Accessibility links

Обвинение просит по 11 лет строгого режима


Председательствующая на суде Мадина Логуа объявила, что следующее заседание по делу сотрудников Пицундского отдела милиции состоится 7 июля. На нем, очевидно, и будет объявлен приговор

Председательствующая на суде Мадина Логуа объявила, что следующее заседание по делу сотрудников Пицундского отдела милиции состоится 7 июля. На нем, очевидно, и будет объявлен приговор

Судебный процесс по делу о вымогательстве и получении взятки, в котором обвиняется группа сотрудников Пицундского отдела милиции, вышел, как говорится, на финишную прямую.

Он проходит в Верховном суде Абхазии вот уже пять месяцев. И проходит нервно. Я уже рассказывал в репортаже на «Эхо Кавказа» о том, как на заседании суда 26 марта сразу трое адвокатов, которые защищают обвиняемых, – Омар Берулава, Тариэл Парулуа и Марина Тания – заявили отвод председательствующему на суде Мадине Логуа после того, как она отвела один из вопросов Берулава во время допроса свидетеля как не имеющий отношения к сути дела. Отвод был отклонен, но адвокат Берулава, заявлявший, что в случае отклонения сложит с себя функции защитника, все же остался. Некоторые свидетели так и не явились в суд.

Суд отказал в ведении съемок процесса Абхазскому телевидению, мотивировав это тем, что телерепортажи могут способствовать оказанию давления на свидетелей. Два предыдущих заседания, последние в ходе судебного следствия, были посвящены долгому, с продолжительными совещаниями судебной коллегии, обсуждению того, удовлетворить или нет ходатайство защиты обвиняемых о просмотре видеозаписи, выложенной в свое время, еще прошлой осенью, в интернете – задержания их подзащитных. Ходатайство было мотивировано тем, что, по утверждению адвокатов, эта полная запись создает иное впечатление о происходившем, чем та ее часть, которая была представлена на суде следствием и гособвинением. В конце концов суд отказал в этом ходатайстве.

Но вот, наконец, настал день прений сторон. Первой было предоставлено слово представителю гособвинения Кристине Ашуба. В своем подробном, более чем 40-минутном выступлении она изложила следующее. Подсудимые, работавшие оперативными уполномоченными отдела милиции города Пицунда – Леван Хеция, Валерий Гудин, и старшим участковым уполномоченным того же отдела – Мурад Аристава, были обвинены в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки, сопряженном с вымогательством, у Андрея Ермолаева, директора мебельного цеха, расположенного в городе Пицунда.

28 сентября прошлого года группа сотрудников Пицундского ОМ в отсутствие понятых произвела осмотр помещения мебельного цеха, по результатам которого А. Ермолаеву был предъявлен сверток с наркотическим веществом «марихуана». Затем якобы в целях укрытия данного факта сотрудники милиции стали вымогать у последнего полмиллиона рублей. Факт получения денег со стороны Л. Хеция и других был документирован и зафиксирован Службой государственной безопасности Республики Абхазия. (Кстати, в марте сего года в Верховном суде под председательством судьи Ады Касландзия началось рассмотрение дела по обвинению в причастности к этому преступлению задержанного позднее оперуполномоченного того же отдела Вадима Нозадзе.) Допрошенный в ходе судебного следствия в качестве потерпевшего Андрей Ермолаев подтвердил показания, данные им на предварительном следствии. А именно: что обвиняемые Нозадзе, Аристава и Гудин доставили его в отдел милиции, а затем в производственный цех, где он работает. Там они подбросили какое-то вещество, которое, с их слов, является марихуаной. Ермолаев показал также, что Хеция после доставления его в милицию предложил «уладить» дело. Кристина Ашуба сказала:

«Через некоторое время Хеция вернулся в кабинет и сообщил, что для решения этого вопроса надо пятьсот тысяч рублей, и спросил, сколько ему необходимо времени, чтобы собрать данную сумму. Он ответил, что не менее двух недель, после чего его отпустили. После этого Леван практически каждый день звонил на его телефон, приезжал к нему на работу и интересовался, когда будет обещанная сумма, так как из центрального аппарата давят на него. 21 октября 2014 года он обратился в Службу государственной безопасности. Была собрана денежная сумма в размере 160 тысяч рублей для последующей передачи. Затем оперативные сотрудники объяснили ему правила проведения данного мероприятия».

Кристина Ашуба, поддержав обвинительное заключение, высказала убеждение, что в ходе судебного следствия вина подсудимых была полностью доказана. К отягчающим вину обстоятельствам она, в частности, отнесла то, что подсудимые не признали ее и не раскаялись. К смягчающим – наличие у Аристава малолетних детей. (Адвокат Гудина позже сказал, что у того тоже малолетний ребенок.) В заключение она попросила суд признать всех троих подсудимых виновными и назначить им наказание по совокупности инкриминируемых преступлений для Хеция и Аристава по 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, а Гудину – 9 лет.

После перерыва выступили четыре адвоката подсудимых, которые попросили суд оправдать их и освободить в зале суда. По их мнению, обвинение не представило доказательств их вины, все строится на показаниях самого Ермолаева, его жены и матери, которые являются заинтересованными лицами и говорят о происходившем с его слов. Кроме того, следствие велось с грубыми нарушениями законодательства и ошибками, а гособвинение не обратило на них внимание и повторило в суде. Подсудимых обвиняют по статьям и о злоупотреблении служебным положением, и в вымогательстве и получении взятки, но вторая статья уже включает в себя злоупотребление… Адвокаты считают, что обвиняемые не взяли деньги, а после того, как вышли с Ермолаевым из его кабинета и оперативники уложили их на пол цеха, пачка с деньгами в полиэтиленовом пакете была вложена в карман Аристава, причем, как видно на видеограмме, так «неубедительно», что торчала из него. Адвокат Аристава Омар Берулава, в частности, сказал:

«28 сентября, согласно показаниям работников Пицундского отделения милиции, Ермолаев не был в отделение доставлен. Наоборот, они опровергают это показание Ермолаева. Значит, все они лжесвидетели, преступники? Они должны были четко сказать: да, мы видели его, не могли не видеть, потому что мимо дежурных не пройти, особенно в воскресный день, невозможно. 4-5 сотрудников опровергли это. Раз! Далее. Где этот протокол, который они (подсудимые) якобы составили? Он должен был находиться у них. Их задержали очень оперативно, скрутили. Пошли они в их кабинет, обыскали кабинет? В кабинете должен быть? Дома должен быть? На руках у них? Установили? Не установили. Установили изъятие наркотиков? Не установили. Одни слова Ермолаева».

После этого Кристина Ашуба выступила с репликой, которую начала с того, что считает: то, что совершили подсудимые, – это стыдно, очень нехорошо. Какой пример они подают растущему поколению? А если они будут оправданы, то вернутся на прежнее место работы и с большей уверенностью в своей безнаказанности возьмутся за старое…

Омар Берулава возразил ей, что «мы не в церкви», а в суде и здесь надо оперировать не рассуждениями о морали, а доказательствами вины. Эти доказательства, считает он, не были представлены, а для вынесения обвинительного приговора недостаточно «внутреннего убеждения».

Председательствующая на суде Мадина Логуа объявила, что следующее заседание состоится 7 июля. На нем, очевидно, и будет объявлен приговор.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG