при этих весьма комфортных по сравнению с Северным Кавказом условиях ожидаемого роста производства нет. Одна из причин, по мнению Геннадия Кокоева, – отсутствие логистики. Крупные российские компании интереса к Южной Осетии не проявляют, а местные закупка и переработка отсутствуют. Возникает замкнутый круг. Возродить село не получится, пока у вчерашних селян не появится внятной перспективы, возможности зарабатывать там больше, чем в городе. Переработку строить нет смысла, пока не появится продукция, а продукцию производить нет смысла до тех пор, пока не появится рынок сбыта. Решать одно без другого не получится, считает Геннадий Кокоев, со всеми проблемами придется разбираться в комплексе, в рамках единой государственной программы. А ее пока нет.

По мнению руководителя общественного движения «Твой выбор – Осетия», и без всяких программ раньше люди ездили продавать яблоки на север, пока не появились проблемы с пересечением российской границы. Кому-то слишком много пришлось отдать за растаможку, у кого-то и вовсе сгнил товар, пока он перебирался на север. Так приказала долго жить целая отрасль, говорит Алан Джусоев:

«Нужны простые прозрачные правила пересечения границы обычными фермерами.

– А сейчас перевести товар через границу все так же тяжко?

– Непросто. По-прежнему много бюрократии – нужны какие-то бумаги, справки…

– Обещанного смягчения таможенного режима не произошло?

– Пока ничего не сделали. Новый договор ратифицировали только три дня назад. По новому договору, таможню вообще должны убрать.

– Если уберут, в этом году есть, кому яблоки везти?

– Не в таком количестве, как раньше, но думаю, что повезут».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG